После введения процедуры банкротства в отношении должника требования кредиторов-залогодержателей подлежат включению в реестр требований кредиторов. При этом предметом залога может быть одно и то же имущество.

Практически всегда выявленного в рамках инвентаризации имущества недостаточно для погашения задолженности перед всеми кредиторами. В таком случае встает вопрос о порядке удовлетворения требований залогодержателей, в частности, чьи требования будут удовлетворены первыми. 

Следует рассмотреть один из частных случаев споров по старшинству залогодержателей, который в последнее время стал довольно актуальным. Подобные споры периодически встречаются в судебной практике, но однозначно сформированный подход на уровне Верховного суда РФ отсутствует.

Речь идет о спорах между банками, которым должник предоставил залог товаров в обороте, и контрагентами должника, поставившими определенные товары. Банки полагают, что на поставленные товары распространяется ранее предоставленный должником залог, а поставщики считают, что обладают залогом в силу закона, а их требования за счет залога подлежат удовлетворению в первоочередном порядке.

Какие в данном случае можно выделить спорные вопросы, как разрешаются подобные споры в судебной практике? 

Определение очередности залогодержателей по Гражданскому кодексу РФ

В силу п. 1 ст. 342 Гражданского кодекса РФ, если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей.

Исходя из разъяснений, данных в абз. 5 п. 22.1 постановления пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», при наличии на предмет залога прав нескольких залоговых кредиторов, являющихся первоначальным и последующим залогодержателями, вырученные от продажи заложенного имущества средства направляются на погашение требований последующего залогодержателя лишь после полного удовлетворения требований первоначального залогодержателя.

Согласно п. 1 ст. 342.1 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено настоящим кодексом или другим законом, очередность удовлетворения требований залогодержателей устанавливается в зависимости от момента возникновения каждого залога.

При этом если предметом залога является движимое имущество, то применяются положения п. 9 ст. 342.1 Гражданского кодекса РФ. В случаях, если заложенное имущество, в отношении которого ведется учет залогов, является предметом нескольких залогов, требования залогодержателя, обеспеченные залогом, запись об учете которого совершена ранее, удовлетворяются преимущественно перед требованиями залогодержателя, обеспеченными залогом того же имущества, запись об учете которого не совершена в установленном законом порядке или совершена позднее, независимо от того, какой залог возник ранее.

Таким образом, применительно к движимому имущество по действующей редакции Гражданского кодекса РФ старшинство залогодержателей определяется в зависимости от даты публикации сообщения о возникновении залога в реестре уведомлений о залоге движимого имущества.

Вместе с тем существенным аспектом является характеристика (правовой режим) товаров, находящихся в залоге у поставщика, является ли данный залог твердым, либо это залог товаров в обороте.

Старшинство залогодержателей в зависимости от характеристики (правового режима) предмета залога: твердый залог либо залог товаров в обороте

В соответствии с п. 1 ст. 357 Гражданского кодекса РФ залогом товаров в обороте признается залог товаров с оставлением их у залогодателя и с предоставлением залогодателю права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества при условии, что их общая стоимость не становится меньше указанной в договоре залога.

Понятие твердого залога упоминается в Гражданском кодексе РФ в ст. 338, в которой отмечено, что предмет залога может быть оставлен у залогодателя с наложением знаков, свидетельствующих о залоге (твердый залог).

При этом в действующем российском законодательстве не установлено соотношение очередности залогодержателей в зависимости от характеристики предмета залога.

В зарубежном, а именно в английском праве можно встретить две разновидности залога: floating charge (плавающее обеспечение) и fixed charge (фиксированное обеспечение). В случае с плавающим обеспечением кредитор берет в залог как будущее, так и существующее имущество должника и по договору предоставляет должнику свободу в управлении имуществом и распоряжении им при обычном ведении бизнеса. Различие между твердым и плавающим обеспечением по английскому праву выражалось в следующем: «Твердое обеспечение для преимущественного удовлетворения требований, плавающее обеспечение для контроля». При этом как в доктрине, так и в английском законодательстве у фиксированного обеспечения существует приоритет перед плавающим (Егоров А. В. Залог и банкротство: актуальные вопросы. – Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения. Под ред. В. В. Витрянского. – 2010). 

