Центробанк попросил СРО АУ проинформировать своих членов о необходимости соблюдать установленные для управляющих требования закона No 218-ФЗ, а также контролировать исполнение требований.

ЦБ обрушился с критикой на арбитражных управляющих и саморегулируемые организации АУ. В Банке России считают, что сейчас и управляющие, и СРО АУ относятся к требованиям закона «О кредитных историях» спустя рукава. ЦБ привел статистику: в 2021 – 2022 годах из 1,3 тыс. заявлений заемщиков в бюро на нарушения их прав арбитражными управляющими последние прислали лишь 229 ответов. И СРО АУ этому потворствуют, поскольку также игнорируют претензии бюро кредитных историй к управляющим. Портал PROбанкротство, пообщавшись с участниками банкротного рынка, разобрался, почему так происходит и как можно выйти из сложившейся ситуации.

Департамент управления данными Центробанка проинформировал арбитражных управляющих и саморегулируемые организации арбитражных управляющих о необходимости неукоснительно соблюдать требования закона «О кредитных историях» (далее - закон No 218-ФЗ).

ЦБ напомнил, что АУ по закону No 218-ФЗ обязан представлять информацию о заемщиках в бюро в электронном формате по защищенным каналам связи, позволяющим обеспечить ее конфиденциальность и защиту. Если у АУ нет нужного программного обеспечения (ПО), то он должен его установить (приобрести права пользования ПО). ЦБ подчеркнул, что бюро принимает сведения от арбитражного управляющего бесплатно.

АУ обязан предоставлять в бюро сведения о процедурах, применяемых в деле о банкротстве лица, если арбитражный суд принял к производству заявление о признании должника банкротом. В том числе, это:

сведения о неправомерных действиях физического или юридического лица при банкротстве,

сведения о преднамеренном или фиктивном банкротстве.

Цель закона No 218-ФЗ - повышение защищенности кредиторов и заемщиков за счет общего снижения кредитных рисков.

В Центробанке отметили, что граждане регулярно сообщают ЦБ об отсутствии в их кредитных историях информации о возбужденной или завершившейся в отношении них процедуре банкротства. А это значит, что АУ не исполняют свою обязанность добросовестно.

Также, по данным ЦБ, арбитражные управляющие спустя рукава исполняют обязанность по представлению в бюро подтверждения достоверности ранее переданных сведений, оспариваемых субъектом, а также часть не исправляют кредитную историю субъекта, направив соответствующие достоверные сведения в бюро.

Статистика ЦБ

В 2021 – 2022 годах в адрес арбитражных управляющих, являющихся источниками в соответствии с положениями закона № 218-ФЗ, направлено 1,3 тыс. заявлений субъектов, и только на 229 из них бюро получен ответ от арбитражных управляющих. По состоянию на 1 ноября 2022 года в базе данных бюро хранится 463 кредитные истории, по которым арбитражные управляющие не передают информацию в соответствии с требованиями закона № 218-ФЗ.

Больше того, большинство СРО АУ, в которые бюро направлены письма о невыполнении арбитражными управляющими требований закона № 218-ФЗ, так и не ответили.

Итог

ЦБ попросил СРО АУ проинформировать своих членов о необходимости соблюдения установленных для арбитражных управляющих требований закона № 218-ФЗ, а также контролировать исполнение указанных требований.

Почему так происходит и что делать

Председателя СРО АУ «СИРИУС» Кирилл Ноготков отметил, что арбитражный управляющий в соответствии с законом № 218-ФЗ является источником информации для кредитных бюро и обязан предоставлять им информацию посредством программного обеспечения. 

На сегодня в реестре ЦБ зарегистрировано 7 кредитных бюро, у каждого из которых есть свое программное обеспечение, то есть у арбитражного управляющего должно быть 7 различных программ, которые при этом не являются бесплатными для него. Не совсем понятно, почему расходы на это должен нести именно арбитражный управляющий? Ведь вся информация, необходимая кредитным бюро, есть на ЕФРСБ? Не совсем понимаю, в чем сложность этого программного обеспечения брать всю эту информацию непосредственно у ЕФРСБ. Насколько знаю, многие банки так и делают. Если у кредитных бюро есть проблемы с получением подобной информации, наша СРО готова предоставить им ее посредством цифровых каналов связи. Не надо грузить управляющих лишней работой, тем более они ее уже сделали, разместив всю необходимую информацию на ЕФРСБ.

