По закону полномочий у арбитражного управляющего немало, но что они ему дают? И можно ли исправить ситуацию?

Статья 20.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает определенный круг полномочий арбитражного управляющего. Условно их можно разделить на организационные и информационные.

К организационным полномочиям арбитражного управляющего относятся: созыв собрания или комитета кредиторов, привлечение специалистов для обеспечения своей деятельности, обращение в суд с заявлением об освобождении от исполнения полномочий.

К полномочиям информационного характера можно отнести те, которые связаны с получением сведений о должнике и о его контрагентах.

Однако все эти полномочия мало что дают арбитражному управляющему. Почему это происходит и как можно исправить ситуацию?

К примеру, управляющий запрашивает у Росреестра информацию о недвижимом имуществе, которое принадлежит или принадлежало должнику. Полномочия получить такую информацию у него имеются, за отказ в предоставлении таких сведений установлена как административная, так и уголовная ответственность. Однако Росреестр зачастую отказывает со ссылками то на закон № 152 «О защите персональных данных», то просто на то, что у него нет полномочий предоставлять такую информацию. И управляющему приходится идти в суд, в котором рассматривается дело, и просить помощи у суда в порядке статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса. В суд, конечно, эти данные предоставят, но до этого момента пройдет около двух месяцев. Арбитражный управляющий в этот период не сможет осуществлять свою деятельность. В итоге бесполезного «перебрасывания мяча» пострадают кредиторы, которые позже получат свои деньги. Мой опыт работы в качестве представителя арбитражного управляющего и статистика Федеральной налоговой службы, демонстрирующая недополучение кредиторами около 12 трлн рублей за 2021 год, доказывают этот печальный вывод.

Зачастую именно невозможность получить информацию становится причиной невозможности розыска активов должника

Зачастую именно невозможность получить информацию становится причиной невозможности розыска активов должника. Эта ситуация возникает по причине недостаточности полномочий арбитражного управляющего и игнорирования его запросов государственными органами и иными лицами.

На мой взгляд, законодателю необходимо задуматься об усилении и увеличении полномочий арбитражного управляющего. В настоящее время они сводятся к тому, что управляющий может только у кого-то что-то запросить. И не факт, что этот кто-то предоставит информацию.

Что необходимо?

Во-первых, стоит усилить меры ответственности за неисполнение запросов арбитражного управляющего, поскольку в настоящее время нормы Кодекса об административных правонарушениях (статья 14.13) и Уголовного кодекса (статья 195) являются «мертвыми» и не применяются на практике.

Во-вторых, считаю необходимым конкретизировать в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» полномочия арбитражного управляющего, что называется, in concreto. Так, необходимо указать, у каких конкретно государственных органов и организаций с государственным участием арбитражный управляющий имеет право запрашивать информацию. Кроме того, как известно, любому праву корреспондирует обязанность, поэтому в локальных нормативных актах необходимо указать обязанность соответствующих государственных органов незамедлительно предоставлять информацию арбитражному управляющему.

Я сам был свидетелем безалаберности одного из отделов службы судебных приставов. В течение часа, пока я ждал приема, они выясняли, сколько же у них есть времени на подготовку ответа арбитражному управляющему и можно ли вообще ничего не ответить. С моей точки зрения, реалии таковы, что в настоящее время процедура банкротства настолько востребована и популярна, что каждый сотрудник государственных органов обязан обладать хотя бы базовыми знаниями в области банкротства. Тогда, возможно, арбитражный управляющий сможет эффективно пользоваться своими полномочиями.

Целесообразно дать арбитражному управляющему право изымать подлежащее реализации имущество без получения исполнительного листа

В-третьих, необходимо расширить спектр полномочий арбитражного управляющего для скорейшего выполнения своих обязанностей. Целесообразно дать арбитражному управляющему право изымать подлежащее реализации имущество без получения исполнительного листа. Это необходимо, так как в процессе процедуры банкротства должник тщательно скрывает большую часть имущества, и его реализация становится невозможной. Кроме того, необходимо предоставить арбитражному управляющему право осуществлять допросы тех лиц, которые, по его мнению, скрывают у себя имущество должника, подлежащее реализации.  

Необходимо, чтобы арбитражный управляющий мог самостоятельно проводить большинство действий в банкротстве и только в крайних случаях обращаться в суд

В-четвертых, мой опыт говорит о том, что раскрутить машину правосудия весьма сложно, а самое главное – долго. Поэтому необходимо, чтобы арбитражный управляющий мог самостоятельно проводить большинство действий в банкротстве и только в крайних случаях обращаться в суд.

К примеру, управляющий видит, что у должника имеется машина: не нужно идти в суд с ходатайством об истребовании, стоит сразу прийти и забрать данную машину, иначе, как показывает практика, пока арбитражный управляющий с решением суда доберется до машины, она будет уже очень далеко и кредиторы потеряют свои деньги. Для реализации данного полномочия арбитражному управляющему, возможно, понадобится помощь государственных органов в лице МВД РФ, ФСБ РФ, ФССП РФ. Поэтому необходимо, чтобы данные органы всячески содействовали арбитражному управляющему, а не вставляли палки в колеса, как это происходит на сегодняшний день.

В качестве примера можно привести Израиль. Там арбитражный управляющий может многое:

допрашивать всех лиц, у которых потенциально может находится имущество, подлежащее реализации;

проникать в жилые помещения таких лиц;

конфисковывать имущество самостоятельно;

штрафовать за опоздание на допрос (и даже сажать под арест на 10 суток без суда);

ограничивать право на выезд за пределы страны.

Данные полномочия позволяют арбитражному управляющему осуществлять реальный поиск имущества, а не формальный, как в России. Считаю, что России нужно взять пример с Израиля в этой части.

В настоящее время процедура банкротства – это «курорт». Полномочия арбитражного управляющего должны быть в большей степени инквизиционными, нежели демократичными

В случае наделения арбитражного управляющего такими радикальными полномочиями количество дел о банкротстве неизбежно уменьшится. Прежде чем не выполнить какое-то обязательство перед контрагентом физические и юридические лица сто раз подумают: «А чем мне это грозит?»

В настоящее время процедура банкротства – это «курорт», в особенности для состоятельных должников. Так быть не должно. И полномочия арбитражного управляющего должны быть в большей степени инквизиционными, нежели демократичными. Я надеюсь, что в будущем, когда законодателю надоест играть в кошки-мышки с должниками и когда долг перед государством вырастет до триллионов долларов, мы наконец-то увидим ужесточение процедуры банкротства и добьемся расширения полномочий арбитражного управляющего.

Над материалом работали:

Илья Герасенков
Татьяна Озорнина
шеф-редактор Портал PROбанкротство