Минюст предлагает запретить заказывать негосударственным специалистам экспертизу по уголовным делам в экономической сфере. Участники юридического сообщества считают, что это приведет к коллапсу следствия.

Круглый стол на тему «Риски, проблемы и последствия введения государственной монополии на проведение экономических экспертиз по уголовным делам» был организован Общественной палатой РФ по инициативе Союза судебных экспертов «Экспертный совет». Предметом обсуждения были намерения Правительства РФ запретить негосударственным учреждениям проводить судебную экспертизу по уголовным делам. Эта инициатива отражена в соответствующем проекте о внесении изменений в распоряжение Правительства РФ от 16.11.2021 № 3214-р. Автор документа – Минюст.

Участники дискуссии были единодушны во мнении: запрет будет иметь негативные последствия.

Председатель правления Союза судебных экспертов «Экспертный совет» Алексей Каминский сообщил, что рабочая группа по реализации механизма регуляторной гильотины в сфере земли и недвижимости рассмотрела поправки Минюста и приняла единогласное решение о необходимости исключения из проекта п.VI. Он касается запрета негосударственной экспертизы. Алексей Каминский считает, что этот запрет приведет к исключению принципа состязательности сторон, принесет госбюджету значительные финансовые затраты и приведет к затягивают сроков проведения экспертизы.

Реальные случаи из нашей практики: когда Следственный комитет России по резонансным делам обращается за экспертизой в государственные организации, то сталкивается с очень длительными сроками ее проведения – до полутора лет.

Алексей Каминский
президент Ассоциации, Председатель Правления Союз судебных экспертов «Экспертный совет»
«

Если изменения будут внесены, то следователям придется ждать по полтора года, пока у госучреждения дойдет очередь до его дела, считает Алексей Каминский. Чтобы набрать в штат и подготовить государственных специалистов, потребуются годы и большие финансовые затраты, добавляет он. К тому же экспертов, которые способны работать с наиболее сложными объектами (оценкой бизнеса крупных банков, страховых компаний, холдингов), в госучреждениях вообще нет, отмечает Алексей Каминский.

Кроме того, на государственных экспертов проще оказывать давление, добавил он и привел в качестве примера случай из дела ПАО «Тольяттиазот»: «В суде допрашивают свидетеля защиты, доктора экономических наук, в прошлом начальник отдела одной из самых уважаемых государственных экспертных организаций. Он дает пояснения: когда он провел исследования и готовился оформлять заключение экспертизы, его руководитель потребовал, чтобы он учел в экспертизе определенные документы, принесенные самим руководителем. Эксперт отказался, на что руководитель заявил, что тогда не заверит его подпись. И действительно, его подпись под заключением не была заверена».

По мнению Алексея Каминского, ограничения, которые намерен ввести Минюст, избыточны, так как сейчас и так следственные органы могут обращаться к негосударственным экспертам только в случае, если в государственных судебно-экспертных учреждениях нет соответствующих специалистов – в соответствии с п.5 Пленума Верховного суда №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

С коллегой согласился Сергей Ефимов, директор АНО «Экспертно-правовой центр «Финансовые расследования и судебные экспертизы», член правления Союза судебных экспертов «Экспертный совет». По его подсчетам, сейчас примерно 50% рынка экспертиз приходится на учреждения МВД (главным образом, специализируются на бухгалтерских экспертизах: по целевому расходованию, хищению бюджетных средств, по операциям с природными ресурсами), Минюст (в первую очередь, выполняют экономические экспертизы для суда) и Следственный комитет (СК, сосредоточен на налоговых преступлениях). Небольшую часть рынка занимает ФСБ и Федеральная таможенная служба.

Вторая половина рынка – негосударственные эксперты. Среди них основу составляют учреждения с отличной репутацией, которые ею дорожат. Некоторая доля приходится на «ноунеймы», которые не очень заботятся о своем реноме, а также на физлиц: преподавателей вузов, бывших государственных экспертов – их тоже время от времени привлекают для экспертиз. Если негосударственная часть экспертного рынка будет отсечена, это грозит окончательной утратой состязательности. Защита не сможет ходатайствовать о назначении судебной экспертизы негосударственным экспертам, уменьшится вес специалиста в уголовном процессе, исчезнет альтернативная экспертная позиция по уголовному делу.

Многие преступления, особенно по резонансным уголовным делам, совершаются с помощью дополнительных механизмов: это использование криптовалюты, различных сложнейших банковских схем, схем рынка ценных бумаг. Расследование их требует привлечения узкопрофильных специалистов и сложных специализированных программ или баз. Таких специалистов и инструментов в госучреждениях нет! А если эти задачи некому будет закрывать, пострадают все: и суды, и следствие.

Сергей Ефимов
член правления Союз судебных экспертов «Экспертный совет»
«

У МВД Минюста и СК не хватит специалистов, чтобы закрыть потребности рынка, даже без учета редких экспертов. По данным Сергея Ефимова, сейчас в штате МВД 700 экономических экспертов, у Минюста – 350, у СК – 150. При существующей загрузке часто приходится ждать очереди на экспертизу по полгода, отмечает он. Если же госведомствам придется нанимать дополнительных экспертов после запрета услуг негосударственных, то на это потребуется много времени. Чтобы попасть в штат структур МВД, нужно полгода проходить согласовательные процедуры, говорит Сергей Ефимов. «Это приведет к срыву процессуальных сроков, будет большая беда!» – предостерегает он. «Безусловно, как и в любой сфере, есть недобросовестные, некомпетентные специалисты, но это не означает что, если занозило палец, надо отрубать кисть целиком», – отметил Сергей Ефимов.

