Криптовалюты все чаще фигурируют в делах о банкротстве. Подробно рассказываем о законодательном регулировании и судебной практике.

Криптовалюты становятся все более популярными в России. По приблизительным оценкам, объем операций российских граждан с криптовалютами может достигать 350 млрд руб.в год; криптовалюты в России находятся на втором месте по частоте совершения первой покупки после акций (12% против 29%); а страна в целом вышла на третье место по объему майнинга биткойна (11,23% всех мировых вычислительных мощностей, используемых для майнинга, приходятся на Россию).

Учитывая это, криптовалюты все чаще фигурируют в делах о банкротстве. Проанализируем законодательное регулирование и судебную практику в отношении криптовалют в призме банкротства должников граждан – владельцев криптовалют, а также обозначим практические сложности, возникающие при работе с криптовалютой в банкротных делах.

Общее законодательное регулирование криптовалют в России

Законодательное регулирование криптовалют в РФ появилось недавно, в целом является верхнеуровневым и не покрывает вопросы, связанные с банкротством должников-владельцев криптовалют.

Так, с 1 января 2021 года в силу вступил Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – ФЗ о ЦФА).

ФЗ о ЦФА ввел понятие «цифровая валюта» (п. 3 ст. 1) (далее – криптовалюта). Регулированию криптовалют посвящена статья 14 «Оборот цифровой валюты». Остальные содержательные положения данного ФЗ посвящены регулированию цифровых финансовых активов, которые законодатель отграничивает от криптовалют.

Статья 14 ФЗ о ЦФА не регулирует вопросы оборота, выпуска криптовалют в РФ подробно, а дает отсылку к будущим федеральным законам, которые должны урегулировать эти вопросы. Соответствующие законы пока не приняты, есть несколько конкурирующих между собой законопроектов (законопроект Минфина России, который имеет регуляторный характер, и запретительный законопроект ЦБ РФ).

Законодательное регулирование криптовалют в России применительно к банкротству

Первоочередной вопрос: подлежит ли криптовалюта включению в конкурсную массу должника?

Закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введения процедуры реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения (за рядом небольших исключений), составляет конкурсную массу.

В целом судебная практика по делам о банкротстве шла по пути признания криптовалюты в качестве имущества

Суды включали криптовалюту в конкурсную массу (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.05.2018 № 09АП-16416/2018) и исключали ее по заявлению финансового управляющего об исключении имущества из конкурсной массы (определение Арбитражного суда Свердловской области от 21.10.2021 по делу № А60-8512/2021).

ФЗ о ЦФА внес дополнение в статью 2 закона о банкротстве, согласно которой для целей закона о банкротстве цифровая валюта (криптовалюта) признается имуществом.

Таким образом, был снят вопрос о статусе криптовалюты в делах о банкротстве: криптовалюта подлежит включению в конкурсную массу должника.

Криптовалюта в делах о банкротстве

ФЗ о ЦФА и законом о банкротстве не урегулированы специфические вопросы, возникающие при банкротстве должников в связи с особыми свойствами криптовалют. Поэтому в делах о банкротстве суды, финансовый управляющий, кредиторы руководствуются общими положениями законодательства о банкротстве, применимыми к имуществу, что вызывает сложности как на стадии включения криптовалюты в конкурсную массу, так и после этого действия.

Включение криптовалюты в конкурсную массу должника.

Закон о банкротстве обязывает финансового управляющего принимать меры по выявлению имущества гражданина и обеспечению сохранности этого имущества, а гражданина-должника – предоставлять управляющему по его требованию любые сведения о составе своего имущества и его месте нахождения.

Криптовалюта, как и иное имущество должника, должно быть включено в конкурсную массу. Однако на практике это включение сопряжено с определенными трудностями.

Прежде всего, затруднено установление самого факта наличия или отсутствия криптовалюты у должника.

На практике финансовые управляющие направляют должникам запросы о наличии криптоактивов и передаче паролей к криптокошелькам. Если должник отказывается предоставлять запрашиваемую информацию, управляющий подает в суд соответствующее ходатайство об истребовании доказательств (определение Арбитражного суда Челябинской области от 17.03.2020 по делу № А76-27033/2018).

Если должник не захочет раскрывать данную информацию и в ответ на соответствующее определение суда, управляющему и кредиторам может быть крайне затруднительно самостоятельно обнаружить криптоактивы, в особенности если криптовалюта хранится не на криптобирже, а в анонимном кошельке.

