Судебная практика по делам о банкротстве всегда являлась одной из наиболее динамично развивающихся. Именно в рамках дел о банкротстве формируются самые новаторские подходы правоприменения, причем как по вопросам материального, так и процессуального права.

В текущем году одним из таких нововведений стала возможность инициирования процедур банкротства в отношении иностранных организаций на территории Российской Федерации, а также рассмотрение дел о несостоятельности подобных компаний российскими арбитражными судами.

Ранее, по общему правилу, российские арбитражные суды прекращали производства по заявлениям о признании иностранных компаний банкротами, поданным в российской юрисдикции, обосновывая свою позицию ссылкой на ст. 1202 ГК РФ, в соответствии с которой личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"» и ст. 1202 ч. третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. 

На основе личного закона юридического лица определяются, в частности: статус организации в качестве юридического лица; организационно-правовая форма юридического лица; требования к наименованию юридического лица; вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства; содержание правоспособности юридического лица; порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; способность юридического лица отвечать по своим обязательствам; вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам. Таким образом, ликвидация юридического лица, в том числе и принудительная, осуществляется в соответствии с законодательством страны, где такое лицо было зарегистрировано.  См., например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.11.2017 № Ф05-10670/2017 по делу № А40-15873/17 (Определением Верховного Суда РФ от 12.03.2018 № 305-ЭС18-552 отказано в передаче дела № А40-15873/2017 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления); Определение Арбитражного суда Амурской области от 10.01.2022 по делу № А04-8155/2021; Определение Арбитражного суда г. Москвы от 20.08.2018 по делу № А40-44000/2018-66-52.

Однако на дату подготовки настоящей статьи в практике появилось как минимум три случая принятия российскими судами к производству и возбуждения дел о банкротстве в отношении иностранных компаний:

Кейс № 1. Дело № А76-31539/2021 Банкротство компании Pandora consulting LC, зарегистрированной в Федерации Сент-Китс и Невис

Решение Арбитражного суда Челябинской области от 22.04.2022 по делу № А76-31539/2021 (оставлено без изменения Определением Верховного суда РФ от 21.03.2023 № 309-ЭС23-1409 по делу № А76-31539/2021).

Фактические обстоятельства:

Заявитель (Нахабин В. Ю.) обратился в АС Челябинской области с заявлением о признании банкротом Pandora consulting LC, зарегистрированной в Федерации Сент-Китс и Невис, введением в отношении компании процедуры наблюдения, утверждении временного управляющего и включения в реестр требований кредиторов денежного требования, основанного на судебных актах по делам № А50-6932/2017 (взыскание суммы вознаграждения конкурсного управляющего и судебных расходов), № А50-19739/2017 (взыскание вознаграждения и текущих расходов арбитражного управляющего). 

Арбитражный суд Челябинской области пришел к следующим выводам:

1

Компания-должник осуществляла коллекторскую деятельность на территории Российской Федерации, ее единственным участником и руководителем был гражданин России, компания имела открытые счета в кредитных организациях на территории России.

2

Существует необходимость проведения мероприятий конкурсного производства именно в отношении имущества иностранного должника (в связи с характером деятельности должника в состав имущества преимущественно входила дебиторская задолженность российских юридических лиц).

3

Отказ в применении в отношении имущественной массы должника процедуры конкурсного производства приведет к ограничению прав кредиторов на получение эффективной судебной защиты со стороны российского суда.

4

Довод о том, что компания была ликвидирована, является несостоятельным, поскольку в соответствии с законодательством Федерации Сент-Китс и Невис, являющимся личным законом должника, компания, пребывающая в статусе прекращения деятельности, продолжает существовать в течении трех лет с даты такого прекращения или ликвидации с целью обеспечения возможности предъявления исков либо обеспечения защиты в судебных разбирательствах, урегулирования незавершенных вопросов и завершения деятельности, распоряжения имуществом и распределением активов, исполнения обязательств.

5

Основания для введения наблюдения отсутствуют, поскольку должник находится в процедуре ликвидации, схожей с предусмотренной российским законодательством.

