Мера по блокировке активов — это абсолютно логичное мероприятие.

Наиболее распространенная схема вывода имущества сегодня связана с преднамеренным банкротством. Как выглядит эта схема на кейсах?

На самом деле все примитивно и элементарно: сегодня ни одна выездная налоговая проверка не придет, пока налогоплательщика не попытаются побудить. Для этого налоговые органы используют инструменты: сначала идет предпроверка — запрос документов, вызов свидетелей. После того когда инспекция набирает фактуру, она вызывает налогоплательщика и предлагает ему добровольно уточнить обязательства, при этом она четко показывает на «грехи» и на ту фактуру, которая есть.
Те налогоплательщики, которые невменяемые, т.е. уклоняются от этого, ждут начала проверки. Как только начинается проверка, большинство начинают сливать активы, переводить бизнес на других лиц и т.д.

Средний итог выездной проверки в 2021 году составил более 50 млн рублей за одну проверку в среднем.

Таким образом, если мы говорим про малый и средний бизнес, то к концу проверки у бизнеса ничего нет и оплатить такую сумму он не в состоянии, как следствие, он попадает в процедуру банкротства, после чего приходит арбитражный управляющий, видит сделки по выводу активов, которые в соответствии с законом «О несостоятельности (банкротстве)» у нас оспариваются, и начинает все это дело оспаривать, из-за чего у нас могут пострадать другие добросовестные приобретатели данного имущества. Поэтому данная мера на самом деле очень даже логична и вписывается в общую концепцию.

Самый яркий пример — это сеть московских ресторанов «Тарас Бульба», где по итогам налоговой проверки были сделаны большие доначисления и бизнес был переведен на юридические лица, а структуры, которые были подверглись выездной налоговой проверке, остались «голые» и не смогли выполнить свои обязательства перед бюджетом.
Как правило, если начинается выездная налоговая проверка, у нас народ видит и оценивает многомиллионные доначисления и после этого обычно начинается подготовка к процедуре банкротства бизнеса. Начинается она с нелогичного перевода активов, продажи и т.д.

Борис Титов, уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей, обращает внимание, что крупные компании, заплатившие не менее 2 млрд руб. налогов за последние три года, выведены из-под новых полномочий ФНС, а мера касается только малого и среднего бизнеса. Он предлагает закрепить права назначать предпроверочный арест имущества за прокурором. Как вы оцениваете его предложения?

Если мы говорим о санкциях прокурора, можно сделать санкции прокурора, можно сделать какую угодно процедуру, но здесь вопрос один: сегодня у нас полностью в законодательстве на допроверочной стадии все эффективные налоговые споры проводятся на стадии допроверки, а вот механизм, инструментарий взаимосогласительной процедуры у нас отсутствует. Если бы у нас был бы прописан в законодательстве механизм взаимосогласительной процедуры, при условии что налоговый орган и налогоплательщик не пришли ни к какому консенсусу и налоговый орган начинает проверку, тогда мера по блокировке активов будет абсолютно логичным мероприятием.

Как защититься добросовестным налогоплательщикам в случае, если в отношении их имущества был наложен арест и они фактически не могут в полном объеме использовать имущество для осуществления предпринимательской деятельности?

У налоговых органов достаточно инструментария
для того, чтобы провести проверку непосредственно за два месяца

В части сроков проверки — 89-я статья Налогового кодекса. У нас изначально выездная проверка длится два месяца. По решению вышестоящего налогового органа она может быть продлена еще на два месяца, в исключительных случаях — еще на два месяца, вышестоящим налоговым органом. По сути своей примерно до 2005–2008 годов все выездные проверки укладывались в два месяца. Сейчас, в связи с тем что у нас поменялись требования к формированию доказательной базы, конечно, этот срок больше. Но я не вижу проблемы сегодня: у налоговых органов достаточно инструментария, для того чтобы провести проверку непосредственно за два месяца. Можно укладываться в такие сроки. Как человек сам занимающийся выездными проверками, я считаю, что можно уложиться. И можно найти компромисс, то есть если проверка будет идти четко два месяца, без приостановок, в этом случае у нас будет все прекрасно.

