Риск банкротства априори может нависнуть даже над опытными предпринимателями, у которых есть собственные бизнес-стратегии и клиентоориентированные компании.

Главное преимущество успешной предпринимательской деятельности состоит в умении разработать необходимую стратегию развития бизнеса, которая позволила бы достигнуть желаемых результатов с минимальным количеством сопутствующих рисков, к которым можно отнести и банкротство. В тот момент, когда предприниматель и его компания оказываются в сложной финансовой ситуации, разрешение которой невозможно без применения специальных процедур, и возникает потребность в квалифицированном арбитражном управляющем.

В своей профессиональной деятельности арбитражный управляющий обязуется соблюдать полный баланс интересов должника и кредиторов. Однако в нашей практике нередки случаи контролируемого банкротства, когда, по мнению следственных органов, арбитражник вступает в сговор с должником, кредитором или же целой группой кредиторов. В первом случае, вступая в сговор с должником, управляющий помогает тому сокрыть как можно большее количество активов, получая за это солидное, но незаконное вознаграждение. В ином случае управляющий самостоятельно или с помощью кредиторов продвигает свою кандидатуру, впоследствии лоббирует их интересы и ведет процедуру банкротства, закрывая глаза на сомнительные сделки своих заказчиков, оспаривая сделки с рыночными кредиторами.

Ярким примером служит уголовное дело, в котором, по мнению следствия, арбитражный управляющий Z использовал имеющиеся у него обширные знания и опыт конкурсного управления и участия в процедурах банкротства в целях незаконного получения права собственности на имущество, отчужденное в пользу хозяйственного общества N в результате договора купли-продажи. Так, с точки зрения правоохранительных органов, арбитражный управляющий Z путем обмана и введения в заблуждение других кредиторов создал фиктивную кредиторскую задолженность перед подконтрольными фирмами и гражданами, включив в реестр подконтрольных кредиторов и минимизировав влияние сторонних кредиторов. Впоследствии подконтрольные кредиторы передавали ему полученные из конкурсной массы активы.

Общеизвестно, что сторона обвинения и сторона защиты в рамках уголовного процесса работают в кардинально разных весовых категориях. Принципиально отличающиеся возможности сторон уголовного процесса подтверждаются и судебной практикой. На примере тех последних уголовных дел, где мы защищали интересы арбитражных управляющих, я наблюдал, как управляющие все чаще попадают под пристальный взор следственных органов.

Наиболее эффективным способом компенсации неравенства сил в уголовном процессе является выстраивание правовой позиции защиты задолго до того, как деятельность арбитражного управляющего попадет в поле зрения силовых структур

Одним из главных шагов для выстраивания позиции защиты является уголовно-правовой аудит деятельности управляющего, призванный либо предупредить, либо предотвратить действия, которые могут повлечь за собой обвинения в преступлениях, либо максимально снизить степень опасности уголовного преследования.

Вместе с тем я не хочу никого вводить в заблуждение и оговорюсь, что не существует каких-либо универсальных методик, позволяющих исключить все возможные уголовно-правовые риски. Аудит не является волшебной таблеткой, способной отвести любые невзгоды от арбитражного управляющего и иных лиц, принимающих то или иное участие в процедуре банкротства.

Прежде всего, управляющий и руководитель должника должны самостоятельно отслеживать свои действия и прогнозировать их возможные последствия. Нужно обращать внимание на все значимые действия, решения, сделки с имуществом должника, которые были (потенциально могут быть) оспорены в рамках дела о банкротстве, если они привели к ухудшению имущественного положения должника.

В качестве иллюстрации приведу известное уголовное дело директора компании «АзовТрансТерминал» Андрея Клюева, которого признали виновным в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ). Его организация длительное время занималась перевозкой нефтепродуктов и бункеровкой кораблей. В определенный промежуток времени директор принял решение о необходимости банкротства организации. Для этого им был подписан заведомо недействительный договор поставки нефтепродуктов с другой организацией. В соответствии с условиями договора «АзовТрансТерминал» перечислил в адрес контрагента по 122,3 млн рублей. Однако компания «АзовТрансТерминал» по факту ничего не получила за эти деньги. Чтобы скрыть фиктивный характер сделки, директор подготовил документы на хранение нефтепродуктов и якобы их перепродажу. В итоге ранее финансово стабильная и занимающая устойчивое положение на рынке организация «АзовТрансТерминал» оставила 700 млн рублей долгов.

В настоящее время процедура банкротства – это своеобразная палочка-выручалочка, предусмотренная законом для лиц, столкнувшихся с проблемами и стоящих в одном шаге от финансового краха. Вместе с тем важно помнить, что любая палочка – о двух концах и вместо успешно реализованной процедуры банкротства можно легко попасть под уголовное преследование. Риски последнего в текущих реалиях значительно возрастут у арбитражных управляющих и генеральных директоров не только крупного, но и малого и среднего бизнеса.

Над материалом работали:

Алексей Новиков
адвокат, управляющий партнер адвокатское бюро Criminal Defense