Указанные выводы были поддержаны всеми судами вышестоящих инстанций, включая Верховный суд РФ (Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2023 № 309-ЭС23-1409 по делу № А76-31539/2021).. Таким образом, вышестоящий суд подтвердил новаторский подход российского суда о возможности фактического банкротства иностранной компании в российской юрисдикции.

Кейс № 2. Дело № А40-5658/2023 Банкротство Delvenisto Investments Ltd, зарегистрированной в Республике Кипр

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.04.2023 по делу № А40-5658/23-129-14 Б (оставлено без изменений Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2023 № 09АП-38499/2023 по делу № А40-5658/2023).

Фактические обстоятельства:

Заявитель (ПАО Банк «Траст» обратился в АС г. Москвы с заявлением о признании несостоятельной компании Delvenisto Investments Ltd, зарегистрированной в Республике Кипр, открытии в отношении нее конкурсного производства, а также включении в реестр требований кредиторов требования в размере 6 млрд рублей, являющегося задолженностью по кредитному договору, взысканной с компании в рамках дела № А40-213884/2018. 

Арбитражный суд г. Москвы пришел к аналогичному выводу о возможности признания компании банкротом и открытии конкурсного производства, добавив к выводам Арбитражного суда Челябинской области и Верховного суда РФ следующие положения:

1

Доказательств осуществления компанией предпринимательской деятельности и получения дохода на территории Республики Кипр в материалы дела не представлено, напротив, основная деятельность велась на территории Российской Федерации с 2017 года.

2

Обстоятельства свидетельствуют о наличии эффективной юрисдикции судов Российской Федерации в отношении имущества, находящегося на ее территории, равно как и в отношении ответчика, чья деятельность по извлечению прибыли с территории Российской Федерации тесно связана с ее территорией (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 08.10.2020 по делу № 310-ЭС20-3002, А83-6324/2018 (Определением Верховного Суда РФ от 18.02.2021 № 474-ПЭК20 по делу № А83-6324/2018 отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации).

3

Потенциальные активы, которые подлежат включению в конкурсную массу должника, находятся на территории Российской Федерации (права требования к третьим лицам).

4

Согласно 8-му пакету санкций Европейского союза (Decision (CFSP) 2022/1909), юридические фирмы не предоставляют услуги по признанию и исполнению на территории ЕС решений судов, полученных за пределами ЕС российским клиентам, следовательно, юридическое сопровождение признания и исполнения российского судебного решения на территории Кипра ограниченно согласно введенным санкциям, и кредитор не может инициировать процедуру банкротства компании в иностранной юрисдикции.

Фактически АС г. Москвы сформировал позицию о потенциальной возможности переноса любых споров, связанных с иностранными юридическими лицами, в российскую юрисдикцию, со ссылкой на принятые ограничительные меры, препятствующие защите прав российских лиц в судебном порядке на территории иностранных государств.

Кейс № 3. Дело № А40-166286/2023 Банкротство Credit Suisse AG в лице правопреемника UBS AG, зарегистрированного на территории Швейцарской Конфедерации

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.04.2023 по делу № А40-5658/23-129-14 Б (оставлено без изменений Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2023 № 09АП-38499/2023 по делу № А40-5658/2023).

Фактические обстоятельства:

ПАО Банк «Зенит» обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании Credit Suisse AG в лице правопреемника UBS AG банкротом в связи с наличием задолженности по выплате Банку «Зенит» денежных средств, переданных по синдицированному кредиту, агентом по которому выступал лондонский филиал Credit Suisse AG.

В настоящий момент заявление принято к производству с мотивировкой об отсутствии у российского банка в связи с принятыми ограничительными мерами возможности эффективно защитить свои права в судебном порядке на территории Швейцарской Конфедерации, что обосновывает юрисдикцию российского суда.

С учетом складывающихся тенденций судебной практики, имеются все основания полагать, что швейцарский банк будет признан несостоятельным и в отношении его имущества будет применена процедура конкурсного производства, как это уже было сделано с иными иностранными лицами-должниками.

Так, в рамках данного спора уже приняты обеспечительные меры в виде ареста принадлежащих Credit Suisse AG акций АО «Банк Кредит Свисс (Москва)» ООО «Кредит Свисс Секьюритиз (Москва)», а также принадлежащих UBS AG акций ООО «Ю Би Эс Банк» (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 11.08.2023 г. по делу № А40-166286/23.).

