Нижестоящие суды разошлись во мнениях, исключать ли дом и участок из конкурсной массы гражданина-банкрота.

Елену Скворцову признали банкротом, после чего финансовый управляющий успешно оспорил сделку, по которой женщина подарила своему отцу Александру Крюкову дом с участком. Объекты недвижимости были проданы с публички, но регистрация договора купли-продажи была приостановлена. Все дело в том, что Елена Скворцова потребовала у суда исключить дом с участком из конкурсной массы, поскольку это ее единственное жилье и на него распространяется исполнительский иммунитет. Нижестоящие суды заняли разные позиции и в теперь этот кейс 24 октября рассмотрит Экономколлегия Верховного суда (дело А40-208133/2019).

Предыстория

Суд признал Елену Скворцову банкротом. В рамках банкротства финансовый управляющий оспорил сделку, по которой женщина подарила своему отцу Александру Крюкову дом с участком. Суд признал сделку совершенной во вред кредиторам и со злоупотреблением правом (пункт 2 статьи 61.2 закона о банкротстве и статья 10 Гражданского кодекса РФ).

Затем дом и участок были включены в конкурсную массу и проданы с торгов в форме публичного предложения. С покупателем был заключен договор купли-продажи, однако его регистрация была приостановлена.

Все дело в том, что Елена Скворцова попросила суд исключить ее дом с участком из конкурсной массы. Она указала, что это ее единственное жилье и на него распространяется исполнительский иммунитет.

В декабре 2021 года Арбитражный суд Москвы заявление должника удовлетворил и исключил дом с участком из конкурсной массы. Но Девятый арбитражный апелляционный суд определение нижестоящего суда отменил и отклонил заявление Скворцовой. Окружной суд поддержал апелляцию.

После чего Елена Скворцова и ее отец Александр Крюков подали кассационные жалобы в Верховный суд, которые Экономколлегия рассмотрит 24 октября 2022 года.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции указал, что заявленный к исключению из конкурсной массы жилой дом на день рассмотрения настоящего спора являлся единственным пригодным для проживания должника жильем.

Апелляционный суд сослался на то, что необжалование должником и заинтересованным лицом судебного акта о признании сделки дарения дома недействительной, подача заявления об исключении дома из конкурсной массы после заключения с приобретателем договора купли-продажи, а также установленное злоупотребление правом при совершении сделки дарения - это обстоятельства, влекущими в силу статьи 10 Гражданского кодекса РФ отказ должнику в сохранении прав на дом.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Н.А. Ксенофонтова передала кассационные жалобу в Экономколлегию, которая рассмотрит этот спор 24 октября 2022 года.

Совершенная сделка дарения и последовавшие после признания ее недействительной действия в отношении дома не повлекли изменения статуса дома как единственного пригодного для проживания должника жилого помещения и не исключили распространения на него правил статьи 446 ГПК РФ.

В такой ситуации довод должника и заинтересованного лица, для которого дом также является единственным пригодным для проживания жилым помещением, об игнорировании апелляционным и окружным судами невозможности в силу закона обращения взыскания на дом заслуживает внимания, отметила судья ВС Н.А. Ксенофонтова.

Почему это важно

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы «Арбитраж.ру» Артема Комсюкова, в данном деле не совсем понятен подход судов апелляционной и кассационной инстанций.

Даже если должник допустил намеренное злоупотребление правом, данный дом как являлся его единственным жильем, так и продолжает являться. Более того, данный дом также является единственным жильем для отца должника Александра Крюкова. По сути, данными судебными актами суды лишили двух граждан единственного жилья, чем нарушили и конституционное право на жилище, и все разъяснения и подходы, направленные на недопущение подобных ситуаций. Также суды апелляционной и кассационной инстанции забыли, что в любой процедуре банкротства необходимо соблюдать баланс интересов всех лиц: как кредиторов, так и должника. В данном случае этого сделано не было, соответственно, Верховный суд РФ должен исправить упущение нижестоящих судов.

