С первого взгляда, намерение погасить требования кредиторов представляет собой легкий и эффективный механизм, который отвечает интересам должника и кредиторов. Однако с этим методом связаны некоторые правовые проблемы, недобросовестные лица могут использовать его в противоправных целях.

Действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает ряд механизмов, позволяющих кредиторам получить удовлетворение своих требований в рамках дел о банкротстве должников. Так, например, в рамках процедуры внешнего управления могут быть использованы различные меры по восстановлению платежеспособности должника, которые приведут к погашению требований в реестре кредиторов. К таким мерам относятся продажа отдельных объектов, взыскание дебиторской задолженности, замещение активов и пр. В рамках конкурсного производства, целью которого является соразмерное погашение требований кредиторов, выявляется и реализуется все имущество должника. За счет поступивших в конкурсную массу денежных средств кредиторы получают удовлетворение своих требований.

Статьи 112.1, 113, 125 закона о банкротстве регулируют исполнение обязательств должника иным лицом. Предусмотрена возможность погасить требования кредиторов (или только требования уполномоченного органа) третьим лицом за счет собственных средств.

В качестве третьего лица в данной ситуации может выступить учредитель (участник) должника, собственник имущества должника – унитарного предприятия или третье лицо, не имеющее отношения к должнику.

Порядок действий прост:

Лицо, имеющее намерение погасить обязательства должника, должно направить соответствующее заявление, составленное в свободной форме, в суд.

После получения такого заявления, суд, в производстве которого находится дело о банкротстве, назначает судебное заседание.

В результате анализа ст. 113 и 129.1 закона о банкротстве можно сделать вывод, что суд отказывает заявителю в удовлетворении намерения погасить требования должника только в случае отказа самого заявителя от такого намерения. Если заявитель не изменил своих планов, суд удовлетворяет намерение и указывает срок для внесения денежных средств.

С первого взгляда, намерение погасить требования кредиторов представляет собой легкий и эффективный механизм, который отвечает интересам должника и кредиторов.

Однако, на наш взгляд, с этим методом связаны конкретные правовые проблемы, и недобросовестные лица могут использовать его в противоправных целях.

Анализ картотеки арбитражных дел показывает, что нередки случаи, когда заявление о подобных намерениях делается с целью затянуть процедуру банкротства, нет действительного намерения погасить задолженность перед кредиторами

С учетом того что количество заявлений о намерениях, подаваемых при слушании дела о банкротстве, законодательством не ограничено, лица, заинтересованные в исходе дела, могут неоднократно направлять данные заявления .

С учетом правил правового регулирования суд откладывает рассмотрение заявлений о намерениях с более поздней датой до рассмотрения ранее поступившего заявления.

Так, в деле № А03-5940/2015 суд рассмотрел более 20 заявлений о намерении погасить требования кредиторов с февраля 2019 года до сентября 2020 года.

В указанном деле суд установил, что заявления составлялись идентичным образом, с использованием одного шрифта, однотипных формулировок, они поступали в суд в одинаковых конвертах, некоторые лица, которым ранее уже было отказано, повторно подавали заявления о намерениях. Суды посчитали, что совокупность этих факторов направлена на затягивание процедуры банкротства и не свидетельствует о реальном намерении предоставить должнику денежные средства, необходимые для погашения требований в реестра требований кредиторов(постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13.07.2020 № 07АП-10688/15(26), 07АП-10688/15(27), 07АП-10688/15(28), 07АП-10688/15(29), 07АП-10688/15(30) по делу № А03-5940/2015).

Поскольку отказать в рассмотрении таких заявлений о намерениях суд не имел права, после вынесения решений по 11 заявлений и отказа по каждому из них из-за отсутствия внесенных денежных средств заявителями, суд объединил рассмотрение последующих требований. Верховный Суд Российской Федерации в определении от 16.11.2020 № 304-ЭС16-14491(4) по делу № 03-5940/2015 признал правомерным такое объединение с учетом обстоятельств дела правомерным.

Из указанного дела следует, что возможно значительное количество однотипных заявлений о намерении, суд может объединить такие заявления в одно производство, но не может сразу отказать без предоставления срока для реализации такого намерения.

При многократном заявлении о намерениях без реальных планов погасить обязательства должника в деле о банкротстве есть прямой риск затягивания процедуры банкротства, связанный с приостановкой отдельных мероприятий, проводимых арбитражными управляющими.

Лица, заявившие о намерении погасить требования кредиторов, часто ходатайствуют перед судом о наложении обеспечительных мер в форме приостановки проведения торгов

Если у заявителя добросовестные намерения, такое ходатайство представляется вполне обоснованным, поскольку участники должника или третьи лица имеют материальный интерес при заявлении о намерении погасить обязательства должника. Этот интерес выражается в желании сохранить за обществом имущество, имевшееся на дату введения соответствующей процедуры банкротства.