К чему готовиться менеджменту иностранных компаний?

Если практика применения положений закона о банкротстве в отношении иностранных организаций в российской юрисдикции станет «новым черным» и примет некое единообразие, а количество неудовлетворенных требований будет расти, то в будущем нельзя исключить попыток активных кредиторов использовать новые тенденции судебной практики в свою пользу и, например, пытаться привлечь к персональной ответственности менеджмент иностранных организаций, который участвовал в управлении российскими подразделениями или же просто контролировал деятельность компаний.

Поскольку именно банкротная отрасль является наиболее динамичной и быстро развивающейся, а вектор практики отражает прокредиторский подход, то можно предположить, что подобные иски могут появиться в делах о банкротствах иностранных организаций. Безусловно, подобные случаи пока представляются мало реалистичными, однако пора смириться, что мы живем в условиях турбулентности и вынуждены быть готовыми к любым поворотам, в том числе попыткам привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих иностранного должника лиц.

Не секрет, что именно субсидиарная ответственность в актуальной судебной практике является наиболее действенным способом повысить размер удовлетворенных требований кредиторов, которые на практике в рамках дела о банкротстве получают погашение не более 3–6% от своего требования (По данным портала fedresurs.ru).

При этом заявление о привлечении руководителей, топ-менеджмента, собственников, теневых бенефициаров и иных контролирующих лиц подается практически в каждом втором деле о банкротстве российских компаний, и примерно половина из них удовлетворяется.

Вторым эффективным инструментом пополнения конкурсной массы и повышения размера удовлетворенных требований кредиторов является институт взыскания убытков. В кейсах № 1 и № 2 были приведены аргументы о том, что иностранные компании либо находятся в процедуре ликвидации, предусмотренной иностранным законодательством, либо уже были ликвидированы. 

В случае наличия таких фактических обстоятельств кредиторы в своих заявлениях потенциально могут попробовать попросить суды использовать по аналогии положений п. 2 ст. 64.1, п. 3 ст. 64.2 ГК РФ, в соответствии с которыми члены ликвидационной комиссии / ликвидатор обязан возместить убытки, причиненные кредиторам в порядке ст. 53.1 ГК РФ. Необходимо отдельно отметить, что исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не препятствует привлечению к ответственности лиц, обладающих фактическим контролем над должником в соответствии со ст. 53.1 ГК РФ.

Кто потенциально может оказаться в периметре внимания кредитора при банкротстве иностранных компаний в российских судах?

топ-менеджмент иностранной организации, в том числе непосредственно связанный с руководством деятельности компании в России, особенно если у них имеются активы на территории Российской Федерации;

руководители филиалов иностранных компаний, действовавших на территории России;

ликвидаторы иностранных компаний.

Как хеджировать свои риски лицам, к которым потенциально могут быть предъявлены требования? 

Поскольку в настоящий момент подобная практика привлечения к ответственности контролирующих иностранные компании лиц в рамках банкротств иностранных компаний в российских судах отсутствует и нет гарантий, что она в принципе будет сформирована, для топ-менеджмента будут актуальны следующие рекомендации:

1

Всегда держите руку на пульсе и следите за актуальной практикой, формированием новых правовых позиций, а также мониторьте споры, связанные с вашей компанией. Кроме того, не стоит оставлять без внимания деятельность самой компании и ее филиалов.

2

Сам факт подачи подобных заявлений о привлечении к ответственности не является безусловным основанием для их удовлетворения. Консультируйтесь с профессиональными юристами, имеющими достаточную квалификацию в области банкротств, в том числе трансграничных. Также может понадобиться получение правовых заключений.

3

Если компания принимает решение прекратить деятельность на территории Российской Федерации, необходимо обеспечить надлежащее правовое сопровождение ухода с рынка или закрытия филиала, что позволит доказать отсутствие причинно-следственной связи между возможным вредом кредиторам и вашими действиями.

4

Следите за нашими мероприятиями и принимайте в них активное участие. Мы всегда отслеживаем новые тенденции судебной практики и готовы поделиться опытом выстраивания комплексных и стратегически выверенных позиций с нашими доверителями и гостями.

Над материалом работали:

Александра Медникова
старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатское бюро ЕПАМ