Апелляционный и окружной суды усомнились в законности цессии в преддверии банкротства. Обособленный спор в рамках банкротства дошел до Верховного суда, который сделал вывод об отсутствии оснований для признания сделки недействительной.

СпецНефтеТранс задолжал 985 млн рублей, поэтому за него поручился Новозыбковский машиностроительный завод. Поскольку должник не выполнил полностью обязательства и ушел в банкротство, кредитор добился выплаты долга от поручителя, получившего по договору цессии права требования к первоначальному должнику. Однако и сам Новозыбковский машиностроительный завод был признан банкротом, а его конкурсный управляющий потребовал признать договор цессии недействительной сделкой. Верховный суд отменил акты апелляционного и окружного судов, и оставил в силе определение Арбитражного суда Брянской области (дело А09-12768/2018).

Предыстория

ООО «УВЗ Логистик» потребовало в суде взыскать с ООО «СпецНефтеТранс» 985 млн рублей основного долга и 107 млн рублей неустойки. В ходе спора «Модум-Транс» (правопреемник «УВЗ Логистик») и «СпецНефтеТранс» заключили мировое соглашение. По его условиям «СпецНефтеТранс» обязался в счет основного долга поставить вагоны. 

При этом для подстраховки «Модум-Транс» заключил договор поручительства с АО «Новозыбковский машиностроительный завод» (НМЗ) – аффилированной со «СпецНефтеТрансом» компанией. 

«СпецНефтеТранс» исполнил мировое соглашение лишь частично в размере 581 млн рублей. По оставшейся сумме «Модум-Транс» предъявил претензию к НМЗ. Также было возбуждено дело о банкротстве «СпецНефтеТранса», после чего «Модум-Транс» и НМЗ заключили договор цессии. По его условиям НМЗ перечислил «Модум-Трансу» оставшиеся 404 млн рублей и получил право требования на эту сумму к «СпецНефтеТрансу».

Впоследствии конкурсное производство в отношении «СпецНефтеТранса» было завершено и внесена запись о его ликвидации. 

При этом уже в рамках банкротства НМЗ его конкурсный управляющий потребовал в суде признать спорный договор цессии недействительным и применить последствия недействительности. 

Суд первой инстанции заявление отклонил, однако апелляционный суд удовлетворил заявление КУ и признал сделку недействительной. Суд округа поддержал апелляцию. После чего «Модум-Трансу» подал кассационную жалобу в Верховный суд.

Что сказали нижестоящие суды

Арбитражный суд Брянской области указал, что «Модум-Транс» не является аффилированным с НМЗ лицом, при этом не доказана его осведомленность о неплатежеспособности последнего и наличии цели причинения вреда его кредиторам.

Отменяя определение суда первой инстанции, апелляционный суд исходил из: 

фактической аффилированности НМЗ и «Модум-Транс»,

нераскрытия целесообразности как заключения договора цессии, так и уступки НМЗ неликвидного права к находящемуся в процедуре банкротства лицу,

непринятия мер по обращению с требованием о включении в реестр к «СпецНефтеТрансу».

Сделка совершена при наличии у НМЗ признаков неплатежеспособности на экономически невыгодных для должника условиях с целью причинения вреда кредиторам НМЗ. Суд указал на злоупотребление правом и притворность оспариваемой сделки, прикрывающей исполнение обязательств по договору поручительства. В отношении «СпецНефтеТранса» завершено конкурсное производство, а это исключает вероятность взыскания с него долга, в связи с чем суд применил одностороннюю реституцию.

Суд округа с выводами суда апелляционной инстанции согласился.

Что думает заявитель

«Модум-Транс» указал на ошибочность выводов судов:

о его аффилированности с НМЗ,

об осведомленности о неплатежеспособности должника,

о злоупотреблении правом при совершении сделки.