Однако если направление такого заявления в суд делается для того, чтобы затянуть процедуру банкротства и недопустить реализацию активов, то можно предположить, что заявители руководствуются недобросовестными соображениями.

В судебной практике распространено наложение обеспечительных мер в форме приостановки торгов в описанной ситуации (определение Верховного Суда РФ от 14.08.2020 № 307-ЭС20-10298 по делу № А56-59227/2016, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2022 № 13АП-39419/2021 по делу № А56-13302/2020/н.п., постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2020 № 13АП-31014/2020 по делу № А56-31271/2018/о.м., определение Арбитражного суда Краснодарского края от 14.01.2020 по делу № А32-37356/2012).

Приведенные примеры не являются однотипнми. Нет однозначной связи между заявлением намерения погасить реестр и приостановкой торгов. Руководствуясь конкретными обстоятельствами дела, арбитражные суды зачастую не усматривают оснований для наложения обеспечительных мер и отказывают в них.

Так, в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 10.09.2019 № Ф05-4272/2019 по делу № А40-47279/2018 указано, что обеспечительные меры в виде приостановки торгов до рассмотрения заявления о намерении не соразмерны заявленным требованиям и направлены на воспрепятствование осуществлению процедуры банкротства, проводимой в соответствии с действующим законодательством, и вызывают нарушение баланса интересов всех заинтересованных лиц. Намерения заявителя погасить задолженность перед кредиторами ООО «Каприс» не могут рассматриваться как обстоятельства, затрудняющие исполнение судебного акта или делающие его невозможным.

Аналогичные выводы были сделаны Седьмым арбитражным апелляционным судом в постановлении от 24.09.2018 по делу № А02-340/2017. Суд счел правомерным отказ в наложении обеспечительных мер и указал, что ссылка на возможность одновременно сохранить за должником его активы и погасить полностью все требования конкурсных кредиторов в результате удовлетворения заявления о намерении основана на неправильном толковании ст. 90 АПК РФ, не соответствует целям, предусмотренным законодателем дляобеспечительных мер, – исключить возможное затруднение при исполнении судебного акта или невозможность исполнить его, а также предотвратить причинение значительного ущерба заявителю. Втаких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что заявленная обеспечительная мера не согласуется с предметом заявления о намерении удовлетворить в полном объеме требования кредиторов, включенные в реестр требований кредиторов, противоречит целям конкурсного производства, поскольку реализация имущества и удовлетворение требований кредиторов – прямые обязанности конкурсного управляющего, предусмотренная законом о банкротстве.

Действующая судебная практика исходит из того, что само по себе заявление о намерении погасить требование кредитора, даже при последующем уклонении от внесения денежных средств, не свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны лица, заявившего такое требование

С учетом обстоятельств дела возможна противоположная точка зрения: рассмотренное выше заявление о намерении признается формой злоупотребления правом. Например, в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2020 № 15АП-16529/2020, 15АП-16531/2020 по делу № А53-30428/2018 суд оставил без изменения отказ в удовлетворении намерения третьего лица погасить требование кредитора, включенное в реестр. Коллегия установила, что финансовая возможность погасить требования к должнику в полном объеме не подтверждена соответствующими доказательствами. С учетом аффилированности сторон и предыдущего поведения других участников группы лиц суд пришел к правильному выводу о наличии признаков злоупотребления правом при обращении с заявлениями о намерении погасить задолженность перед кредиторами. Злоупотребление выразилось в процессуальном поведении заявителей, у которых не было действительного намерения и финансовой возможности погасить требования кредиторов.

Таким образом, анализ судебной практики показал, что заявление о намерении погасить требования в реестре требований кредиторов может быть использовано в целях, которые могут как соответствовать, так и противоречить интересам должника, кредиторов и компании.

На наш взгляд, основную опасность представляет возможность подачи бесчисленного количества заявлений о намерении и параллельное блокирование процессов реализации имущества должника. В совокупности данные обстоятельства могут затянуть процедуру банкротства на долгие годы.

Развитие практики признания заявления о намерении злоупотреблением правом позволит избежать возникновения таких ситуаций.

Представляется целесообразным при рассмотрении намерений изначально обязывать заявителя представлять доказательства финансовой возможности погасить требования кредиторов, либо по аналогии с финансированием процедуры банкротства вносить указанную судом сумму на депозит суда.

Углубленное изучение заявлений о намерении на стадии принятия и рассмотрения позволит оперативно отклонять те заявления, которые фактически не направлены на погашение требований.

Над материалом работали:

Надежда Быкова
преподаватель Центр подготовки управляющих