Взыскание по обязательствам гражданина-должника рассматривается применительно к имуществу, размер которого превышает установленный минимум.

Показано, что как при добровольной, так и при принудительной некредиторской трансформации неденежного актива, эластичность иммунитета обеспечивает резервирование денежных средств для последующего приобретения заменяющего актива.

Гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (согласно ст. 24 Гражданского кодекса РФ), за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.

Перечень имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается гражданским процессуальным законодательством. Несмотря на упоминание в названии статьи термина «ответственность», ее содержание не связано с правилами, касающимися гражданско-правовой ответственности, в том числе с положениями главы 25 ГК РФ «Ответственность за нарушение обязательств». В этом смысле применяемая практика словоупотребления искажает правильное восприятие сферы регулируемых отношений. В обсуждаемой норме не установлены основания для привлечения гражданина к ответственности, но определены последствия подтверждения претензий к подобному должнику в юрисдикционном порядке. Самое любопытное, что такие претензии могут быть направлены лишь на возврат денежного долга (например, суммы займа, цены товара и т.д.), то есть ни в коей мере не сопряжены с применением санкций за нарушение обязательств.

Если общее правило, закрепленное в ст. 24 ГК РФ, именуют принципом полной имущественной ответственности гражданина, то с учетом исключений в виде исполнительских иммунитетов – его посильной ответственностью. В римском праве соответствующий институт именовали beneficium competentiae. Как отмечал В.В. Ефимов: «Beneficium competentiae, по “Дигестам” Юстиниана, есть льгота, обеспечивающая некоторым лицам неприкосновенность личности и необходимых средств существования в процессе востребования долгов их». По сути, обсуждаемый механизм был призван регулировать пределы вторжения кредиторов в имущественную сферу гражданина-должника.

Обсуждаемый механизм был призван регулировать пределы вторжения кредиторов в имущественную сферу гражданина-должника

В имущественной сфере гражданина совокупное действие иммунитетов формирует своеобразный обособленный пул активов, который в противовес понятию «конкурсная масса» мы предлагаем условно именовать «неприкосновенная масса» (или «масса неприкосновенного минимума»). Можно выделить два подхода к осмыслению основ ее образования.

1

1. Если исходить из строгой привязки неприкосновенности к конкретному активу (вещи, имущественному праву и т.д.), то его выбытие из имущественной сферы гражданина влечет за собой автоматическое прекращение иммунитета (твердый иммунитет). Такое толкование предполагает, что неприкосновенный минимум не восполняется; встречное предоставление за него, по-видимому, должно попадать в конкурсную массу (то есть массу, доступную кредиторам).

2

2. Альтернативный подход предполагает, что эффект неприкосновенности распространяется не только на определенный актив (вещь, имущественное право и т.д.), но и на его эквивалент, который поступает в имущественную сферу должника (эластичный иммунитет). Соответственно, внутренние изменения состава неприкосновенной массы должны происходить без умаления социально ориентированных гарантий должника-гражданина и членов его семьи. Переток ресурсов из неприкосновенной массы в конкурсную массу возможен лишь в части, превышающей необходимый минимум (например, в отношении дорогостоящего жилья).

В основе разграничения вышеописанных масс лежит принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования гражданина-должника и членов его семьи (п. 4 ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве», далее – принцип неприкосновенности минимума). В этом смысле просматривается некоторое сходство исполнительского иммунитета с залоговыми отношениями. Что же у них общего?

Как для режима залогового имущества, так и для режима неприкосновенного имущества характерна обособленность от иной имущественной массы должника. Правда, если в первом случае подобная сепарация установлена в интересах обеспеченного кредитора, то во втором – в интересах должника и (или) членов его семьи. В этой связи становится актуальным применение концепции эластичности к исполнительскому иммунитету по аналогии . Соответствующую теорию убедительно отстаивает в своих многочисленных публикациях Р.С. Бевзенко. Вот что по этому поводу сказано в одной из его работ: «Смысл этого свойства залога может быть выражен такой формулой: в связи с тем, что залог – это право на ценность заложенного имущества, как бы ни изменялась внешняя форма, в которой существовала ценность, залог сохраняется до тех пор, пока будет существовать фактически или юридический заменитель этой ценности». Если экстраполировать эту идею на иммунитет, то неприкосновенностью будет пользоваться как исходный, так и заменяющий его актив. Оправдана ли такая логика? Попробуем разобраться.