Несмотря на отсутствие законодательного регулирования, в российской судебной практике вопрос о характеристике предмета залога (твердый или залог товаров в обороте) исследуется судами при определении очередности удовлетворения требований залогодержателей. 

Так, в судебной практике можно встретить вывод о преимущественном удовлетворении требований залогодержателей индивидуально-определенного залога перед залогодержателями товаров в обороте. Указанная позиция приведена в определении Верховного суда РФ от 09.12.2016 по делу № А60-42821/2013, постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 09.02.2021 по делу № А60-41616/2018, постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 07.03.2017 по делу № А73-11184/2015, постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 17.08.2016 по делу № А60-42821/2013.

Противоположный вывод содержится в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 16.04.2018 по делу № А60-53971/2015 (определением Верховного суда РФ от 27.06.2018 было отказано в передаче кассационных жалоб для рассмотрения Судебной коллегией). В данном акте суд пришел к выводу, что поставщиками не вносились записи в реестр залогов движимого имущества, довод о наличии индивидуально-определенного залога для разрешения спора значения не имеет.

Одним из последних рассмотренных споров по данному вопросу является спор в деле о банкротстве ООО «Еврогрупп», в котором подлежало установлению старшинства залогодержателей между залоговыми кредиторами-банками (ГКР «ВЭБ.РФ», ПАО «Промсвязьбанк» и ПАО Банк ВТБ) и поставщиком автомобильных шин (ООО «Бриджстоун СНГ»). ООО «Бриджстоун СНГ» в подтверждение заявленных требований ссылалось, что обладает индивидуально-определенным залогом автомобильных шин.

Определяя соотношение между банками и поставщиком, суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет кредитным организациям, отметив, что обеспечение ООО «Бриджстоун СНГ» является залогом товаров в обороте, а не твердым залогом (постановление шестнадцатого ААС от 12.08.2022 по делу № А63-19937/2019).

В подтверждение данного вывода суд апелляционной инстанции привел следующие обстоятельства:

Договор поставки с ООО «Бриджстоун СНГ» не содержит условий, которые запрещали или ограничивали должника в распоряжении шинами, в том числе реализовывать их третьим лицам без согласия поставщика (должник мог свободно распоряжаться имуществом, что соответствует залогу товаров в обороте).

Основным видом деятельности должника является оптовая торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями, дополнительным – розничная торговля автомобилями, деталями, узлами и принадлежностями. При передаче автомобильных шин в индивидуально-определенный залог их реализация в розничной сети невозможна ввиду ограничений на распоряжение залогом и наличия права следования. Залог товаров в обороте – единственный вид залога, позволяющий определять передаваемые в залог вещи родовыми признаками.

В материалах дела отсутствуют доказательства исключения предмета залога из оборота должника, нанесения на заложенное имущество знаков о залоге, а также совершения иных действий, призванных препятствовать реализации шин.

Указание индивидуализирующих признаков товаров само по себе не свидетельствует о том, что договор заключен в отношении индивидуально-определенной вещи, а не товаров в обороте.

Приведенные выводы представляются спорными, поскольку в отсутствие конкретных разъяснений с целью установления твердого залога обстоятельства должны учитываться в совокупности.

Например, вывод о том, что индивидуализация предмета залога не свидетельствует о том, что такой залог является твердым, опровергается в иных судебных актах.

Так, в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 09.02.2021 по делу № А60-41616/2018 суд пришел к выводу, что наличие индивидуальных характеристик у залога (данные характеристики были определены в приложении к договору залога, а предметом залога являлись коровы) свидетельствует о том, что он является твердым. В постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.07.2018 по делу № А56-73137/2013 автомобили были признаны твердым залогом, поскольку в их отношении были указаны не только марки, но и идентификационные номера и годы выпуска.

Вывод о том, что на залог должны быть нанесены маркировочные знаки для признания его твердым в соответствии со ст. 338 Гражданского кодекса РФ, также представляется несостоятельным, поскольку указанная норма сформулирована диспозитивно. Это право, а не обязанность залогодержателя осуществить маркировку. Кроме этого, гражданским законодательством предусмотрена возможность обособления не только твердого залога, но также и залога товаров в обороте (п. 4 ст. 357 Гражданского кодекса РФ).