Артем Комсюков
юрист, руководитель екатеринбургского офиса юридическая фирма «Арбитраж.ру»
«

По мнению управляющего партнера юридической компании ЮКО Юлии Ивановой, определение судьи Верховного Суда РФ по этому делу представляет интерес для правоприменительной практики в нескольких аспектах.

Во-первых, считает юрист, мотивировка судебного акта о передаче дела на рассмотрение судебной коллегии по экономическим спорам свидетельствует о возвращении некоего формального подхода при решении вопроса об исключении из конкурсной массы единственного жилого помещения, принадлежащего должнику, независимо от предназначения исполнительского иммунитета в отношении такого имущества.

До настоящего момента правоприменительная практика исходила из того, что при решении вопроса об исключении единственного жилого помещения должника необходимо обращать внимание на то, что исполнительский иммунитет не предназначен для сохранения в любом случае такого помещения за гражданином-должником. Исполнительский иммунитет в отношении единственного жилого помещения предназначен для гарантии гражданину-должнику и членам его семьи уровня обеспеченности жильем, необходимого для нормального существования, обеспечения самого существа конституционного права на жилище и сохранения человеческого достоинства. Если отсутствие у должника жилья, свободного от исполнительского иммунитета, является исключительно результатом совершенных им действий, тем более признанных злоупотреблением правом, такую ситуацию можно квалифицировать как выражение воли должника на отказ от исполнительского иммунитета (Определение Верховного Суда РФ от 30.08.2021 № 307-ЭС21-8025, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.10.2021 № Ф05-8903/2017 по делу № А41-14107/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.11.2019 № Ф05-18610/2019 по делу № А40-127370/2017). Если должник по своей воле сам готов утратить право на единственное жилье в результате возмездной или безвозмездной сделки, он не рассматривает предоставленный законом иммунитет как жизненно необходимый. В такой ситуации вполне логична принудительная реализация такого имущества должника в обмен на уменьшение размера задолженности перед кредиторами.

Юлия Иванова
учредитель, генеральный директор юридическая компания «ЮКО»
«

Во-вторых, по словам Юлии Ивановой, снова ставится под вопрос возможность оспаривания сделок должника с единственным жильем, поскольку такое оспаривание не будет преследовать своей цели (пополнение конкурсной массы), то есть в любом случае возвращенное в результате оспаривания жилое помещение подлежит исключению из конкурсной массы.

В-третьих, отмечает управляющий партнер юридической компании ЮКО, по логике рассматриваемого Определения постановка должником вопроса об исключении единственного жилья из конкурсной массы не ограничена какими-либо обстоятельствами и возможна в любое время в течение всей процедуры банкротства, независимо от того, что имущество уже находится в процессе реализации или уже реализовано.

«Необходимо также отметить, что в Определении не затронут вопрос применения позиции Постановления Конституционного Суда РФ от 26.04.2021 №15-П касательно возможности ограничения исполнительского иммунитета в отношении «роскошного» жилья. Хочется надеяться, что при рассмотрении кассационной жалобы Верховный Суд РФ примет во внимание предшествующее поведение должника и необходимость проверки доводов должника с точки зрения позиции Постановления Конституционного Суда РФ от 26.04.2021 №15-П», – подытожила Юлия Иванова.

В рамках этого дела суды отказали должнику в исполнительском иммунитете из-за процессуальных нарушений. Позиция судов понятна: сначала должник молча наблюдал, как продают квартиру, но потом пошел оспаривать торги - проиграл, и после этого обратился с заявлением об исключении единственного жилья из массы. В нормальной ситуации первое, что должен был сделать должник - подать заявление об исключении дома из конкурсной массы. Тем не менее, вопрос носит остросоциальный характер, и не многие согласятся, что в таких ситуациях ценой за процессуальные ошибки может быть единственное жилье. В этой связи, Верховный Суд вероятно отменит акты апелляции и первой кассации.

Ян Гончаров
юрист коллегия адвокатов Delcredere
«