Эластичность иммунитета при трансформации неденежных активов

Первые предпосылки для применения концепции эластичности иммунитета можно найти в том, что есть возможность замены имущества, пользующегося неприкосновенностью, на более дешевый аналог. Так, в абз. 2 п. 60 постановления Пленума Верховного Суда (ВС) РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – постановление Пленума ВС РФ № 50) указано: «Вопрос об отнесении определенного имущества должника-гражданина к предметам обычной домашней обстановки и обихода разрешается судебным приставом-исполнителем с учетом конкретных обстоятельств, касающихся назначения имущества, его цены, фактического использования, наличия или возможности замены на аналогичное имущество меньшей стоимости, а также местных обычаев». Таким образом, иммунитет может быть перенесен с исходного актива на заменяющий его аналог меньшей стоимости.

Собственно говоря, этой логике соответствуют попытки Конституционного Суда РФ (КС РФ) определить пределы действия имущественного иммунитета применительно к единственному жилому помещению (его частям) в том случае, когда по своим характеристикам соответствующий объект недвижимости явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности в жилище (постановление КС РФ от 14.05.2012 № 11-П). По идее в подобном случае неприкосновенность должна распространяться не на всю ценность имущества, а лишь на ее часть. В результате длительного бездействия законодателя КС РФ в очередной раз вынужден был заняться поиском оптимального баланса интересов кредитора и гражданина-должника. Теперь в постановлении КС РФ от 26.04.2021 № 15-П описана возможность приобретения замещающего жилья в ходе процедуры признания несостоятельности гражданина. Без какой-либо корректировки закона правоприменительная практика эволюционировала от бескомпромиссной неприкосновенности единственного жилья до полного преодоления исполнительского иммунитета.

Механизм замещения одного жилья другим сразу же получил дальнейшее развитие в судебной практике. Экономколлегия более детально описала модели его приобретения:

1

Первая модель: за счет кредитора. На него в порядке ст. 2 ГК РФ возлагается риск того, что выручка от продажи жилого помещения банкрота не покроет его расходы на приобретение замещающего жилья;

2

Вторая модель: за счет выручки от продажи имущества должника, имеющегося в наличии. Замещающее жилье приобретает непосредственно финансовый управляющий. При этом сделки купли-продажи должны содержать следующие специфические условия:

право собственности должника на имеющееся у него жилое помещение прекращается не ранее возникновения права собственности на замещающее жилье;

допускается возможность прекращения торгов по продаже излишнего жилья при падении цены ниже той, при которой не произойдет эффективное пополнение конкурсной массы (с учетом затрат на покупку замещающего жилья).

Обозначенный механизм также свидетельствует о стремлении вычленить ценность актива, которая пользуется неприкосновенностью; оставшаяся же часть должна быть направлена на удовлетворение интересов кредиторского сообщества. Подобные попытки высвободить дополнительные ресурсы за счет принудительной трансформации исходного актива в замещающий является одним из проявлений концепции эластичности иммунитета.

Еще более наглядно эффект эластичности описан в постановлении КС РФ от 03.02.2022 № 5-П с целью выделения неприкосновенного минимума в тех случаях, когда предметом реституционного требования является единственное жилье гражданина-должника: «До установления соответствующего законодательного регулирования при продаже с торгов в рамках процедуры банкротства жилого помещения после признания в соответствии с оспариваемыми положениями недействительной сделки купли-продажи этого жилого помещения, притом что оно является единственным пригодным для постоянного проживания гражданина (покупателя по недействительной сделке), денежные средства в размере уплаченной им по договору цены в конкурсную массу не поступают, но передаются гражданину, а остальная часть средств, если таковые выручены, подлежит включению в конкурсную массу; до получения указанной денежной суммы, а также в течение установленного судом разумного срока после ее получения гражданин сохраняет право пользования жилым помещением; об этом праве информируются участники торгов».

