В течение последних месяцев несколько международных групп компаний, чей бизнес связан с управлением криптоактивами на миллиарды долларов США и миллионами активных клиентов по всему миру, вошли в банкротные кейсы. За банкротными процессами следят криптоюристы и криптоэнтузиасты по всему миру.

Речь пойдет об одном из крупнейших криптовалютных хедж-фондов Three Arrows Capital, группе компаний Voyager, компании Celsius Network. Разбираемся в деталях. 

Кейс Three Arrows Capital (3АС)

Three Arrows Capital (Three Arrows Capital ltd, Three Arrows Capital Pte. Ltd. – вместе и по отдельности 3AC) – криптофонд, созданный в 2012 году. Материалы кейса доступны по ссылке: https://3acliquidation.com/. Компании фонда были зарегистрированы в Сингапуре и на Британских Виргинских островах. По данным на март 2022 года 3АС управлял криптоактивами более чем на 10 млрд долларов США.

Согласно доступной информации, 3АС осуществил значительные инвестиции в один из криптоактивов, потерявший 99% своей стоимости в мае 2022 года и принесший компании финансовые сложности (Luna).  Более подробно про Terra (Luna) можно прочитать здесь: https://www.bfm.ru/news/499713 В результате этого в июне 2022-го один из кредиторов подал заявление о ликвидации Three Arrows Capital ltd в суд на Британских Виргинскихостровах (BVI) (фактически – процедура банкротства). Затем 3AC также было подано соответствующее заявление в суд о ликвидации с указанием на наличие признаков неплатежеспособности. Судом были назначены ликвидаторы, руководство 3AC было отстранено от управления. Кейс является текущим.

Деятельность 3АС была связана с различными юрисдикциями, в частности, с Сингапуром (место регистрации одной из компаний группы) и США (так, имели место контрактные обязательства, регулируемые правом штата Нью-Йорк, с оговорками о разрешении споров в судах в США и т. д.). В связи с этим ликвидаторами 3АС были предприняты экстерриториальные действия для формирования и защиты конкурсной массы в интересах кредиторов:

Ликвидаторы обратились в Верховный суд Сингапура для признания процедуры банкротства на BVI в качестве основной иностранной процедуры в соответствии с Типовым законом ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности, признания полномочий ликвидаторов, получения доступа к активам и бухгалтерским документам 3АС в Сингапуре. Суд удовлетворил заявление ликвидаторов.

Кроме того, ликвидаторы 3АС подали заявление по главе 15 Кодекса США о банкротстве в Банкротный суд Южного округа Нью-Йорка. Это было сделано для признания также судом США производства по делу о несостоятельности в юрисдикции за пределами США в качестве основного иностранного производства. Ликвидаторы, в частности, обосновали, что центр основных интересов 3AC (center of main interests – COMI) находился на BVI. Банкротный суд Южного округа Нью-Йорка признал производство на BVI в качестве основного.

Решения судов обеспечат ликвидаторам и кредиторам определенную стабильность за счет применения моратория на обращение взыскания на активы фонда в США и Сингапуре, а также позволят пользоваться полномочиями по формированию конкурсной массы экстерриториально. 

Однако кейс осложняется тем, что, по информации, предоставляемой ликвидаторами судам, основатели 3АС не идут на контакт и не раскрывают местонахождения ряда активов. Более того, к руководству 3AC возникают вопросы у властей. В частности, Валютное управление Сингапура (Monetary Authority of Singapore – MAS) заявило о предоставлении компанией недостоверной информации властям, а также о превышении установленного законодательством предельного порога активов под управлением, разрешенного для зарегистрированного компанией вида деятельности. Так, согласно информации, размещенной властями в открытых источниках, компании 3АС в Сингапуре было разрешено вести деятельность по управлению фондами не более чем с 30 квалифицированными инвесторами и управлять активами на сумму не более 250 миллионов сингапурских долларов. Власти подозревают, что данные ограничения были нарушены. На какое-то время 3АС передавал управление фондом своей компании на Британских Виргинских островах, однако впоследствии компания 3АС в Сингапуре возобновила управление частью активов фонда. Расследование MAS продолжается.

Кейс Voyager

Voyager [Voyager Digital Holdings (США), Voyager Digital LLC (США) и Voyager Digital Ltd. (Канада)] – группа компаний, владеющая криптоактивами на более чем миллиард долларов США. Основные виды деятельности: платформа для криптотрейдинга, услуги криптокошелька, выдача займов. Voyager – публичная компания, с 2021 года акции Voyager торгуются на бирже в Торонто (тикер VOYG).

К причинам своего нестабильного финансового состояния Voyager относит объективные рыночные причины и факторы: существенное падение стоимости ряда криптовалют, дефолт 3AC, который являлся крупнейшим заемщиком Voyager с суммой долга более 650 млн долларов США (15,250 биткоинов и 350 миллионов USDC). https://www.prnewswire.com/news-releases/voyager-digital-commences-financial-restructuring-process-to-maximize-value-for-all-stakeholders-301581177.html; https://cases.stretto.com/public/x193/11753/CORRESPONDENCE/1175307082250000000001.pdf

В июле 2022 года Voyager Digital Holdings Inc. было подано в суд США заявление на реорганизацию по главе 11 Кодекса США о банкротстве в отношении себя, а также двух компаний группы – Voyager Digital Ltd. и Voyager Digital LLC. в рамках единой процедуры. Voyager заявил суду о том, что активы составляют порядка 5 млрд долларов США, а обязательства – 4,9 млрд долларов США. Кейс усложняется тем, что у Voyager могут быть сотни тысяч клиентов-кредиторов по всему миру.

