В преддверии банкротства «Русского ипотечного банка» его вице-президент с помощью денег контрагента погасил кредит в 2 млн рублей. Суды оценили операции как сделку с предпочтением, однако разошлись в последствиях недействительности сделки.

Вице-президент КБ «Русский ипотечный банк» Юрий Буралков взял у банка в кредит 2 млн рублей. Когда банк начал испытывать финансовые трудности, Бурлаков спешно в ноябре 2018 года погасил задолженность по кредиту. Для этого он воспользовался деньгами, которые ему перечислил контрагент Эдуард Пичугин со счета в том же «Русском ипотечном банке». Суды по заявлению конкурсного управляющего признали перечисления денежных средств недействительными как сделки с предпочтением. Однако разошлись в том, какие применить последствия недействительности сделок. По мнению конкурсного управляющего «Русского ипотечного банка», при постановленном судом округа судебном акте у банка фактически возникло новое обязательство в отсутствие к тому оснований. Верховный суд рассмотрит этот спор 8 сентября 2022 года (дело А40-5391/2019).

Предыстория

КБ «Русский ипотечный банк» заключил в 2017 году кредитный договором с вице-президентом банка Юрием Бурлаковым. Согласно выписке от 16 ноября 2018 года, на счет Бурлакова внутрибанковской проводкой с депозитного счета Эдуарда Пичугина были зачислены 2 млн рублей с назначением платежа «предоплата за долю 10% в помещении». В этот же день внутрибанковской проводкой поступившие от Пичугина деньги банк списал в счет досрочного погашения задолженности Юрия Бурлакова по кредитному договору.

Затем КБ «Русский ипотечный банк» был признан банкротом. В рамках дела о банкротстве его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными банковских операций от 16 ноября 2018 года:

по списанию 2 млн рублей со счета Юрия Бурлакова;

по зачислению на счет Бурлакова со счета Эдуарда Пичугина.

Суд первой инстанции признал сделки недействительными и применил последствия недействительности, восстановив задолженность Юрия Бурлакова перед банком в размере 2 млн рублей, а также взыскав с Эдуарда Пичугина в пользу банка 2 млн рублей и восстановив задолженность банка перед Пичугиным в размере тех же 2 млн рублей. Апелляционный суд оставил это определение в силе.

Однако окружной суд отменил акты нижестоящих судов в части применения последствий недействительности сделок, применив последствия в виде восстановления задолженности Юрия Бурлакова перед банком в размере 2 млн рублей, восстановления задолженности банка перед Эдуардом Пичугиным в размере 2 млн рублей и восстановления задолженности банка перед Бурлаковым в размере 2 млн рублей.

КУ КБ «Русский ипотечный банк» подал жалобу в Верховный суд.

Что решили нижестоящие суды

Признавая сделки недействительными, суды первой и апелляционной инстанций исходили из их совершения с оказанием предпочтения перед иными кредиторами КБ «Русский ипотечный банк». Банковская операция по списанию со счета Юрия Бурлакова денег в счет погашения долга по кредиту осуществлена путем внутрибанковской проводки, а рассматриваемая совокупность хозяйственных операций по счетам не отвечает критериям обычной хозяйственной деятельности. 

Суды подчеркнули, что Бурлаков являлся вице-президентом банка и был осведомлен о кризисной финансовой ситуации в банке (наличии неисполненных платежных поручений иных клиентов, формировании по состоянию на 16 ноября 2018 года картотеки неисполненных платежных поручений на общую сумму около 470 млн рублей).

Изменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций в части применения последствий недействительности сделок, суд округа указал на ошибочность взыскания 2 млн рублей с Эдуарда Пичугина в пользу банка, поскольку данные деньги находились на его расчетном счете и впоследствии использованы Юрием Бурлаковым для погашения задолженности по кредиту. Осуществление внутрибанковских проводок представляет собой технические операции, а не реальное перечисление денежных средств.

Что думает заявитель

В кассационной жалобе КБ «Русский ипотечный банк» указывает на ошибочность применения последствий в виде восстановления задолженности банка перед Юрием Бурлаковым в размере 2 млн рублей. По мнению кассатора, восстановлению подлежит только задолженность банка перед Эдуардом Пичугиным. При постановленном судом округа судебном акте у банка фактически возникло новое обязательство в отсутствие к тому оснований.

Что решил судья Верховного суда

Судья ВС Д.В. Капкаев счел доводы кассационной жалобы заслуживающими внимания и передал дело в Судебную коллегию по экономическим спорам. Экономколлегия рассмотрит этот кейс 8 сентября.

Вроде бы, простой спор, и суд должен был восстановить положение до совершения оспариваемых сделок. В нашем случае это восстановление задолженности Бурлакова Ю.В. по кредиту, а также восстановление требования Пичугина Э.Ф. по договору банковского счета. Но семи судьям это оказалось не под силу. Если суд кассационной инстанции, скорее всего, допустил какую-то обидную техническую ошибку (зачем-то восстановив требование Буралакова по счету), то суды первой и апелляционной инстанции вообще не старались понять, что такое правильная и основанная на законе реституция (там появилось вообще необъяснимое требование по взысканию с Пичугина Э.Ф. денежных средств). Печально, что Верховный суд вынужден устранять какие-то нелепые судебные ошибки, тратя свое время и силы на это. Нам бы очень хотелось, чтобы главный суд страны создавал «новые дороги и магистрали в области права», а не занимался «мелким ремонтом грунтовых дорог (как в этом кейсе)».

Сергей Лисин
партнер юридическая фирма BGP Litigation
«