Верховный суд рассмотрел обособленный спор о взыскании с банкрота 1,1 млрд рублей договорной неустойки.

Подрядчик не закончил строительство в срок. Поэтому заказчик потребовал взыскать договорную неустойку в размере 0,4% от общей суммы контракта за каждый день просрочки. Поскольку подрядчик взыскал стоимость частично неоплаченных заказчиком работ, заказчик произвел сальдирование. Суды отказали не только в сальдировании, ссылаясь на банкротное законодательства, но и снизили неустойку в 11 раз. В ситуации разбирался Верховный суд. 

Предыстория

АО «ГлобалЭлектроСервис» братьев Магомедовых обязалось построить для ФСК ЕЭС воздушные линии электропередач. Цена контракта – 1,3 млрд рублей. Работы нужно было завершить не позднее 31 августа 2017 года. 

Факт завершения работ подтверждается подписанием акта КС-11. При этом завершенный строительством объект передается заказчику по акту ввода в эксплуатацию по форме КС-14, который стороны договорились подписать до 28 февраля 2018 года. 

Ответственность подрядчика за нарушение конечного срока выполнения работ – 0,4% от цены договора за каждый день просрочки.

Однако завершить работы в срок «ГлобалЭлектроСервис» не успел. И 20 марта 2018 года ФСК ЕЭС направила подрядчику уведомление о приостановлении работ, необходимости выполнения мероприятий по сверке объемов фактически выполненных работ и передаче незавершенного строительством объекта заказчику. «ГлобалЭлектроСервис» получил уведомление 23 марта. Это стало односторонним отказом от исполнения договора подряда заказчиком. 

Для завершения строительства ФСК ЕЭС привлекла новых подрядчиков. Объект введен в эксплуатацию 28 сентября 2018 года. А «ГлобалЭлектроСервис» был признан банкротом, ведется конкурсное производство. Также суды установили, что стоимость невыполненных «ГлобалЭлектроСервисом» работ составила 213,6 млн рублей. 

После чего ФСК ЕЭС потребовала взыскать с «ГлобалЭлектроСервиса» за срыв сроков выполнения работ договорную неустойку в размере 1,2 млрд рублей. Порядок расчета: 0,4% за каждый день просрочки от общей цены договора с 1 сентября 2017 года (со дня, следующего за согласованным в договоре днем завершения работ) по 23 марта 2018 года (по день получения подрядчиком уведомления о приостановлении выполнения работ). 

Поскольку уже сам «ГлобалЭлектроСервис» взыскал с ФСК ЕЭС 115 млн рублей (стоимость неоплаченных заказчиком работ), ФСК попросила суд произвести сальдирование на указанную сумму и включить в реестр требований кредиторов «ГлобалЭлектроСервис» 1,1 млрд рублей. 

Позиция нижестоящих судов

Арбитражный суд Москвы признал требование ФСК ЕЭС об уплате неустойки обоснованным в части, снизив ее размер до 100 млн рублей. Договорное условие об определении неустойки за нарушение конечного срока выполнения работ исходя из общей цены договора подряда противоречит принципу юридического равенства, подчеркнул суд, и создает необоснованные преимущества для кредитора, которому причитается компенсация не только за неисполненные в срок работы, но и за те работы, которые выполнены надлежащим образом.

Арбитраж Москвы рассчитал неустойку по ставке 0,4% за каждый день просрочки от стоимости просроченных работ. Таким образом, неустойка составила 214,8 млн рублей. Кроме того, суд со ссылкой на статью 333 Гражданского кодекса уменьшил неустойку до 100 млн рублей. 

Основанием для снижения неустойки стал факт ввода объекта в эксплуатацию в 2018 году. Также суд указал, что принимает во внимание «вину заказчика в просрочке исполнения обязательства, не являющуюся в настоящем случае ... основанием для отказа в удовлетворении требования ввиду несущественности». Требование ФСК ЕЭС о сальдировании суд отклонил по мотиву противоречия законодательству о несостоятельности. 

Суды апелляционной и кассационной инстанций с этой позицией согласились. ФСК ЕЭС подала жалобу в Верховный суд, который рассмотрел этот спор.

Позиция Верховного суда

Экономколлегия Верховного суда напомнила, что обычно стороны подрядных отношений исходят из того, что потребность заказчика в наиболее быстром выполнении работ повышает цену этих работ. Поэтому при вступлении в договор у «ГлобалЭлектроСервиса» не было разумных ожиданий, что цена сделки осталась бы неизменной и в случае, если бы ФСК ЕЭС устроил более продолжительный срок строительства воздушной линии электропередачи.