Альтернативными способами поиска информации о возможном наличии у должника криптоактивов могут быть, в частности:

направление запросов в налоговые органы для проверки декларирования должником соответствующих криптоактивов, иностранных счетов, которые могут быть связаны с криптобиржами;

анализ банковских выписок и документов платежных систем (PayPal, QIWI, ЮMoney, Webmoney и др.) с целью определить наличие/отсутствие транзакций, потенциально связанных с криптовалютами (например, расходов на приобретение оборудования для майнинга или переводов денежных средств на кошельки криптобирж, переводы, направленные на приобретение криптовалюты, и т.д.);

направление запросов криптобиржам, криптоплатформам о наличии у должника счетов, кошельков, произведенных транзакциях, при наличии активов – запросов о заморозке кошелька. Необходимо принимать во внимание, что в основном биржи соглашаются на раскрытие информации, заморозку активов только при получении официального запроса от суда / правоохранительных органов. Более того, в текущих реалиях получение поддержки со стороны иностранных криптокомпаний может быть затруднено;

получение через суд разрешения на доступ к имуществу должника с целью поиска, к примеру, майнигового оборудования, разрешения на доступ к адресам и содержимому электронной почты должника или изъятие компьютерной техники, мобильных устройств, носителей информации (карт памяти и т.д.), в частности для проведения экспертизы на наличие информации о криптокошельках. При этом данные механизмы не проработаны на законодательном и практическом уровнях, сопряжены с неопределенностью применения и не гарантируют успешные результаты поиска информации;

обращение к компаниям, специализирующимся на поиске криптоактивов. Однако данный вариант является затратным и в любом случае может потребовать определенной вводной информации в качестве отправной точки для поиска активов.

В случае если криптовалюта обнаружена и должник отказывается от передачи ее в конкурсную массу, то финансовый управляющий:

подает ходатайства в суд об истребовании криптовалюты у должника или о переводе криптовалюты должником в российские рубли и зачислении соответствующих сумм на расчетный счет управляющего (определение Арбитражного суда Челябинской области от 17.03.2020 по делу № А76-27033/2018);

или ходатайствует в суде об истребовании криптовалюты у должника путем передачи данных доступа к криптокошельку (информации о сайте, где возможен доступ, уникальном номере кошелька, пароля к кошельку) и личном присутствии должника у нотариуса для составления акта приема-передачи имущества (криптовалюты) с целью включения в конкурсную массу (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2019 № 09АП-17044/2019 по делу № А40-12639/16).

Необходимо отметить, что в связи с техническими особенностями криптовалюты довольно трудно получить контроль над данным активом (по факту контроль определяется доступом к ключу кошелька) и включить его в конкурсную массу без согласия и содействия должника. 

Кроме того, если ключ к кошельку был утрачен должником, получение контроля над криптовалютой будет невозможным. При этом утрата ключа может создавать дополнительную проблему для самого должника (кроме потери актива): может быть сложно доказать управляющему и суду, что ключ действительно был утерян и не может быть передан управляющему (уже имеется соответствующий кейс).

Работа с криптовалютой в конкурсной массе.

Финансовый управляющий обязан провести инвентаризацию, оценку и реализацию имущества должника. После получения контроля и доступа к криптовалюте, на следующих этапах работы с данным активом также может возникнуть множество вопросов, например:

Порядок проведения инвентаризации криптовалюты. На практике мы видим, что при проведении инвентаризации криптовалюты финансовые управляющие включают криптовалюту в инвентаризационную ведомость в категорию «Иное имущество должника».

Оценка криптовалюты (с учетом высокой волатильности данного вида активов). На практике уже есть случаи привлечения специалистов для оценки стоимости криптовалюты, использования в качестве подтверждения стоимости криптовалюты распечатки курса криптовалюты с криптобиржи (определение АС Пермского края по делу от 24.12.2021 от 11.01.2022 по делу № А50-6372/2018).

Обеспечение сохранности криптовалюты (как хранить криптовалюту, в кошельке какого вида, как сохранить в безопасности пароль от криптокошелька и др.). Как мы понимаем, на практике данные вопросы решаются каждым управляющим в индивидуальном порядке, однако видится необходимость хотя бы в верхнеуровневом направляющем регулировании.

Реализация криптовалют (как выбрать лучший момент для реализации, каким образом реализовывать данный актив и т.д.). На практике уже было утверждено положение о продаже криптовалюты и последующей продаже криптовалюты в качестве имущества конкурсной массы должника (определение Арбитражного Суда Пермского края город от 24.12.2021 по делу № А50-6372/2018). Однако данный случай нельзя считать универсальным руководством по порядку действий для любой реализации криптовалюты в конкурсной массе. В данной ситуации стоимость криптовалюты была менее 100 000 руб. (99 000 руб.), в связи с чем положение о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества должника предусматривало реализацию криптовалюты без проведения открытых торгов. В итоге криптовалюта была реализована за 21 000 руб. В целом по порядку реализации криптовалюты в банкротстве также очевидна необходимость дополнительного правового регулирования.

Таким образом, с учетом отсутствия специального правового регулирования управляющие руководствуются общими нормами законодательства о банкротстве, применимыми к имуществу. Практика постепенно развивается, однако представляется, что законодательное регулирование криптовалюты в банкротстве необходимо.

Заключение

Несомненно, дополнительное регулирование криптовалюты в банкротстве необходимо. Однако до этого необходимо сделать дополнительный шаг и определить базовое регулирование криптовалюты в целом. В зависимости от принятого подхода (регуляторного подхода Минфина или запретительного подхода ЦБ РФ) положение и регулирование криптовалюты в банкротстве могут существенно отличаться.

Над материалом работали:

Юлия Ахонина
юрист, к.ю.н.