Конфликт с выбором субъекта, уполномоченного заключать договоры о задатке, с участниками торгов - частая ситуация. Разбор правовой коллизии.

Два года назад у конкурсного управляющего предприятия-должника – ООО «Ромашка» – возник спор с кредитором по вопросу утверждения Положения о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника. Конфликт заключался в выборе субъекта, уполномоченного заключать договоры о задатке с участниками торгов.

Конкурсный управляющий предлагал указать в качестве такого субъекта оператора электронной площадки, а кредитор – организатора торгов. В силу различных позиций стороны не утвердили редакцию Положения на собрании кредиторов и обратились в суд за разрешением спора.

Логично возникает вопрос, чья позиция соответствует действующему законодательству. Ответ: обе.

Абсурдность ситуации заключается в том, что каждый предлагал редакцию Положения, руководствуясь Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве). Даже так: одной и той же статьей 110 Федерального закона № 127-ФЗ.

Действующий Закон о банкротстве содержит статью, в которой противоречат друг другу две нормы. Абзац 17 пункта 10 статьи 110 содержит положение, что организатор торгов заключает договоры о задатке. В абзаце 1 пункта 20 статьи 110 указывается на заключение договоров о задатке оператором электронной площадки. Рассматривать указанные пункты в качестве возможной вариативности поведения нельзя.

Ранее правовое регулирование однозначно указывало на заключение договора о задатке организатором торгов. Данные положения содержались в абзаце 5 пункта 8 статьи 110: «Организатор торгов выполняет следующие функции: заключает с заявителями договоры о задатке» – и в абзаце 17 пункта 10 статьи 110: «При подготовке к проведению торгов по продаже предприятия организатор торгов осуществляет прием заявок на участие в торгах и предложений участников торгов о цене предприятия, а также заключает договоры о задатке».

В результате принятия Федерального закона от 03.07.2016 № 360-ФЗ были внесены изменения в статью 110 Закона о банкротстве:

«Внести в Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” следующие изменения: (ст. 8 п. 9 № 360-ФЗ):

в статье 110:

абзац 5 пункта 8 признать утратившим силу;

Author

абзац 1 пункта 20 дополнить предложением следующего содержания: “Оператор электронной площадки заключает с заявителями договоры о задатке».

Author

Из изменений следует, что целью законодательного органа была замена лица, уполномоченного заключать договоры о задатке: вместо организатора торгов оператор электронной площадки.

В результате законодатель ввел пункт об операторе электронной площадки, убрал ранее действовавший абзац 5 пункта 8. А что же с абзацем 17 пункта 10? Судя по всему, законодатель забыл о нем.

Учитывая, что изменения в порядок заключения договоров о задатке были внесены в 2016 году, то описанной коллизии уже шесть лет.

Юридическая коллизия (лат. collisio — «столкновение») — расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий.

В качестве субъективной причины возникновения коллизий выступает, например, низкое качество законов, пробелы в праве, непродуманность или слабая координация нормотворческой деятельности

Судя по системному толкованию приведенных норм, коллизия возникла в силу недостатка юридической техники. Иного из законодательства не следует.

Существует множество приемов разрешения коллизий. Для описанной нами ситуации есть общее правило: «При наличии двух нормативных правовых актов одинаковой юридической силы применяется акт, принятый позднее».

Таким образом, ответ на вопрос, кто по действующему законодательству заключает договоры о задатке, однозначен: оператор электронной площадки. Именно к такому выводу пришел суд при рассмотрении упомянутого мною дела.

В свою очередь, стороны не обращались бы в суд и не затягивали бы процесс утверждения Положения о торгах на несколько месяцев, если бы оставшийся забытым абзац 17 пункта 10 статьи 110 тоже был упразднен.

Решение текущих вопросов при банкротстве, таких как продажа имущества должника, не должно сопровождаться проблемами правоприменения. Правовая определенность в рассматриваемом вопросе крайне важна.

Внесенные в пункт 20 статьи 110 ФЗ №127-ФЗ изменения решили насущные вопросы, существовавшие ранее. Лицо, заключившее договор о задатке, контролирует сроки поступления денежных средств, их размер, открывает специальные счета, осуществляет возврат задатка.