Со ссылкой на статьи 328 и 393 ГК РФ Верховный суд подчеркнул, что просрочка подрядчика в выполнении работ не позволяет признать его лицом, которому действительно причитаются деньги в размере всей договорной цены. А значит, просрочка подрядчика в выполнении работ порождает необходимость перерасчета платежа заказчика в сторону его уменьшения на сумму возникших вследствие просрочки убытков. Подобное сальдирование происходит в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика.

Экономколлегия подчеркнула, что направленные на установление указанного сальдо взаимных предоставлений действия не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о несостоятельности «ГлобалЭлектроСервиса». Все по тому, что в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак как получение заказчиком какого-либо предпочтения – причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не требующий провести сальдирование заказчик.

При этом само по себе применение при сальдировании неустойки в качестве упрощенного механизма компенсации потерь кредитора, вызванных ненадлежащим исполнением должником основного обязательства, не является основанием для квалификации действий по сальдированию в качестве недействительной сделки с предпочтением.

Ошибочен вывод судов о принципиальной невозможности удовлетворения требования ФСК ЕЭС об установлении сальдо взаимных предоставлений по договору подряда. Он противоречит сложившейся судебной практике и, в частности, правовой позиции, закрепленной в определении СКЭС Верховного Суда от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075.

Также Экономколлегия не согласилась со снижением договорной неустойки «ГлобалЭлектроСервиса». Включение в договор неустойки, исчисляемой исходя из цены всего договора подряда, не противоречит действующему законодательству и практике коммерческих подрядных отношений.

Верховный суд сослался на свою же позицию из определения от 22.06.2017 No 305-ЭС17-624. А именно, что начисление неустойки на общую сумму контракта без учета частичного исполнения обязательств по нему допустимо, в частности, при невозможности использования и отсутствии потребительской ценности для заказчика предоставленной ему части. В случае с контрактом ФСК ЕЭС речь идет как раз о такой ситуации и установление неустойки от общей цены договора допустимо. 

«Первый судебный акт, которым фактически введено понятие сальдирование встречных обязательств в деле о банкротстве, был принят ВАС РФ в 2014 г. по обязательствам, вытекающим из договора выкупного лизинга, а определением ВС РФ от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946 по делу № А46-6454/20154 подобный механизм обхода зачета был применен в отношении договоров подряда – все последующие судебные акты ВС РФ и, соответственно, нижестоящих инстанций за редким исключением, имевшим место, в частности, в рамках рассматриваемого дела о банкротстве ОАО «ГлобалЭлектроСервис», принимались с учетом приведенной позиции ВАС РФ и ВС РФ.

Все же тяжело согласиться с выводом ВС РФ, содержащимся в определении от 21.07.2022, об отсутствии в случае сальдирования такого «квалифицирующего признака как получение заказчиком какого-либо предпочтения» (абз. 2 стр. 5 определения), поскольку предпочтение при так называемом сальдировании задолженности кредитора перед должником, денежные средства от взыскания которой поступят в конкурсную массу и будут направлены на погашение требований кредиторов в порядке ст. 134 Закона о банкротстве, с неустойкой, причитающейся кредитору, которая учитывается отдельно и выплачивается в случае полного погашения реестра требований кредиторов, что происходит достаточно редко – имеется», – комментирует старший юрист юридической компании РКТ Диана Варданян.

От поступивших в конкурсную массу от ФСК ЕЭС денежных средств в размере 115,5 млн руб. кредиторы ОАО «ГлобалЭлектроСервис» получили бы полное или частичное удовлетворение своих требований к должнику, а удовлетворение требования ФСК ЕЭС по неустойке в полном объеме видится сомнительным, что и обуславливает наличие оказанного предпочтения последнему по сравнению с иными кредиторами ОАО «ГлобалЭлектроСервис», не принятое во внимание ВС РФ. В части выводов, касающихся снижения неустойки, а точнее определении ВС РФ необходимости ее учета в заявленном кредитором размере – свыше 1 млрд руб., то тут с выводом Судебной коллегии тяжело согласиться, поскольку складывается ощущение, что заключение сделано без оглядки на то, что в отношении ОАО «ГлобалЭлектроСервис» уже открыто конкурсное производство, ведь даже судебный акт, на который ВС РФ ссылается в обоснование возможности начисления неустойки на общую сумму договора (определение СКЭС ВС РФ от 22.06.2017 № 305-ЭС17-624 по делу № А40-208730/2015), был принят не в банкротном деле, а в общеисковом (обе стороны являлись действующими лицами).