Какие налогово-правовые инструменты защиты есть у налогоплательщика, если вышестоящий налоговый орган, например, затягивает сроки вынесения решения по апелляционной жалобе?

В Налоговом кодексе РФ есть нормы, которые защищают налогоплательщика, например, при намеренном затягивании вышестоящим налоговым органом сроков рассмотрения апелляционной жалобы налогоплательщика на решение, вынесенное по результатам выездной проверки. Так, налогоплательщик может обратиться в суд, не дожидаясь итогов обжалования, в течение трех месяцев после того, как истек срок для вынесения налоговым органом решения по апелляционной жалобе. Об этом нам говорит Налоговый кодекс РФ, а также сложившаяся с 2007 года практика его применения.

Действительно, сегодня практика складывается таким образом, что после окончания выездной налоговой проверки у нас, во-первых, затягиваются сроки вручения акта (хотя, по Налоговому кодексу, он должен быть написан в течение 2 месяцев, но бывает и так, что проходит и полгода до вручения акта). Во-вторых, затягиваются сроки вынесения решения по апелляционной жалобе (формально в соответствии с Налоговым кодексом апелляционная жалоба должна быть рассмотрена в течение 1 месяца). Были внесены изменения в ст. 140 Налогового кодекса, и рассмотрение апелляционной жалобы теперь может быть приостановлено. Как складывается практика, права налогоплательщика до вступления в силу решения не нарушаются. Но появилась практика ВС РФ, в которой четко ограничены сроки. Например, с момента окончания проверки у нас считаются полностью процессуальные сроки (2 месяца на составление акта, 1 месяц на разногласия, 10 дней на их рассмотрение и вынесение решения и т.д.). После вступления решений в силу налогоплательщику выставляется требование по ст. 69 Налогового кодекса, которое нужно выполнить в течение 8 дней. Именно окончание восьмидневного периода считается реперной точкой для отсчета 2 лет. И если за этот срок решение не вступило в силу, тогда сроки на взыскание считаются пропущенными.

Самое эффективное – подать жалобу в ФНС, а не в суд.
Процент дел, выигранных налоговиками в суде, – более 90%, тогда как удовлетворение жалоб в разы выше.

Смысла идти в суд, не дожидаясь итогового обжалования, нет. Сегодня если немного переносятся сроки вынесения решения по апелляционной жалобе, они, как правило, четко обоснованы.
В случае если мы спорим с налоговым органом, самое эффективное – по итогам вынесенного решения подать жалобу в ФНС, а не в суд. Пользы будет больше. Процент выигранных дел в суде налоговиками более 90%, тогда как удовлетворение жалоб в разы выше. Логичнее не ходить в суд, а ждать решения и после этого писать жалобу в центральный аппарат ФНС.

Ранее налоговая служба сообщала, что от списания долгов при банкротстве экономика потеряла более 12 трлн руб. за последние пять лет. В 2021 году убыток оценивается в 4 трлн руб., причем должникам было списано 98% долга. То есть ситуация от года к году ухудшается? Как новый законопроект сможет изменить ситуацию? Насколько?

Новый законопроект позволит прежде всего ввести новую процедуру реструктуризации долгов и финансового оздоровления предприятий

Новый законопроект позволит прежде всего ввести новую процедуру реструктуризации долгов и финансового оздоровления предприятий. Да, не секрет, что этим воспользуется и выживет максимум 10% тех предприятий, в отношении которых будет введена данная процедура, но это уже будет являться огромным прорывом. И мы видим прекрасно, что многочисленные поправки в закон о банкротстве, а это рекордсмен среди законов по количеству поправок, не дали должного эффекта и не смогли каким-то образом стабилизировать ситуацию. Именно поэтому исправить ситуацию должен новый закон!

Над материалом работали:

Дмитрий Ряховский
руководитель департамента налогов и налогового администрирования Финансовый университет при Правительстве РФ
Анна Львова
главный редактор Портал PROбанкротство