Как видим, иммунитетом пользуется вся сумма, уплаченная по сделке, направленной на приобретение жилья (даже если оно было понижено в очередности в порядке ст. 61.6 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [далее – закон о банкротстве]). С одной стороны, указанная величина представляет собой стоимостный эквивалент приобретенной гражданином жилой недвижимости. Именно поэтому такое реституционное требование должно быть наделено «сверхприоритетом». С другой стороны, если предметом приобретения была жилая недвижимость, соответствующая критериям роскошной, то за гражданином следует оставлять не все уплаченные им денежные средства, а лишь ту их часть, которая необходима для приобретения замещающего жилья; остаток подлежит перечислению в конкурсную массу.

В приведенных примерах трансформация происходила под принуждением: по инициативе гражданско-правового сообщества кредиторов (при отчуждении излишнего жилья с целью приобретения заменяющей жилой недвижимости) или отдельного кредитора (например, кредитора из реституционного требования о возврате единственного жилья).

Особый интерес вызывает эффект эластичности при обращении взыскания на выручку от добровольной продажи гражданином неприкосновенного актива

Эластичность иммунитета при трансформации денежных активов (источников дохода)

В ст. 101 закона «Об исполнительном производстве» установлены виды доходов, на которые не может быть обращено взыскание. Также в ст. 99 указанного закона установлен размер удержаний из заработной платы и иных доходов должника. В обоих случаях речь идет о так называемом иммунитете источников дохода. Правда, если в первом случае неприкосновенность распространяется на весь доход, то во втором – только на его часть. Отсюда вопрос: будут ли пользоваться иммунитетом неденежные активы, приобретаемые за счет указанных доходов? Например, на заработную плату должником было приобретено транспортное средство. Будет ли оно доступно для кредиторов? Представляется, что по общему правилу доступ кредиторов к нему не ограничен. Иное выглядит абсурдно, поскольку львиная доля конкурсной массы формируется за счет подобных доходов. Между тем из этого правила есть исключения, которые мы предлагаем рассмотреть.

В этой связи следует обратить внимание на цель предоставления денежных средств: предназначены они для приобретения какого-либо конкретного имущества или нет? С этой точки зрения можно отметить, что большинство указанных источников дохода не связаны с контролем за расходами должника. Если же цель выплаты была строго оговорена, то иммунитетом должен пользоваться не только исходный (деньги), но и производный актив (приобретаемое имущество).

Соответствующие признаки присущи средствам материнского (семейного) капитала, предусмотренным Федеральным законом от 29.12.2006 № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». В идеале неприкосновенностью здесь пользуется как источник дохода (подп. 13 п. 1 ст. 101 закона «Об исполнительном производстве»), так и приобретаемое за его счет жилье (абз. 2 п. 1 ст. 446 ГПК РФ). Однако соответствующий вывод следует из прямого предписания закона, а не из концепции эластичности.

В судебной практике нам встретился единственный пример наделения иммунитетом производного актива, который не находился под прямой защитой закона. Речь шла об исключении из конкурсной массы автомобиля, на покупку которого были направлены средства регионального материнского капитала. Суды удовлетворили соответствующее ходатайство со ссылкой на пп. 13 п. 1 ст. 101 закона «Об исполнительном производстве». В постановлении окружного суда было указано: «Названная социальная выплата имеет целевую направленность, правом на которую обладают все члены семьи должника, включая детей, что в данном случае исключает возможность обращения взыскания на нее по требованиям кредиторов (включая и выручку от реализации имущества, приобретенного из средств материнского капитала)» (Постановление АС Уральского округа от 30.11.2020 по делу № А50-34660/2019). Выходит, целевой характер материнского капитала предполагает неприкосновенность имущества, приобретенного за его счет, независимо от упоминания в ст. 446 ГПК РФ. Представляется, что единственным рациональным объяснением такой правовой позиции может выступить концепция эластичности иммунитета.

Эластичность иммунитета единственного жилья, являющегося предметом ипотеки

Как показывает правоприменительная практика, проблемы эластичности иммунитета выступают споры, связанные с ипотекой единственное жилье. В этой категории дел противопоставляются интересы большого числа лиц, претендующих на ценность заложенного актива: залогодержателя (залоговая масса), необеспеченных кредиторов (конкурсная масса), гражданина-должника и членов его семьи (неприкосновенная масса), органа пенсионного обеспечения (бюджета; в случае приобретения жилья за счет материнского капитала). Постараемся последовательно разобрать весь комплекс сопутствующих вопросов.

