Окружной суд отказался освобождать 76-летнюю Тамару Волконскую от обязательств, указав, что поведение должника не отвечает критерию добросовестности.

Тамара Волконская не смогла вернуть деньги за купленную у нее квартиру по расторгнутому договору и через некоторое время была признана судом банкротом. В реестр были включены только требования правопреемника несостоявшегося покупателя, а за реестр - требования Сбербанка. По итогам процедуры реализации имущества суды первой и апелляционной инстанций освободили Волконскую от дальнейших обязательств перед кредиторами. Однако окружной суд частично отменил акты нижестоящих судов, отказавшись освобождать пожилую женщину от обязательств, поскольку сделал вывод о недобросовестности должника. Волконская пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 30 марта (дело А70-1042/2022).

Фабула

Тамара Волконская была признана банкротом. В реестр было включено требование Елены Савчук в сумме 3,6 млн рублей (включая 1,7 млн рублей процентов за пользование чужими денежными средствами). За реестром были установлены требования Сбербанка на сумму 152,8 тыс. рублей.

Поступившие в конкурсную массу деньги были направлены на погашение судебных расходов по делу и на частичное удовлетворение требований кредиторов. Размер погашенных требований кредитора третьей очереди составил 724,8 тыс. рублей. Признаков фиктивного или преднамеренного банкротства не установлено.

В 2022 году суд первой инстанции, с которым согласилась апелляция, завершил банкротство Тамары Волконской с применением правил о его освобождении от исполнения обязательств. Однако окружной суд частично отменил акты нижестоящих судов, отказав в применении правил об освобождении от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов или реализации имущества гражданина.

Должник пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 30 марта 2023 года.

Что решили нижестоящие суды

Суды первой и апелляционной инстанций, освобождая должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов, исходили из отсутствия фактов совершения должником каких-либо действий, не отвечающих критериям добросовестного поведения, в частности, обстоятельств, перечисленных в пункте 4 статьи 213.28 закона о банкротстве в качестве препятствующих освобождению гражданина от обязательств.

При этом, делая вывод об отсутствии в поведении должника признаков недобросовестности, суды приняли во внимание, что самостоятельное осуществление должником расходования доходов сверх установленного минимума (пенсии), в отсутствие контроля управляющего, не свидетельствует о злоупотреблении правом и не может быть отнесено к обстоятельствам, исключающим освобождение должника от дальнейшего исполнения обязательств.

Обстоятельства расходования денег по кредитной карте, совершения сделки по отчуждению имущества не привели к умалению конкурсной массы. Причиненные должником убытки фактически компенсированы ответчиками, деньги перечислены в конкурсную массу, требования кредитора в части основного долга удовлетворены в размере 38,24%. При восполнении конкурсной массы не имеет правового значения личность исполнившего обязательство лица.

Окружной суд, отказавшийся освобождать должника от обязательств, исходил из того, что поведение должника не отвечает критерию добросовестности, а именно: 

уклонение от погашения задолженности (не возврат денег, полученных как продавцом от реализации квартиры, в связи с расторжением договора купли-продажи);

сокрытие имущества (в рамках дела о банкротстве признана недействительной подозрительная сделка по отчуждению должником автомобиля (ВАЗ 2107 стоимостью 25 тыс. рублей) заинтересованному лицу - зятю);

неправомерное распоряжение деньгами в период банкротных процедур (судебными актами установлено распоряжение по своему усмотрению должником пенсией и вкладом в общей сумме около 260 тыс. рублей).

Что думает заявитель

Суд кассационной инстанции допусти переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств относительно добросовестности поведения должника в процедуре банкротства.

Вмененное судом округа должнику в качестве элементов противоправного поведения сокрытие пенсии по старости, части денег, отчуждение автомобиля рыночной стоимостью 25 тыс. рублеей не свидетельствует об очевидном и явном отклонении действий должника как участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Волконская указала, что не уклонялась от исполнения обязательств перед кредитором: начиная с 2008 года за счет пенсии в рамках исполнительного производства осуществлялось погашение задолженности перед кредитором, иного дохода кроме пенсии у должника не было, в связи с чем реальная объективная возможность погашения задолженности в полном объеме отсутствовала. Какого-либо роскошного образа жизни должник не вел, проживает с сыном-инвалидом.

В процедуре банкротства, по мнению Волконской, она сотрудничала с финансовым управляющим, не скрывала сведения о доходах, которые составляли только пенсию, а также об имуществе.

