15 июня в деле о банкротстве Антипинского НПЗ Арбитражный суд Тюменской области вынес определение о взыскании в пользу конкурсного управляющего рекордной суммы процентного вознаграждения – более чем 5,4 млрд руб. В настоящий момент определение обжаловано в Восьмом арбитражном апелляционном суде.

Сам судебный акт уже привлек внимание юридического сообщества, вновь поставив на повестку дня проблематику определения соразмерности процентной части вознаграждения антикризисных менеджеров.

Напомним, что снижение процентного вознаграждения арбитражного управляющего возможно по двум основаниям: 

1

в связи с несоответствием фактической стоимости имущества должника его балансовой стоимости (п. 12.6 постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», далее – постановление № 97). Единственный способ избежать такого снижения – реализовать имущество по максимально приближенной к балансовой стоимости, т.е. данное снижение мало зависит от действий самого управляющего;

2

в результате недобросовестных действий самого арбитражного управляющего (п. 5 постановление № 97).

В Пленуме указываются обстоятельства, которые следует учитывать при снижении размера вознаграждения арбитражного управляющего:

признание судом незаконными действий этого управляющего;

признание необоснованными понесенных им за счет должника расходов;

признание недействительными совершенных им сделок;

причинение убытков должнику;

уклонение арбитражного управляющего от осуществления своих полномочий.

Наибольший интерес представляют именно те дела, в которых оценивается поведение арбитражного управляющего в ходе процедуры, поэтому в настоящем обзоре мы рассмотрим судебную практику применительно к таким основаниям для снижения процентов.

Признание судом незаконными действий арбитражного управляющего

Ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей является основанием для снижения процентного вознаграждения даже тогда, когда прямая взаимосвязь между размером процентов и нарушением отсутствует

Должник – физическое лицо обратился в арбитражный суд с заявлением о пересмотре судебного акта о выплате процентного вознаграждения финансовому управляющему по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку после взыскания вознаграждения в пользу последнего судом были признаны незаконными действия финансового управляющего по несвоевременной выплате должнику прожиточного минимума. Финансовый управляющий возражал против снижения процентов, ссылаясь на то, что допущенные нарушения не связаны с реализацией имущества должника, от суммы которой зависит размер вознаграждения.

Суды трех инстанций доводы финансового управляющего не приняли, указав, что право арбитражного управляющего на получение вознаграждения, в том числе процентной его части, напрямую зависит от надлежащего исполнения им своих обязанностей; в связи с этим размер выплаченных финансовому управляющему процентов был снижен на 10%, с 3 014 291 руб. 70 коп. до 2 712 862 руб. 53 коп. (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.10.2021 по делу № А28-6222/2016).

При рассмотрении вопроса о снижении размера процентного вознаграждения в связи с нарушением управляющего суды должны оценивать допущенное нарушение на предмет его существенности, продолжительность периода полномочий управляющего, степень влияния на процедуру и/или конкурсную массу должника

Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением о выплате вознаграждения временному управляющему в размере 106 124 рублей. Руководитель должника на момент рассмотрения заявления – конкурсный управляющий – ходатайствовал о снижении размера вознаграждения своему коллеге, мотивируя это тем, что последний не предоставил в дело отзыв о взыскании в пользу должника дебиторской задолженности (т.к. в период рассмотрения данного спора была введена процедура наблюдения, временный управляющий был привлечен в дело в качестве третьего лица). Суд первой инстанции счел обоснованными данные возражения и существенно, до 30 000 рублей, снизил размер вознаграждения. При пересмотре в кассационном порядке суд округа указал на то, что такое снижение являлось чрезмерным, и направил спор на новое рассмотрение, указав на необходимость учесть следующие обстоятельства: 

управляющий осуществлял полномочия в течение всего полутора месяцев;

не устанавливалось, какие именно негативные последствия повлекло бездействие временного управляющего;

законодательство не предусматривает обязанности временного управляющего по взысканию дебиторской задолженности ( таким образом сделан акцент на функциях управляющего конкретно в процедуре наблюдения).

В ходе нового рассмотрения суд установил вознаграждение уже в размере 100 000 рублей (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07.09. 2020 по делу № А33-6762/2015).

Нахождение арбитражного управляющего на больничном не освобождает его от исполнения своих обязанностей, в связи с чем вызванные нетрудоспособностью нарушения могут служить основанием для снижения размера процентов

Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением об установлении суммы процентов в размере 60 000 рублей; данное заявление было объединено для совместного рассмотрения с жалобой кредитора – крупного банка. Последний ссылался на нарушение, выразившееся в отсутствии указания на то, что собрание кредиторов проведено повторно, собрание кредиторов не состоялось в указанный судом срок. В обоснование отсутствия нарушений и, соответственно, оснований для снижения процентного вознаграждения управляющий сослался, в том числе, на свою нетрудоспособность в проверяемый период. Суды трех инстанций сочли данный довод несостоятельным, указав, что нетрудоспособность арбитражного управляющего подтверждена только в период с 23.08.2020 по 31.08.2020, а законом предусмотрен четырнадцатидневный срок заблаговременного уведомления кредиторов о предстоящем собрании, соответственно, действуя добросовестно, управляющий мог исполнить свои обязанности надлежащим образом. Размер вознаграждения был снижен до 40 000 рублей (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30.04.2021 по делу № А57-15109/2019).