Договор цессии заключен для урегулирования задолженности по договору поручительства, целесообразность которого выражается в аффилированности НМЗ и «СпецНефтеТранса» и наличии у них общих экономических интересов. На момент заключения договора поручительства у НМЗ отсутствовали признаки неплатежеспособности. А непринятие руководством НМЗ и его арбитражными управляющими мер по процессуальной замене в деле № А40-53807/16 и включению требований в реестр требований кредиторов «СпецНефтеТранса» после заключения договора цессии не должно создавать негативных последствий для «Модум-Транса».

Что думает Верховный суд

Судья Верховного суда Д.В. Капкаев счел доводы заявителя заслуживающими внимания и передал жалобу на рассмотрение Экономколлегии Верховного суда. 

ВС отменил акты апелляционного и окружного судов, и оставил в силе определение Арбитражного суда Брянской области.

Квалифицирующими признаками подозрительной сделки, указанной в пункте 2 статьи 61.2 закона о банкротстве, являются ее направленность на причинение вреда имущественным правам кредиторов, осведомленность другой стороны сделки об указанной противоправной цели, фактическое причинение вреда в результате совершения сделки.

Данная норма содержит указания на конкретные обстоятельства, при установлении которых сделка должника может быть признана арбитражным судом недействительной как подозрительная, что препятствует произвольному применению этих норм для обеспечения баланса экономических интересов кредиторов должника и иных его контрагентов, получивших исполнение. 

Ключевой характеристикой подозрительных сделок является причинение вреда имущественным интересам кредиторов, чьи требования остались неудовлетворенными. Отсутствие вреда предполагает, что подобные имущественные интересы не пострадали, а осуществленные в рамках оспариваемой сделки встречные предоставления (обещания) являлись равноценными (эквивалентными). В свою очередь, это исключает возможность квалификации сделки в качестве недействительной, независимо от наличия иных признаков, формирующих подозрительность (неплатежеспособность должника, осведомленность контрагента об этом факте и т. д.).

Суды установили, что «УВЗ Логистик» и НМЗ (должник) ранее заключили договор поручительства в обеспечение исполнения обязательств общества «СпецНефтеТранс» по мировому соглашению. Последний является аффилированным по отношению к НМЗ лицом с общими экономическими интересами, что объясняет мотивы выдачи поручительства.

Оспариваемый договор цессии заключен за год до возбуждения в отношении НМЗ дела о банкротстве и, как неоднократно указывало общество «Модум-Транс», представляет собой добровольное урегулирование спора о взыскании задолженности по мировому соглашению и договору поручительства, не создавая каких-либо новых обязательств для должника. В отсутствие договора цессии «Модум-Транс» вправе был требовать исполнения от НМЗ на основании поручительства.

Вывод ВС: спорная сделка не ухудшила имущественное положение «Новозыбковского машиностроительного завода» и не причинила вред его кредиторам. При этом ни договор поручительства, ни операции по перечислению денежных средств конкурсным управляющим не оспариваются.

Принимая во внимание отсутствие у спорной сделки признаков вреда, вопросы аффилированности сторон, осведомленности ответчика о неплатежеспособности должника и иные составные элементы подозрительности не имели правового значения, подчеркнула Экономколлегия.

Указывая на злоупотребление правом сторонами сделки, суд апелляционной инстанции в том числе исходил из непринятия НМЗ мер по процессуальной замене в реестре требований кредиторов общества «СпецНефтеТранс» (впоследствии исключенного из ЕГРЮЛ), в связи с чем в настоящее время возможность обратиться с суброгационным требованием утрачена.

Однако реализация данного права зависела от самого должника и не влияла на действительность оспариваемой сделки, пояснил Верховный суд. Процессуальное бездействие НМЗ в лице его руководителя и (или) арбитражного управляющего может быть предметом отдельного судебного спора.

Итог: установив недоказанность совокупности условий, необходимых для констатации подозрительности сделки, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания ее недействительной. ВС отменил акты апелляционного и окружного судов, и оставил в силе определение Арбитражного суда Брянской области.