Невнесение в конкурсную массу пенсии за период с октября 2017 года по сентябрь 2018 года не связано с умышленными действиями Волконской, а обусловлено тем, что ей в силу ее преклонного возраста (76 лет) и отсутствия соответствующих знаний не было известно о необходимости передавать часть пенсии в конкурсную массу.

Финансовый управляющий не удерживал с Волконской данные суммы, при этом впоследствии пенсия поступала в конкурсную массу. Размер пенсии у должника незначительный, вся она расходовалась на поддержание жизни и здоровья (питание, лечение, коммунальные платежи и т. п.).

При расходовании на личные нужды ежемесячно своей пенсии должник действовал не с целью недобросовестного осуществления прав, причинения вреда кредиторам и злостного уклонения от погашения долга, а лишь пытался обеспечить свои минимальные жизненные потребности.

Суд должен был учесть обстоятельства возникновения обязательств перед кредитором и поведение самого кредитора. Изначально продажа квартиры (договор от 25.10.2006 года) первоначальному кредитору – ООО «Тюменская компания по промышленному и жилищному строительству» (ТКПЖС) была обусловлена необходимостью лечения сына в связи со сложившейся сложной жизненной ситуацией.

Впоследствии покупатель отказался от сделки и потребовал возврата денег, которые и были взысканы решением суда в пользу ТКПЖС. Далее, задолженность в рамках банкротства ТКПЖС была уступлена нынешнему кредитору Елене Савчук, исполнявшей обязанности юриста в данной организации, за 10 тыс. рублей. В дальнейшем Савчук в судебном порядке взыскала с должника проценты на сумму более 1,5 млн рублей.

Должник отмечает, что кредитор является профессиональным арбитражным управляющим. 

Что решил Верховный суд

Судья ВС Г.Г. Кирейкова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию, которая решила рассмотреть этот спор 30 марта 2023 года.

Почему это важно

Руководитель практики банкротства и реструктуризации Savina Legal Александра Алфимова отметила, что Верховный суд РФ продолжает защищать социальные права граждан в банкротстве. 

В рассмотренном деле решался вопрос об освобождении от долгов пенсионерки-банкрота. Кассация отказалась освобождать ее от долгов, указав, в том числе, на самостоятельное распоряжение пенсией, непередачи ее в конкурсную массу. Верховный суд РФ, скорее всего, поддержит позицию нижестоящих судов и освободит пенсионерку от долгов, так как отсутствует явная недобросовестность. Пенсионерка сотрудничала с управляющим, и именно он, как квалифицированный участник дела, должен был следить за невнесением пенсии в массу. Более того, размер пенсии за всю процедуру банкротства не соизмерим с требованиями кредиторов, а пенсионерка не может быть лишена средств к существованию. Если Верховный суд РФ сделает подобные выводы, они позитивно скажутся на процедурах банкротства физических лиц и освобождении их от долгов – приблизят банкротство к институту «с человеческим лицом.

Александра Алфимова
руководитель практики реструктуризации и банкротства Юридическая компания SAVINA LEGAL
«

Юрист судебно-арбитражной практики АБ ЕПАМ Павел Мажурин отметил, что дело о банкротстве Волконской – очередной переданный в СКЭС ВС РФ спор о порядке списания долгов по завершении банкротства и об оценке добросовестности поведения должника. 

Наиболее вероятно, что в данном случае ВС РФ направит спор на новое рассмотрение, поскольку, как следует из судебных актов, суды не исследовали должным образом поведение должника в ходе банкротства и при возникновении задолженности перед кредитором Еленой Савчук, по жалобе которой кассация отказалась списывать долги. Доводы Тамары Волконской могут свидетельствовать о том, что в ходе банкротства у нее не было умысла на сокрытие своих доходов – как указывает должник, в силу преклонного возраста она не знала о необходимости перечисления части пенсии в конкурсную массу, а финансовый управляющий не удерживал с нее данные суммы, при этом впоследствии пенсия в конкурсную массу поступила. То же самое касается обстоятельств возникновения непогашенного обязательства – Волконская отмечала, что продажа квартиры первоначальному кредитору и не возврат денежных средств в связи с отказом покупателя от сделки были обусловлены необходимостью лечения сына-инвалида. В судебных актах нижестоящих судов оценка этим доводам не дана, хотя они имеют существенно значение для освобождения / отказа от освобождения гражданина от обязательств (абзац 4 пункта 4 статьи 213.28 закона о банкротстве).