К деятельности торговых площадок применяются повышенные требования. Требования содержатся в Приказе Минэкономразвития России от 23.07.2015 № 495 «Об утверждении Порядка проведения торгов в электронной форме по продаже имущества или предприятия должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, Требований к операторам электронных площадок, к электронным площадкам, в том числе технологическим, программным, лингвистическим, правовым и организационным средствам, необходимым для проведения торгов в электронной форме по продаже имущества или предприятия должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, внесении изменений в приказ Минэкономразвития России от 5 апреля 2013 г. № 178 и признании утратившими силу некоторых приказов Минэкономразвития России» (Зарегистрировано в Минюсте России 20.02.2016 № 41182).

Требования охватывают разные области с целью соблюдения электронной площадкой требований закона и обеспечения защиты интересов участников торгов. Например, электронная площадка:

1

не может проводить процедуру ликвидации или банкротиться (п. «а», «б» ч. 1.2.1 Требований);

2

не должна числиться в реестрах недобросовестных поставщиков (п. «в» ч. 1.2.1 Требований);

3

обязана:

обеспечивать конфиденциальность средств идентификации организаторов торгов и лиц, представивших заявки на участие в торгах;

обеспечивать открытый доступ к электронной площадке в Интернете в режиме круглосуточной непрерывной работы (п. «б» ч. 2.1 Требований);

иметь возможность представления электронных документов и применения средств усиленной квалифицированной электронной подписи (п. «л» ч. 2.1. Требований).

Контроль за деятельностью и высокие требования к электронной площадке гарантируют сохранность денежных средств, поступающих в качестве задатков . Ранее недобросовестные организаторы торгов могли использовать их в обороте в своих интересах, что практически исключается на площадках в силу повышенных требований и контроля.

Вышесказанное подтверждает разумность и эффективность самих изменений. Однако полной реализации внесенных в закон изменений и достижения максимального эффекта можно добиться только путем устранения существующей коллизии, тем более что решение рассмотренной проблемы не представляет никакой сложности.

Мнение экспертного сообщества

Сегодня организаторы торгов в большинстве случаев принимают задатки на свои расчетные счета. Думаю, что суды руководствуются прежде всего здравым смыслом. Сам по себе вопрос о том, кто принимает задаток, весьма узок и специфичен, споры чаще идут по поводу кандидатуры того, кто будет проводить торги, а где они будут – уже понятно. Данный кейс я бы рассматривал с трех возможных сторон. Каждая возможна с точки зрения здравого смысла. Первое – стоимость задаткового счета. Это экономический аспект. На одном расчетном счете комиссия по задаткам (например, сейчас максимально остро стоит вопрос по возврату физлицам задатков из-за заградительных тарифов банка) у организатора торгов может быть и 5 %, а у электронной площадки – 1 %. Второй – надежность того субъекта, который принимает задатки. Это могут быть очень крупные торги, где задаток составляет и 100 млн, и 200 млн рублей. На первый план выходят именно страховые гарантии, важна надежность кандидата на прием задатков. Это касается всех случаев: и электронных площадок, и организатора торгов. Давать задаток 200 млн рублей организатору торгов, имеющему 10 000 рублей уставного капитала, – очень глупо. Это очевидно. Третьей – организационный фактор. Если у нас большое количество лотов, где нужно обрабатывать много заявок и задатков, то электронная площадка становится неким посредником. Учитывая, что на подведение итогов отводится определенное количество дней, можно утверждать, что площадка может просто не справиться с наплывом заявок. Такое бывает. Думаю, что правильный ответ на коллизию кроется в этих моментах.