Партнер адвокатского бюро ZKS Алексей Буканев отметил, что сам долгое время работал следователем, так что может судить о последствиях нововведения на основе своей практики. По его словам, в проекте распоряжения Минюста он «не увидел ни одного разумного обоснования» нововведений.

Следователи МВД будут назначать экспертизы своим экспертам, ФСБ – своим, Следственный комитет также предпочтет своих экспертов. Когда привлекаются эксперты со стороны, они более независимы от следователя, который назначает экспертизу.

Алексей Буканев
адвокат, партнер Адвокатское бюро «ЗКС» (ZKS)
«

С точки зрения процедуры, следователю проще назначать экспертизу у государственного специалиста, но по срокам это значительно дольше, поэтому часто приходится обращаться к коммерческим структурам, говорит Алексей Буканев.

Не выдерживает критики и утверждение авторов инициативы о том, что государственные эксперты более компетентны, считает Алексей Буканев. В качестве примера он привел знаменитое дело «пьяного мальчика»: в 2017 году именно государственный эксперт обнаружил большую концентрацию алкоголя в крови шестилетнего мальчика, которого насмерть сбила машина в подмосковной Балашихе.

«Я сейчас сталкиваюсь с тем, что в России нет ни одного эксперта, который проводил бы летно-техническую или летную экспертизу. Сейчас рассматривается уголовное дело по катастрофе самолета Sukhoi Superjet в Шереметьево в мае 2019 года, и экспертизу там проводил летчик, который десять лет назад закончил летать на самолетах, а на воздушных судах с электронным управлением и, в частности, на Sukhoi Superjet, не летал никогда», – отметил Алексей Буканев.

Елена Юлова, председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры», основатель Forensic Alliance, поддержала тему компетентности экспертов.

Представители адвокатского сообщества были несказанно рады, когда в 2017 году федеральным законом от 17.04.2017 N 73-ФЗ были внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, в соответствии с которыми стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста (ст. 158 УПК РФ), а также в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами (ст. 159 УПК РФ).

Елена Юлова
адвокат, управляющий партнер Московская коллегия адвокатов «Юлова и партнеры»
«

Благодаря этим изменениям адвокаты получили возможность противопоставить необоснованным судебным экспертным заключениям по уголовным делам заключение профессионалов более высокой квалификации, отмечает Елена Юлова. Однако в последнее время суды стали отказывать в приобщении заключений специалистов, допрашивать их, мотивируя это тем, что негосударственные эксперты, даже обладающие статусом судебного эксперта, не вправе «рецензировать» государственных экспертов, признала она.

Елена Юлова обратила внимание на то, что защита по уголовным делам и так процессуально ограничена, если не сказать дискриминирована по отношению к обвинению. И если предложения Минюста будут приняты, защита лишится возможности представлять заключения специалистов по делу, поскольку государственные эксперты не проводят исследования по заказу защитников и физических лиц для доказывания в уголовном процессе.

«Проект Минюста совсем не учитывает данного обстоятельства: он предлагает расширить перечень видов судебных экспертиз, проводимых исключительно государственными судебно-экспертными учреждениями. На практике это сделает невозможным использование в доказывании заключений негосударственных экспертов, а государственные не станут работать на стороне защиты, как не делают этого и сейчас», – подчеркнула Елена Юлова.

С коллегами согласился и Александр Аронов, председатель президиума, управляющий партнер коллегии адвокатов «Аронов и партнеры».

Уместнее предусмотреть единое рамочное регулирование для производства судебной экспертизы как государственными, так и негосударственными экспертами. Это, вполне возможно, позволит успокоить многие опасения инициаторов изменений, и при этом сохранит безусловно полезный элемент в системе взаимодействия в рамках производства по уголовному делу.

Александр Аронов
председатель президиума, управляющий партнер Московская коллегия адвокатов «Аронов и Партнеры»
«

Сергей Гревцов, партнер, руководитель практики уголовно-правовой защиты адвокатского бюро «Бартолиус», считает, что дополнительного регулирования экспертной сферы не требуется.

Не ломается – не чини. Все и так работает. Относительно сроков обращу внимание, что конечной жертвой увеличения сроков являются обвиняемые по делам. У каждого было такое в практике, когда обвиняемому продлевали меру пресечения под стражей просто потому, что не готова экспертиза. Нарушаются сроки не расследования, нарушаются сроки изоляции от общества, люди в СИЗО сидят дольше, вот главный вред.

Сергей Гревцов
адвокат, партнер Адвокатское бюро «Бартолиус»
«

Консолидированная позиция сообщества о негативных последствиях предлагаемых Минюстом ограничений будет направлена в Минэкономразвития, Минюст, Верховный суд и в силовые ведомства, резюмировал Андрей Усенко, модератор круглого стола, член Комиссии по развитию экономики и корпоративной социальной ответственности Общественной палаты РФ, президент Вятской Торгово-промышленной палаты. Он рекомендовал также оставить отзыв на проект распоряжения на портале regulation.gov.ru всем, кто имеет дело с судебной экономической экспертизой и также не согласен с принятием поправок.