После прекращения производства по делу о банкротстве ООО «ТЭВОС» временный управляющий компании попыталась взыскать вознаграждение и расходы с единственного участника ООО, но суды трех инстанций заявление АУ отклонили.

В декабре 2018 года суд ввел наблюдение в ООО «ТЭВОС». А уже через 4 месяца производство по делу о банкротстве было прекращено. Причина – отсутствие у должника денег для финансирования процедуры. Однако остался открытым вопрос: кто должен выплатить вознаграждение и компенсировать расходы арбитражному управляющему? Арбитражный управляющий Наталья Савельева вначале добилась в суде взыскания вознаграждения и компенсации с ООО «ТЭВОС». Но поскольку исполнительное производство результатов не дало, АУ потребовала взыскать деньги с заявителя по делу о банкротстве – руководителя и единственного участника ООО «ТЭВОС» Дмитрия Финоженкова. Суды трех инстанций заявление АУ отклонили. Однако кейсом заинтересовался Верховный суд, который рассмотрит этот спор 24 октября (дело А05-14088/2018).

Предыстория

В декабре 2018 года суд ввел наблюдение в отношении ООО «ТЭВОС». Временным управляющим была утверждена Наталья Савельева. А уже в апреле 2019 года производство по делу о банкротстве было прекращено из-за отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов.

При этом в январе 2020 года суд взыскал с ООО «ТЭВОС» в пользу Натальи Савельевой 140 тыс. рублей, в том числе 119,8 тыс. рублей вознаграждения за процедуру наблюдения и 20 тыс. рублей судебных расходов. Возбужденное исполнительное производство было окончено в связи с невозможностью установить местонахождение ООО «ТЭВОС» и его имущества.

По мнению Натальи Савельевой, в такой ситуации расходы арбитражного управляющего должен погасить заявитель по делу о банкротстве – руководитель и единственный участник ООО «ТЭВОС» Дмитрий Финоженков.

Суды трех инстанций отказались удовлетворять заявление арбитражного управляющего. После чего Наталья Савльева подала жалобу в Верховный суд, который рассмотрит этот спор 24 октября 2022 года. 

Что решили нижестоящие суды

Суды первой и апелляционной инстанций сослались на положения:

статей 20.7, 59, 61.11, 134 закона о банкротстве,

пункт 18 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» (далее - постановление № 91),

пункт 10, абзац третий пункта 14 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – постановление № 53).

По мнению судов, Дмитрий Финоженков не является заявителем по делу о банкротстве, в данном случае таковым является сам должник. При этом согласия на финансирование процедуры банкротства Финоженков не давал.

Взыскание непогашенного требования управляющего с Дмитрия Финоженкова должно осуществляться посредством подачи заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. С учетом прекращения производства по делу о банкротстве общества такое заявление должно быть подано в порядке, установленном статьей 61.19 закона о банкротстве для рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц вне рамок дела о банкротстве.

Суд округа с выводами судов согласился, отметив, что законодательством о банкротстве не предусмотрена возможность взыскания с учредителя должника, а также с его руководителя расходов по делу о банкротстве, возникших при проведении процедур банкротства, в отсутствие письменного согласия бывшего руководителя должника и его учредителя на финансирование расходов по делу о банкротстве, а также решения последнего о ликвидации должника.

Что думает заявитель

Наталья Савельева указывает, что выводы судов сделаны при неправильном применении:

статей 61, 62 Гражданского кодекса РФ,

пункта 10 постановления № 53,

пункта 18 постановления № 91.

Эти нормы позволяют в деле о банкротстве взыскать вознаграждение арбитражного управляющего и судебные расходы с учредителей (участников) должника в случае отсутствия имущества.

По мнению заявителя, допущенные судами при применении указанных норм права ошибки привели к ситуации, при которой участник должника может переложить расходы по ликвидации подконтрольного ему юридического лица на арбитражного управляющего.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Ирина Букина сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию. Рассмотрение спора состоится 24 октября 2022 года.

Почему это важно

Руководитель проектов ProLegals Ирина Беседовская отметила логичность решения о передачи жалобы для рассмотрения в Экономколлегии ВС.

Ввиду отсутствия единообразной практики по данному вопросу судебный акт по данному вопросу может в значительной степени повлиять на то, какие решения в будущем будут принимать суды нижестоящих инстанций. Ранее уже встречалась положительная практика по данному вопросу. Так, например, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 мая 2022 г. № 09АП-20932/22 по делу № А40-117579/2020 суд указал, что «отказ в удовлетворении требования за счет учредителей должника, при отсутствии у последнего имущества и средств, лишил бы управляющего права на получение вознаграждения, гарантированного законом о банкротстве, в том числе и возмещение расходов, понесенных за счет собственных средств.

Ирина Беседовская
руководитель проектов юридическая фирма ProLegals
«

Также, по словам Ирины Беседовской, пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц» разъяснено, что исполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве, как следует из ст. 9 закона о банкротстве, не ставится в зависимость от того, имеются ли у должника средства, достаточные для финансирования процедур банкротства.

«Данная позиция неразрывно связана с тем, что в соответствии с п. 2 ст. 62 Гражданского кодекса РФ учредители (участники) юридического лица независимо от оснований, по которым принято решение о его ликвидации, в том числе в случае фактического прекращения деятельности юридического лица, обязаны совершить за счет имущества юридического лица действия по ликвидации юридического лица. При недостаточности имущества юридического лица учредители (участники) юридического лица обязаны совершить указанные действия солидарно за свой счет», - отметила юрист.