Антон Волков
генеральный директор Банкротфорум
«

Организаторы торгов, являясь профессиональными участниками рынка торгов по реализации имущества должниками, обладают колоссальным опытом в указанной сфере. Организаторы проводят торги по реализации имущества, количество лотов которого может составлять сотни и более, а также торги имуществом, которое обладает определенными качествами и свойствами и для реализации которого необходимы соответствующие навыки и знания. Вопрос выбора счета для приема задатков при реализации имущества должников нужно рассматривать с учетом оперативности и эффективности проведения торгов. Выбрать счет организатора торгов для перечисления задатков целесообразно с точки зрения скорости возврата задатков участникам торгов. Если рассматривать ситуацию, когда происходит реализация внушительного количества лотов в рамках одних торгов, то оператор электронной площадки не всегда в состоянии своевременно вернуть задатки по причине небольшого количества сотрудников в организации. Сроки возврата задатков строго регламентированы законодательством. Счет организатора удобен для перечисления задатков, если рассматривать вопрос о расчете за выполненные услуги между должником и организатором торгов. При привлечении организатора договором может быть предусмотрен пункт, в соответствии с которым вознаграждение удерживается из суммы задатков, поступивших на счет организатора. В этом случае исключаются дополнительные банковские комиссии, которые возникли при переводе денежных средств со счета ЭТП на счет должника и далее, для расчета с исполнителем, оказывающим услуги по организации торгов. А при проведении торговых процедур, когда стоимость имущества составляет миллиарды рублей, размер банковской комиссий при переводе задатка может быть внушительным. При открытии счета организатор торгов выбирает условия того банка, у которого стоимость обслуживания и комиссии по расчетному счету будут наименьшими по сравнению с условиями в других банках. На наш взгляд, выбор счета организатора торгов для задатков является оптимальным решением для арбитражного управляющего с учетом как эффективности, так и экономии денежных средств должника. Перечисление задатков на счет оператора электронной площадки создает дополнительные риски задержки с возвратом задатков и увеличивает расходы на проведение торгов.

Егор Муравьев
юрист ООО «Оргторг»
«

Актуальная на данный момент судебная практика состоит в том, что в случае возникновения спора между арбитражным управляющим и кредитором относительно утверждения порядка продажи имущества должника и вынесения данного спора на рассмотрение арбитражного суда, как правило, суды выносят решение в пользу кредиторов, исходя из общей логики законодателя, который в силу абзаца 6 пункта 1.1 статьи 139 Закона о банкротстве определил, что собрание кредиторов или комитет кредиторов вправе утвердить иной порядок продажи имущества должника, чем тот, который был предложен конкурсным управляющим. В нашей практике имеется судебное дело, в котором данная позиция подтвердилась (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.03.2021 по делу № А40-56928/15). Суть дела заключается в том, что вопреки возражениям конкурсного кредитора конкурсный управляющий в порядке рассмотрения разногласий через суд внес изменения в положение о проведении торгов, установив начальную цену реализуемого имущества в размере 2 млн рублей вместо 2 млрд рублей, сколько реально стоит реализуемое имущество. Суд апелляционной инстанции оставил определение суда первой инстанции без изменений. Однако суд кассационной инстанции встал на сторону кредитора, сославшись на статьи 139, 140 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и отменив судебные акты первой и апелляционной инстанций. Тем самым он подтвердил подход, в соответствии с которым при утверждении положения о порядке проведения торгов реализуемого имущества в первую очередь учитывается позиция кредитора. В частности, суд сослался на пункт 2 статьи 139 Закона о банкротстве, согласно которому в случае возникновения в ходе конкурсного производства обстоятельств, в связи с которыми требуется изменение порядка, сроков и (или) условий продажи имущества должника, конкурсный управляющий обязан представить собранию кредиторов или в комитет кредиторов для утверждения соответствующие предложения относительно таких изменений. Споры по конкретным пунктам Положения о продаже имущества с торгов между кредиторами и конкурсными управляющими бывают, но приоритет имеет редакция Положения, утвержденная на собрании кредиторов. При его разработке следует руководствоваться инструкциями и документами конкретной площадки для технической реализации продажи имущества по уже утвержденному Положению.

Полина Павлова
Адвокат, медиатор, партнер юридическая фирма GP&Partners
«

Действующие лица:

Антон Волков
генеральный директор Группа компаний «Банкрот Форум»
Егор Муравьев
юрист Компания «Оргторг»
Полина Павлова
адвокат, медиатор, партнер Юридическая группа GP&Partners (Гришин, Павлова и партнеры)

Над материалом работали:

Надежда Быкова
преподаватель ДПО «Центр подготовки управляющих»