Недействительность совершенных арбитражным управляющим сделок, необоснованность понесенных им расходов, причинение убытков должнику

Несение бремени содержания имущества, пригодного для извлечения из него прибыли, признается неэффективным использованием имущества должника и служит основанием для снижения процентного вознаграждения конкурсного управляющего

Уполномоченный орган и кредитор (банк) обратились в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий арбитражного управляющего, снижении размера его фиксированного вознаграждения, отстранения арбитражного управляющего от исполнения обязанностей. В частности, внимание суда было обращено на то обстоятельство, что вместо договора аренды мелькомбината конкурсный управляющий заключил договор аренды ответственного хранения. Суды первых трех инстанций не признали данные доводы обоснованными, сославшись на необходимость обеспечения сохранности имущества. Дело было передано на рассмотрение в Экономическую коллегию Верховного Суда РФ, которая направила дело на новое рассмотрение, указав, что в силу наличия обязанности по установлению наиболее продуктивного способа распоряжения имуществом должника арбитражный управляющий обязан анализировать, какой из способов использования имуществом с наибольшей вероятностью может способствовать пополнению конкурсной массы. Кроме того, коллегия применила принцип разумного экономического подхода, указав, что договор аренды является наиболее типичной, направленной на извлечение прибыли договорной конструкцией, а управляющий не предпринял мер для подыскания арендаторов (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 21 января 2021 года по делу № А03-13510/2014).

У лиц, участвующих в деле о банкротстве, отсутствует право снижать процентное вознаграждение заранее, до заявления соответствующего ходатайства (например, при рассмотрении вопроса о снижении лимитов на привлеченных специалистов)

Кредитор, оспаривая действия арбитражного управляющего по выходу за пределы лимита стоимости услуг привлеченных специалистов, заявил в том же обособленном споре аналогичное, по мнению стороны, требование о снижении процентного вознаграждения управляющему. Суд, рассмотрев спор по существу и усмотрев наличие нарушений в действиях управляющего, отказал в удовлетворении требований о снижении размера процентов, указав, что вопрос о выплате процентного вознаграждения не регулируется ст. 20.7 закона о банкротстве и может быть рассмотрен только после заявления управляющим соответствующего требования (Определение Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2021 по делу № А50-30150/2017).

Уклонение арбитражного управляющего от осуществления своих полномочий

Если формирование конкурсной массы происходило полностью или преимущественно не вследствие действий управляющего, а в результате действий иных лиц, вознаграждение будет уменьшено

Управляющий обратился в суд с заявлением об установлении процентов в размере 1 533 914 рублей 80 копеек. Удовлетворяя его заявление, суд первой инстанции снизил размер выплаты в три раза, обосновав это тем, что большая часть конкурсной массы была сформирована за счет признания недействительными сделок должника, которые были оспорены по заявлению кредитора, а не самого конкурсного управляющего (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.12.2021 по делу № А19-13052/2017).

Незначительное количество действий, предпринятых арбитражным управляющим, само по себе является основанием для снижения размера процентного вознаграждения

Финансовый управляющий претендовала на получение процентов, предусмотренных в рамках дела о банкротстве физического лица (напомним, ст. 20.6 и 213.9 закона о банкротстве устанавливают порядок исчисления процентов финансового управляющего от стоимости реализованного имущества). При этом должник сам представил план реструктуризации долгов. После выполнения должником плана реструктуризации и завершения расчетов с кредиторами управляющий обратилась с заявлением об установлении ей процентного вознаграждения в размере 636 666 рублей.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в выплате процентов, указав на то, что достижение целей процедуры реструктуризации – расчет с кредиторами в соответствии с утвержденным планом – произошло без активного участия финансового управляющего. Кассационный суд с нижестоящими инстанциями не согласился, указав, что такое основание для снижения вознаграждения в отсутствие недобросовестных действий управляющего законом не предусмотрено.

Коллегия Верховного суда, рассматривая жалобу, оставила в силе судебные акты первых двух инстанций, обратив внимание на то, что управляющий и кредитор «последовательно возражали против введения плана реструктуризации»; подобное поведение было оценено как «изначально неверно выбранная стратегия по выходу из сложившейся кризисной ситуации».

Указанное дело примечательно тем, что фактически развязывает руки всем кредиторам в «пустых» или вялотекущих процедурах, лишая арбитражных управляющих хотя бы какого-либо процента, притом что нет доказательств их недобросовестности(Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 23.08.2021 по делу № А41-36090/2017).

Обращает на себя внимание дело, недавно рассмотренное Верховным судом РФ, в котором ставился вопрос о наличии права на процентное вознаграждение у конкурсного управляющего, который передал имущество должника в качестве отступного. Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу об отсутствии у управляющего такого права в связи с неэффективной организацией процедур торгов, что повлекло удовлетворение требований кредиторов только за счет имущества, переданного в качестве отступного. Подробно данный кейс рассмотрен в материале обозревателя портала PROбанкротство Алексея Охлопкова

Вывод

Большинство судебных актов показывает, что суды, абсолютизируя идею о встречном характере процентного вознаграждения, не только активно используют имеющуюся возможность снизить такой процент, но и оценивают соответствие потенциальной суммы выплаты активности арбитражного управляющего. Такая тенденция является очень опасной, ведь если управляющие начнут самостоятельно «додумывать» себе работу, это может затянуть процедуру или повлечь убытки, что также будет оценено как недобросовестное поведение. Этот замкнутый круг усугубляет и так достаточно кризисное положение в отрасли арбитражного управления и однозначно требует решения проблемы в виде структурирования оснований для снижения на законодательном уровне.

Над материалом работали:

Владлена Шкаева
старший юрист юридическая компания «Варшавский и партнеры»