По словам Ирины Беседовской, аналогичная позиция была изложена и в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 28 июля 2022 г. N Ф05-15085/22 по делу N А40-88261/2019. Дополнительно суд также указал, что «Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 18 постановления от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» разъяснил, что в порядке и на условиях, предусмотренных пунктами 15 и 17 указанного постановления, рассматривается также заявление арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с собственника имущества должника-унитарного предприятия или учредителей (участников) должника».

Таким образом, нижестоящие суды незаконно отклонили заявление Натальи Савельевой, подытожила Ирина Беседовская.

Старший юрист Консалтинговой группы РКТ Диана Варданян отметила, что в правоприменительной практике встречаются также иные судебные акты, содержащие выводы, аналогичные изложенным в рамках дела о банкротстве ООО «ТЭВОС». В частности, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 03.10.2019 по делу № А08-13701/2017 (определением ВС РФ от 01.04.2020 № 310-ЭС19-26790 отказано в передаче дела № А08-13701/2017 в СКЭС ВС РФ для пересмотра), постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.12.2016 по делу № А65-11409/2013) и др., что в целом может свидетельствовать о наличии у судов сложившегося представления о порядке разрешения подобных споров.

Указанное также подтверждается contradictio in contrarium (доказательство от противного). Так, например, постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.06.2015 по делу № А70-3318/2013 суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего должника о взыскании вознаграждения и расходов по делу о банкротстве, поскольку учредитель должника – администрация – выразил согласие на финансирование соответствующих судебных издержек.

Диана Варданян
старший юрист консалтинговая группа РКТ
«

Интересным, по мнению юриста, является наличие прямого регулирования положениями п. 63 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 порядка взыскания арбитражным управляющим своего вознаграждения, а также расходов, понесенных им в рамках дела о банкротстве, рассматриваемом в соответствии с пар. 1 главы XI Закона о банкротстве (Банкротство ликвидируемого должника). В соответствии с указанным пунктом императивно в случае недостаточности имущественной массы должника для погашения судебных расходов по делу о банкротстве, возбужденному по заявлению ликвидационной комиссии, обязанность возмещения таких издержек ложится на участников общества, создавших эту комиссию.

«Подобный подход представляется вполне справедливым, поскольку участники должника несут риск возложения на них судебных расходов по делу о банкротстве, инициируя ликвидационную процедуру в отношении общества и, фактически, признавая при обращении в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом наличие финансовой несостоятельности общества, что подтверждается, в частности, постановлением Арбитражного суда Уральского округа от 22.02.2017 по делу № А07-7983/2012 (определением ВС РФ от 15.05.2017 № 309-ЭС17-4315 отказано в передаче дела № А07-7983/2012 в СКЭС ВС РФ для пересмотра), постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.07.2016 № Ф01-2346/2016 по делу № А43-3094/2015, постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 05.06.2020 № 02АП-3206/2020 по делу № А82-5977/2016 и др», – отметила Диана Варданян.

Диана Варданян отмечает: в рассматриваемом случае ВС РФ по делу о банкротстве ООО «ТЭВОС» вероятнее всего отменит судебные акты нижестоящих судов и удовлетворит заявление арбитражного управляющего в полном объеме, поскольку, фактически, им были соблюдены все необходимые условия для возложения обязанности по возмещению расходов по делу о банкротстве на участников должника.

«Принятый ВС РФ судебный акт по делу № A05-14088/2018 при наличии в нем выводов о возможности применения к подобным случаям положений п. 63 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 по аналогии в ситуации установления наличия злоупотребления правом со стороны участников должника может иметь важное значение, поскольку определит новый более справедливый подход при разрешении споров о возмещении арбитражному управляющему понесенных им расходов по делу о банкротстве. Ведь при существующем в настоящее время подходе единственным пострадавшим элементом является именно арбитражный управляющий, который финансирует процедуру и, мало того, что за выполняемую работу не получает оплаты, так еще и не может возвратить понесенные расходы, которые он вынужден осуществлять, чтобы избежать привлечения к административной ответственности», – подытожила Диана Варданян.

Управляющий партнер консалтинговой компании «Ком-Юнити», арбитражный управляющий Павел Самсонов отметил, что в данном случае Верховный суд может пойти по пути «обнажения» всех лиц, так или иначе причастных к деятельности должника.

В этом случае наступит ситуация, когда судебная практика наконец уйдет от формализма, которым пропитаны большая часть судебных актов о взыскании вознаграждения в пользу арбитражного управляющего. Ведь всем понятно, что за действиями любого Общества всегда стоят распоряжения и мотивы вполне конкретного человека. Поэтому, принимая «формальные» решения, суд не только лишает арбитражного управляющего законного вознаграждения, но и еще больше развязывает руки недобросовестным руководителям и учредителям.

Павел Самсонов
арбитражный управляющий, управляющий партнер консалтинговая компания «Ком-Юнити»
«

По словам Павла Самсонова, к сожалению, в практике часто происходит, что арбитражный управляющий при проведении процедуры не может рассчитывать даже на возмещение расходов, не то, что на вознаграждение. «Формально просуженная задолженность результата не дает. Как нам известно, в банкротстве самое сложное – это не просудиться и получить исполнительный документ, а взыскать реальные деньги. Отсылки на возможность получить возмещение путем предоставления дебиторской задолженности или иным путем, вообще не допустимы. Тем более суд не разъясняет механизмы, как это сделать при уже прекращенной процедуре банкротства. Уверен, что суд, делая такие выводы, прекрасно осознает невозможность реального возмещения расходов арбитражному управляющему, тем более при прекращении процедуры по пункту 7 части 1 статьи 57 закона о банкротстве (отсутствие финансирования). Поэтому в случае, если Верховный суд все же отменит нижестоящие судебные акты, то учредителям должника придется отвечать уже своим кошельком», –отметил Павел Самсонов.