Павел Мажурин
юрист судебно-арбитражной практики Адвокатское бюро ЕПАМ
«

Павел Мажурин ожидает, что выводы ВС РФ по этому делу станут очередным этапом в формировании стандарта добросовестности «честного» гражданина-должника, неумышленно попавшего в затруднительное финансовое положение, и, одновременно, затруднят использование банкротных процедур для необоснованного ухода от ответственности и прекращения долговых обязательств.

Консультант практики «Сопровождение процедур банкротства и антикризисный консалтинг» юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Хас-Магомед Толдиев отметил, что в настоящем деле о банкротстве Верховному суду РФ придется рассматривать вопрос о возможности применения последствий недобросовестного поведения должника в виде завершения процедуры банкротства без применения правил об освобождении должника от исполнения обязательств в отношении социально незащищенного лица (должник преклонного возраста, проживающий с сыном-инвалидом и получающий единственный доход в виде пенсионных выплат).

Недобросовестность поведения должника, по словам юриста, заключается в том, что должник:

уклонился от погашения имеющейся задолженности (невозврат денежных средств, полученных как продавцом от реализации квартиры, в связи с расторжением договора купли-продажи);

скрыл имущество (в рамках дела о банкротстве признана недействительной подозрительная сделка по отчуждению должником ВАЗ 2107 стоимостью 25 тыс. рублей) заинтересованному лицу - зятю);

неправомерно распорядился деньгами в период банкротных процедур (судебными актами установлено распоряжение по своему усмотрению должником пенсией и вкладом в общей сумме около 260 тыс. рублей).

По словам Хас-Магомеда Толдиева, суды первой и апелляционной инстанций с завершением процедуры банкротства освободили должника от исполнения обязательств, отметив, что все убытки, причиненные конкурсной массе должника, вследствие самостоятельного расходования должником денежных средств, взысканы с арбитражного управляющего и фактически возвращены в конкурсную массу должника и направлены на частичное погашение задолженности перед кредитором. 

Действительная стоимость имущества, отчужденного должником по признанной судом недействительной сделке, в размере 25 тыс. рублей взыскана с покупателя (применены реституционные положения признания сделки недействительной). Денежные средства, которыми должник распоряжалась самостоятельно, без согласия финансового управляющего, также взысканы со Сбербанка, в конкурсную массу должника перечислено 152,8 тыс. рублей. Соответственно, причиненные должником убытки фактически перечислены в конкурсную массу, требования кредитора в части основного долга удовлетворены в размере 38,24%, в связи с чем суды не усмотрели наличие оснований для неприменения к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств.

Хас-Магомед Толдиев
консультант практики «Сопровождение процедур банкротства и антикризисный консалтинг» Юридическая компания «Лемчик, Крупский и партнеры»
«

По словам Хас-Магомеда Толдиева, фактически все негативные последствия от недобросовестного поведения должника в деле о банкротстве понесли другие лица (арбитражный управляющий, контрагент, банк), а должник, по логике суда первой и апелляционной инстанции, должен быть освобожден от дальнейшего исполнения обязательств, что, естественно, не может отвечать критерию справедливости и соразмерного возложения последствий недобросовестного поведения на должника.

«Необходимо отметить, что законодательство о банкротстве устанавливает стандарт добросовестности, позволяя освободиться от долгов только честному гражданину-должнику, неумышленно попавшему в затруднительное финансово-экономическое положение, открытому для сотрудничества с финансовым управляющим, судом и кредиторами и оказывавшему им активное содействие в проверке его имущественной состоятельности и соразмерном удовлетворении требований кредиторов (определение Верховного суда РФ от 19.04.2021 № 306-ЭС20-20820). При установлении недобросовестности одной из сторон суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (абзацы четвертый-пятый пункта 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»)», - отметил он.

Суд кассационной инстанции, отменяя акты судов нижестоящих инстанций, признал вышеперечисленные незаконные действия должника соответствующими обстоятельствам, перечисленным в абзацах третьем и четвертом пункта 4 статьи 213.28 закона о банкротстве (должник действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество), пояснил Хас-Магомед Толдиев.

«Таким образом, если следовать букве закона, должник совершил неправомерные действия, которые однозначно влекут за собой последствия в виде завершения процедуры без списания долгов. Однако причина, по которой Верховный суд РФ принял к рассмотрению кассационную жалобу, скорее всего кроется в возможности разрешения дела с учетом конкретных обстоятельств и статуса должника, нежели в императивном применении существующих норм закона о банкротстве. Окончательное решение по настоящему делу позволит понять, имеют ли однозначное распространение на всех участников дела о банкротстве нормы, предполагающие ответственность за недобросовестное и незаконное поведение в процедуре)», - отметил он.