Почему это важно

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы «Арбитраж.ру Артема Комсюкова, с точки зрения закона о банкротстве, Верховный суд устранил нарушение закона и подрыв стабильности гражданского оборота, допущенные судами апелляционной и кассационной инстанций.

Действительно, если отсутствует фактический или гипотетический вред правам должника и кредиторов, невозможно признать сделку недействительной. Вся суть пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве сводится именно к возможности оспаривания сделки, направленной на причинение такого вреда. Как верно отметил ВС РФ, недостаточно факта аффилированности и знания о неплатежеспособности для недействительности сделки, поскольку отсутствуют негативные последствия такой сделки.

Артем Комсюков
юрист, руководитель екатеринбургского офиса юридическая фирма «Арбитраж.ру»
«

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов отметил, что этот кейс является случаем достаточно частным и специфическим. 

Специфичность его выражается в том, что одна сделка как бы наслаивается на другую, при этом результат остается одним и тем же. Не совсем понятно, с какой целью поручительство заменилось цессией, когда в любом случае у должника возникало право требовать возврата уплаченных за банкрота денежных средств, только по разному правовому основанию, о чем справедливо и указал ВС РФ. Мало того, лишняя правовая конструкция вызвала сомнения у судов относительно мнимости сделки. Верховный суд РФ в данном деле указал судам на избирательность применения п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве. Дискреция судов относительно определения квалифицирующих эту статью признаков слишком необузданна и требует тонкой правовой настройки, чем собственно ВС и занимается. Случай частный и его конструкция просто ляжет в набор кейсов отрицательной судебной практики по оспариванию сделок в соответствие с п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве.

Артем Денисов
управляющий партнер юридическая компания «Генезис»
«

Адвокат, управляющий партнер адвокатского Бюро «РИ-консалтинг» Елена Гладышева указала, что законодательством и правоприменительной практикой сформирован подход, что в случае недоказанности хотя бы одного из обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве, суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

В рассматриваемом деле Верховный суд оценил представленные в материалы дела доказательства, отметив, что заявителем не доказаны обстоятельства, свидетельствующие о причинении вреда должнику. Отсутствие таких доказательств само по себе является основанием для отказа в удовлетворении требований по правилам п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве.

Елена Гладышева
адвокат, управляющий партнер адвокатское бюро «РИ-консалтинг»
«

Кроме того, Верховный суд указал, что должник и ООО «СпецНефтеТранс» аффилированы, что подтверждается выдачей должником поручительства в счет исполнения обязательств за исполнение ООО «СпецНефтеТранс» перед ООО «Модум-Транс» по заключенному мировому соглашению и явной общностью экономических интересов.

Елена Гладышева отметила, что Верховный суд при оценке данного факта дал очень важные и зачастую неочевидные для судов нижестоящих инстанций пояснения о том, что для целей признания сделки недействительной по указанному основанию необходимо доказать всю совокупность условий: 

направленность сделки на причинение вреда,

осведомленность сторон о цели сделки,

причинение сделкой вреда кредиторам.

Если заявителем не доказан хоть один из фактов, другие для целей оспаривания не имеют абсолютно никакого значения.

Суды нижестоящих инстанций зачастую игнорируют данные разъяснения, фактически презюмируя, что в случае наличия аффилированности даже некоторых сторон сделки, другие критерии признания сделки недействительной могут не доказываться надлежащим образом. Определение интересно тем, что, как правило договоры уступки прав требования (цессии) зачастую квалифицируют как ничтожные сделки, направленные на вывод ликвидных активов – денежных средств, имеющих целью причинение вреда имущественным правам кредиторов. Тем не менее вынесенное определение ВС РФ лишь в очередной раз подтверждает сложившуюся судебную практику и направлено на исключение формального подхода к рассмотрению заявлений об оспаривании сделок, необходимости доказывания всех заявляемых обстоятельств.

Елена Гладышева
адвокат, управляющий партнер адвокатское бюро «РИ-консалтинг»
«