Исключение имущества из оборота должника не является ключевым критерием, поскольку контролировать наличие (оборот) товара у должника можно посредством проведения осмотра, запроса информации, составления соответствующих актов (описей). При этом, если залогодержатель претендует на конкретный, поставленный именно им товар, а замена данного товара в хозяйственной деятельности должника не осуществлялась, то вывод по неисключению имущества из оборота является необоснованным.

Кроме этого, исходя из условий договора поставки, ООО «Бриджстоун СНГ» не могло обратить взыскание на иное движимое имущество, принадлежащее должнику, поставленные автомобильные шины не могли быть заменены на шины с другими характеристиками. Указанный критерий также соответствует индивидуально-определенному залогу.

Приведенный вывод можно встретить в судебной практике: 

«При     установленном требования общества "Данлоп Тайр", несмотря на более позднюю дату заключения договора залога, должны преимущественно удовлетворяться за счет твердого залога перед требованиями банка, обеспеченными залогом товаров в обороте. В данном случае залог возник на основании самостоятельного договора, где согласованы конкретные обеспечиваемые обязательства, наименование и характеристики закладываемого товара, в нем нет ссылок на то, что залоговым товаром обеспечены иные, помимо согласованных, поставки; при таких обстоятельствах составление договора залога в виде приложения к обязательству, предусматривающему периодические поставки однородной продукции, не влияет на существо возникших залоговых правоотношений» (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.12.2016 по делу № А73-11184/2015).

Необходимо также отметить, что гражданское законодательство допускает возможность отчуждения индивидуально-определенного залога без согласия залогодержателя при договоренности об этом сторон договора залога. Так, согласно п. 2 ст. 346 Гражданского кодекса РФ залогодатель не вправе отчуждать предмет залога без согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога. Следовательно, наличие такого согласования между залогодателем и залогодержателем не меняет правового режима залога и не переквалифицирует его в залог товаров в обороте.

Несмотря на имеющиеся спорные вопросы, в приведенном судебном акте по спору с ООО «Бриджстоун СНГ» фактически дана оценка соотношению твердого залога и залога товаров в обороте. Суды прямо не указали на приоритет твердого обеспечения перед залогом товаров в обороте, вместе с тем указанный вывод прослеживается по смыслу судебного акта. Суды детально проанализировали вопрос, является ли залог автомобильных шин твердым, пришли в итоге к выводу, что не является, в связи с чем удовлетворение требований ООО «Бриджстоун СНГ» должно быть произведено после требований банков.

В качестве примера следует рассмотреть и иной судебный акт, также затрагивающий споры поставщика и банка.

В рамках дела о банкротстве ООО «Лорри Поинтс» суд пришел к противоположному выводу по сравнению с приведенным выше делом о банкротстве ООО «Еврогрупп», отметив, что ООО «Континентал Тайрс РУС» обладает твердым залогом на поставленные автомобильные шины. Из судебного акта можно сделать вывод, что ключевым обстоятельством для признания залога твердым послужила индивидуализация автомобильных шин.

Суд также учел, что запись в реестре залогов движимого имущества была сделана поставщиком (ООО «Континентал Тайрс РУС») ранее Банка ВТБ (ПАО), указав, что залогодержатель в отношениях с третьими лицами вправе ссылаться на принадлежащее ему право залога только с момента совершения записи об учете залога, за исключением случаев, если третье лицо знало или должно было знать о существовании залога ранее этого.

Позиция в данном судебном акте представляется противоречивой, поскольку так и неясно, в каком порядке будет определено старшинство, если банк сделал публикацию ранее поставщика, какой критерий в данном случае будет учтен преимущественно? Касающийся характеристики предмета залога либо даты внесения записи в реестр залогов движимого имущества? Указанные вопросы остаются открытыми.

Резюмируя изложенное, следует обратить внимание, что характеристики (правовой режим) залога играют роль при установлении старшинства залогодержателей. Однако до разрешения Верховным судом РФ вопроса по очередности удовлетворения требований залогодержателей-поставщиков и банков и формирования конкретных критериев определения такой очередности судебная практика будет оставаться противоречивой. 

Над материалом работали:

Елена Боярская
ведущий юрист Юридическая компания «Межрегиональный Правовой Центр» (МПЦ)