Для начала следует определить судьбу остатка выручки от продажи предмета ипотеки после полного удовлетворения залогодержателя: остаток подлежит распределению в пользу конкурсной или неприкосновенной массы? С целью ответить на поставленный вопрос вспомним ряд кейсов, рассмотренных высшей инстанцией: 

В деле индивидуального предпринимателя С.В. Мельникова против конкурсного управляющего А.В. Проценко Президиум ВАС РФ указал, что единственная пригодная для постоянного проживания должника и членов его семьи квартира в силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ не могла быть продана конкурсным управляющим в целях погашения не обеспеченных ипотекой долгов и подлежала исключению из конкурсной массы.

В деле Р.А. Попова против финансового управляющего должником И.С. Поляруш обращалось внимание на недопущение ситуации, когда вопреки смыслу ст. 446 ГПК РФ и Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» единственное пригодное для проживания жилое помещение будет фактически реализовываться в целях приоритетного удовлетворения требований незалоговых кредиторов, получивших в силу законодательства о несостоятельности приоритет над опоздавшим залогодержателем.

Аналогичная правовая позиция встречается и на уровне окружных судов.

Складывается впечатление, что на предмет ипотеки может претендовать только залоговый кредитор; для необеспеченной части кредиторского сообщества указанный источник удовлетворения недоступен. Между тем есть ряд нюансов, ставящих под сомнение универсальность данного подхода. Для всех приведенных кейсов характерны следующие особенности:

применение исключительно к залогу единственного жилья, а не к любому заложенному имуществу несостоятельного гражданина;

выбытие предмета ипотеки из залоговой в неприкосновенную массу в исходном, а не в трансформированном состоянии (то есть в виде жилого помещения, а не в виде выручки от его реализации).

В чем значимость приведенных аспектов? Постулат о допустимости удовлетворения за счет предмета ипотеки лишь требований залогодержателя вступает в противоречие с положениями абз. 2–4 п. 5 ст. 213.27 закона о банкротстве. Согласно указанной норме, отдельные необеспеченные кредиторы имеют квоту в выручке от реализации заложенного имущества в ходе процедуры банкротства гражданина. Таково общее правило. Применимо ли оно к ипотеке единственного жилья? Если да, то в результате действий (бездействий) залогового кредитора, приведших к восстановлению иммунитета, страдают интересы кредиторов, имеющих квоту в залоговой выручке. Де-факто по вине залодержателя они теряют источник погашения их требований. Если же нет, то абз. 2–4 п. 5 ст.213.27 закона о банкротстве не должны применяться при реализации единственного жилья как предмета ипотеки. По-видимому, ответ на поставленный вопрос еще предстоит найти как в доктрине, так и в судебной практике. При этом следует отметить, что вероятность ущемления указанной группы кредиторов невысока, ведь сопутствующие им расходы не очень характерны для отечественного потребительского банкротства.

Рассмотрение проблем неприкосновенности единственного жилья, выступающего предметом ипотеки, лишь в ракурсе его исходного состояния (твердого иммунитета) оставляет неопределенность относительно неприкосновенности излишней части выручки от его реализации (эластичный иммунитет). При первом приближении проблема выглядит надуманной, поскольку в абз. 6 п. 5 ст. 213.27 закона о банкротстве прямо указано на включение оставшихся денежных средств в конкурсную массу. Между тем выше мы отмечали, что применение указанных правил к ипотеке единственного жилья ставится под сомнение.

Конституционность абз. 6 п. 5 ст. 213.27 закона о банкротстве в контексте ипотеки на единственное жилье вызывает сомнения. Де-факто за просрочку погашения ипотечного долга несостоятельный гражданин несет своеобразную ответственность – вносит в конкурсную массу долю выручки от реализации предмета ипотеки, оставшуюся после удовлетворения залогового кредитора. Причем такие карательные последствия наступают наряду с ответственностью, предусмотренной условиями обеспечиваемого обязательства и законом.

Думается, что здесь на помощь может прийти принцип эластичности иммунитета. Ведь он стоит на страже не самого исходного актива, а именно его ценности. Тогда с учетом эластичности можно говорить, что по мере выплаты обеспечиваемого долга единственное жилье как освобождается от бремени залога, так и соразмерно обретает неприкосновенный статус. Соответственно, можно ставить вопрос об исключении части выручки, оставшейся после удовлетворения требований залогодержателя, из конкурсной массы.