Voyager предложила план реорганизации деятельности и долгов. Текущая редакция плана предусматривает, в частности, порядок расчета с кредиторами, который вызвал многочисленные негативные отзывы со стороны клиентов Voyager и криптосообщества в целом.

Так, согласно предлагаемому плану, клиенты – владельцы денежных средств (USD) получат денежные средства в полном объеме, а клиенты – кредиторы владельцы криптоактивов (включая USDC - USD Coin – цифровая монета, привязанная к доллару США) получат в обмен на свои активы комбинацию криптовалюты, простых акций реорганизованной компании, токены Voyager, а также возмещение, которое может быть получено по займу, выданному 3AC. Иными словами, клиенты – собственники криптоактивов не рассматриваются как обеспеченные активами кредиторы и будут претендовать лишь на некую компенсацию, которая, вероятно, не будет покрывать 100% стоимости изначально принадлежавших им активов.

Многочисленные клиенты Voyager продолжают обращаться в суд с просьбами вернуть «их» криптовалюту. Некоторые клиенты рассказывают о том, что потеряли почти все свои сбережения, но при инвестировании были уверены в безопасности сервиса и сохранности активов. 

Позиция клиентов отчасти подтверждается тем, что Федеральная корпорация по страхованию вкладов США (FDIC) в июле 2022 года публиковала письмо в адрес Voyager о потенциальном нарушении законодательства о страховании вкладов. По информации, которой располагала FDIC, Voyager вводила в заблуждение своих клиентов, утверждая, что их активы застрахованы FDIC, что не соответствовало действительности.

Однако утверждения клиентов в части сохранения владения активами не согласуются с положениями соглашений Voyager с клиентами, с которыми они соглашались, перечисляя активы в депозит. Так, при открытии клиентом криптодепозита в Voyager и перевода своей криптовалюты на депозит клиент фактически терял право собственности и контроль над криптовалютой, что было предусмотрено клиентским соглашением. Кроме того, Voyager не поддерживал индивидуальные криптовалютные кошельки для каждого клиента, криптовалютные активы смешивались в рамках сторонних счетов хранения, контролируемых Voyager, и использовались в деятельности. Это также было предусмотрено клиентским соглашением.

Комитет кредиторов, назначенный в данном кейсе, обсуждает возможные сценарии с кредиторами – клиентами Voyager. Комитет намерен добиться промежуточных выплат кредиторам от Voyager, а также объективного расследования деятельности менеджмента по историческим транзакциям (включая выдачу займа 3АС). Собрание можно посмотреть здесь: https://www.youtube.com/watch?v=ZLk4qsLpPck

В рамках процедуры по реорганизации получено уже несколько предложений крупных игроков рынка о покупке компании или активов Voyager. Компания планирует выйти из процедуры в 1-м квартале 2023 года. 

Кейс Celsius Network

Celsius Network (Celsius) – международная криптофинансовая платформа, основанная в 2017 году. По сути, она может считаться «криптобанком»: клиенты могли получать проценты, размещая свои криптоактивы у Celsius (проценты выплачивались в криптовалюте и в собственных токенах компании), получать кредиты, предоставляя в обеспечение криптоактивы.

По состоянию на май 2022 года компания выдала клиентам займы на сумму более 8 миллиардов долларов США и управляла активами на сумму более 11 миллиардов долларов США. В июне 2022 года Celsius приостановила все транзакции в связи с «экстремальными рыночными условиями», а затем, в июле 2022-го, в суд США было подано заявление на реорганизацию по главе 11 Кодекса США о банкротстве. 

По мнению экспертов, данный шаг компании вызвал дальнейшее падение на криптовалютном рынке: просадку биткоина, закрытие инвесторами позиций на других платформах, в том числе в Voyager (см. стр. 23 declaration of stephen ehrlich, chief executive officer of the debtors, in support of chapter 11 petitions and first day motions), о которой мы говорили выше.

Кейс является текущим. На данный момент известно, что клиенты-кредиторы столкнулись с похожими сложностями, как и в кейсе Voyager, а также что долги компании могут быть существенно больше по объему, чем было заявлено изначально.

Выводы из кейсов

Банкротство данных компаний стало важной вехой в кризисе крипторынка в этом году. В отрасли, где контрагенты тесно связаны между собой, может сработать принцип домино, что тревожит рынок.

С правовой точки зрения, кейсы показывают, что имеющиеся механизмы банкротства в целом (к примеру, процедуры признания трансграничных банкротств) работают и применимы к криптобизнесу, однако регулирование по более точечным вопросам (в частности, в отношении защиты прав розничных инвесторов, их активов, определения класса кредиторов в зависимости от актива) требуют существенной доработки.

Кроме того, текущие процессы являются наглядным напоминанием инвесторам о том, что нужно быть максимально осторожными в условиях недостаточности правового регулирования криптооборота, внимательно читать все юридические документы (в частности, обращать внимание на вопросы определения права собственности на активы, обеспеченность займов и т. д.), тщательно выбирать контрагента, оценивать риски до вступления в правоотношения.

Рассмотренные нами дела, вероятно, могут стать «дорожной картой» для криптоюристов, инвесторов и помогут ответить на многие вопросы, касающиеся, в том числе, методологии трансграничного банкротства криптобизнеса, работы с криптоактивами в качестве конкурсной массы, обеспечения защиты прав кредиторов – владельцев криптоактивов и др. Будем следить за развитием событий. 

Над материалом работали:

Юлия Ахонина
юрист, к.ю.н.