Диана Варданян
старший юрист консалтинговая группа РКТ
«

Больше того, по мнению Верховного суда, ошибочно уменьшив сумму неустойки с помощью безосновательного снижения базы для ее расчета, суды еще раз уменьшили данную сумму, неправильно применив статью 333 ГК РФ. Снижение договорной неустойки допускается в исключительных случаях. В соответствии со статьями 330, 333 ГК РФ по требованию о выплате неустойки кредитор не обязан подтверждать факт причинения убытков. Напротив, презюмируется, что при нарушении договорного обязательства негативные последствия на стороне кредитора возникают, а бремя доказывания обратного (отсутствия убытков или их явной несоразмерности сумме истребуемой неустойки) лежит на должнике. По мнению СКЭС, соответствующие доказательства «ГлобалЭлектроСервис» не представил.

Напротив, ФСК ЕЭС, возражая против заявления об уменьшении суммы неустойки, раскрыла серьезность последствий допущенной подрядчиком просрочки. 

Наконец, Верховный суд критично отнесся и к ссылке судов при применении статьи 333 ГК РФ о «вине заказчика в просрочке исполнения обязательства, не являющейся в настоящем случае ... основанием для отказа в удовлетворении требования ввиду несущественности». 

Учитывая специфику института банкротства, а именно, необходимость соблюдения баланса интересов всех участников дела о банкротстве, ВС РФ следовало согласиться с позицией нижестоящих судов, снизивших на основании ст. 333 ГК РФ заявленную ФСК ЕЭС неустойку, ввиду установления суммы реального вреда, полученного кредитором вследствие нарушения должником сроков выполнения работ по договору, который очевидно не может быть равным цене договора, учитывая то, что в конечном итоге объект был сдан в эксплуатацию. С другой стороны, для конкурсной массы должника и распределения голосов в деле о банкротстве установление неустойки в заявленном ФСК ЕЭС размере не будет иметь существенного значения, поскольку, во-первых, вероятность ее погашения невелика, а во-вторых, при голосовании на собраниях кредиторов в целях подсчета голосов размер штрафных санкций, коим и является неустойка, не учитывается.

Диана Варданян
старший юрист консалтинговая группа РКТ
«

Во-первых, если работы не могли быть выполнены в срок по вине кредитора, судам следовало полностью освободить должника от ответственности на все время просрочки кредитора на основании статей 401, 405 и 406 ГК РФ, а не снижать ее размер по правилам статьи 333 ГК РФ.

Во-вторых, суды не установили, какие обязательства ФСК ЕЭС не исполнила в срок, периоды просрочки с ее стороны, не оценены возражения заказчика, отрицавшего вменяемые ему нарушения.

Таким образом, нижестоящие суды снизили размер неустойки произвольно, что недопустимо, подытожил Верховный суд. Спор отправлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы. 

Этот спор затрагивает несколько актуальных вопросов для судебной практики, формирующейся при рассмотрении требований кредиторов. Суд дал оценку допустимости сальдирования встречных обязательств, обоснованно оценив отсутствие предпочтения отдельному кредитору, на что неоднократно и последовательно уже обращала внимание высшая судебная инстанция в иных судебных актах. Сальдирование в итоге составило взаиморасчеты между сторонами, которые были произведены в судебном порядке в рамках дела о банкротстве.  Установление порядка определения размера неустойки повлияло на итоговый размер требований, включенных к должнику в реестр, который составил практически полную сумму по согласованному сторонами договору. В связи с чем основным вопросом по спору, который был поставлен перед Верховным Судом РФ, являлось рассмотрение допустимости начисления неустойки на общую сумму контракта без учета частичного исполнения обязательства. При рассмотрении спора в первой инстанции суду предстоит разобраться с фактическими обстоятельствами дела, а именно, с установлением момента нарушения обязательства, а также повлекших его обстоятельств. Исходя из данных обстоятельств, с учетом выводов Верховного Суда РФ вынести законный и обоснованный судебный акт.  

Елена Боярская
ведущий юрист Межрегиональный Правовой Центр
«

Над материалом работали:

Алексей Охлопков
обозреватель Портал PROбанкротство