Обособленность неприкосновенной массы имущества гражданина

Надо отметить, что далеко не все имущество, упомянутое в ст. 446 ГПК РФ, обладает качеством эластичности. К исключениям относятся объекты, наделенные иммунитетом в силу их особой личной связи с гражданином-должником (привязанности или значимости): мемориальные ценности, в том числе призы, государственные награды, почетные и памятные знаки (абз. 11 п. 1 ст. 446 ГПК РФ) и домашние животные (абз. 12 п. 1 ст. 446 ГПК РФ). Концепция эластичности иммунитета позволяет обеспечить резервирование средств для повторного восполнения тех же социально-экономических потребностей гражданина. Между тем имущество, пользующееся неприкосновенностью ввиду особой личной связи с должником (привязанности или значимости), по общему правилу, восполнить невозможно (т.е. оно носит невосполнимый характер).

Принцип эластичности иммунитета действует в интересах не только гражданина-должника и членов его семьи, но и кредиторского сообщества

Как отмечалось выше, трансформация активов может осуществляться должником как добровольно, так и под принуждением. Причем принуждение может быть как со стороны кредиторов, так и не связанным с ними (например, изъятие единственного жилья гражданина для государственных или муниципальных нужд).

В каждом из приведенных случаев принцип эластичности иммунитета преследует дифференцированные цели. Как при добровольной, так и при принудительной некредиторской трансформации неденежного актива эластичность иммунитета обеспечивает резервирование денежных средств для последующего приобретения заменяющего актива. По общему правилу, подобное преобразование из неденежной в денежную форму носит транзитный характер и не предполагает формирование излишка, подлежащего зачислению в конкурсную массу. При принудительной кредиторской трансформации эластичность иммунитета направлена как на резервирование денежных средств для приобретения минимально необходимого заменяющего актива, так и на извлечение излишней ценности исходного актива (он, как правило, имеет признаки роскоши). Таким образом, если в первом случае стоимость неприкосновенной массы до и после преобразований тождественна, то во втором случае ответ не столь однозначен.

С одной стороны, если руководствоваться пообъектным учетом, то ценность неприкосновенного минимума явно снижается в результате замены на более дешевый аналог.

С другой стороны, в силу эластичного учета напрашивается вывод, что иммунитетом пользовался не весь исходный актив, а лишь часть его стоимости, эквивалентная необходимому минимуму. В этом случае можно говорить, что роскошное имущество изначально подлежит учету: в части стоимости необходимого минимума – в неприкосновенной массе, а в излишней части – в конкурсной массе. Соответственно, восприятие иммунитета через призму его эластичности обеспечивает стабильность неприкосновенного минимума, необходимого для гражданина и членов его семьи.

В то же время возникает дилемма: может вышеописанная добрая воля должника носить избирательный характер? С одной стороны, использование неприкосновенных ресурсов для удовлетворения отдельного кредитора имеет признаки сделки с предпочтением (ст. 61.3 закона о банкротстве). С другой стороны, интересы других кредиторов от подобной преференции не страдают, поскольку она предоставляется не за счет конкурсной массы должника. Наоборот, оспаривание подобной сделки приведет к отрицательному эффекту для других кредиторов, поскольку:

актив возвратится не в конкурсную, а в неприкосновенную массу;

восстановится требование кредитора, получившего предпочтительное удовлетворение.

Думается, на этом фоне можно говорить о необходимости применения ст. 61.7 закона о банкротстве. Ведь положительный эффект от «преференциальной» сделки в виде освобождения пассива конкурса от требования кредитора гораздо выше, чем «нулевой» возврат в конкурсную массу. По тем же соображениям предоставление в залог единственного жилья для обеспечения ранее возникшего требования в преддверии банкротства не должно оспариваться по правилам абз. 2 п. 1 ст. 61.3 закона о банкротстве.

Материал в полном виде можно прочитать в журнале «Цивилистика» номер 3, 2022

Над материалом работали:

Рауль Сайфуллин
доцент кафедры гражданского права Московской высшей школы социальных и экономических наук, управляющий партнер Basic Consulting