Кирилл Ноготков
арбитражный управляющий, председатель Совета Ассоциация арбитражных управляющих «Сириус»
«

Арбитражный управляющий Павел Замалаев считает, что причина непредоставления сведений со стороны АУ предельно проста – они не знают, как это делать. 

О случаях привлечения АУ к ответственности за непредоставление сведений мне не известно. Хотя, не хочется выступать в роли «адвоката дьявола», но может быть как раз по причине необращения со стороны БКИ с заявлениями о привлечении к ответственности АУ, последние и бездействуют. Одной из причин отсутствия ответов может быть и перегруженность процедурами. Ведь АУ, специализирующиеся на процедурах банкротства физических лиц, ведут от нескольких десятков до нескольких сотен процедур одновременно и просто не успевают отслеживать такие запросы. В свою очередь, хочу отметить и крайнюю нерасторопность с ответами на запросы АУ со стороны БКИ. Сам неоднократно писал запросы в их адрес и получал либо отписки, либо ответы приходилось ждать по месяцу вместо положенных по закону 7 дней. На мой взгляд, разрешением сложившейся ситуации могло бы стать некое обучение или повышение квалификации для АУ, организованное ЦБ или БКИ, на котором АУ объяснили бы как установить ПО, как им пользоваться, передавать и получать данные от БКИ.

Павел Замалаев
арбитражный управляющий, медиатор, основатель проекта #БАНКРОТСТВОПОЧЕСТНОМУ
«

Старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегии адвокатов «Регионсервис», адвокат Олег Панчишин считает, что причины неисполнения арбитражным управляющим обязанности по информированию бюро кредитных историй об изменениях, связанных со статусом заемщиков, кроются в следующим.

Во-первых, как правильно отметил Банк России в письме от 9.12.2022 № 46-7-1/2340, обязанность по направлению такой информации предусмотрена не законом о банкротстве, а законом № 218-ФЗ. В связи с этим обязанность, установленная для арбитражного управляющего законом № 218-ФЗ, не содержится в перечне обязанностей арбитражного управляющего в законе о банкротстве. Во-вторых, правовые последствия нарушения норм законодательства о кредитных историях отличаются от последствий, связанных с нарушением норм закона о банкротстве. Так, если за неисполнение арбитражным управляющим своих профессиональных обязанностей частью 3 статьи 13.14 КоАП РФ предусмотрен штраф от 20 тыс. до 50 тыс. рублей, а за повторное нарушение – и вовсе дисквалификация на срок от 6 месяцев до 3 лет, то за нарушение норм законодательства о кредитных историях статьей 15.26.3 КоАП ответственность для арбитражного управляющего как должностного лица предусмотрена в пределах от 2 тыс. до 5 тыс. рублей. При этом лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении, будет являться не территориальный орган Росреестра, а должностное лицо Банка России либо его департаментов, что само по себе является крайне редким случаем.

Олег Панчишин
старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

Олег Панчишин добавил, что в судебной практике практически отсутствуют дела об административных правонарушениях, связанных с невыполнением рассматриваемой обязанности арбитражным управляющим, до Верховного суда РФ дошло одно дело, согласно Определению Верховного Суда РФ от 10.09.2021 № 310-ЭС21-15535(1) по которому при наличии такого нарушения было установлено, что оно не повлекло никакого нарушения прав и законных интересов участвующих в деле о банкротстве лиц.

«Главной причиной неисполнения установленной законом № 218-ФЗ обязанности либо неосмотрительного к ней отношения является фактическое отсутствие имеющей значительный масштаб административной ответственности для нарушителя. При достижении цели побудить арбитражного управляющего к добросовестному выполнению, в том числе, и обязанности, установленной законом № 218-ФЗ, необходимо внести норму о наличии такой обязанности у арбитражного управляющего в текст закона о банкротстве и передать полномочия по рассмотрению данных нарушений органам Росреестра. Что касается программного обеспечения, действительно, для многих арбитражных управляющих освоение новых программ либо новых модулей уже привычных программ является затруднительным, при высокой загруженности рабочего времени», - отметил Олег Панчишин.

По мнению юриста консалтинговой компании "Ком-Юнити" Ксении Болотовой, арбитражные управляющие не предоставляют сведения о субъектах кредитной истории в бюро кредитных историй по той простой причине, что данная обязанность не установлена главой Х закона о банкротстве, а установлена законом «О кредитных историях», соответственно многие о ней банально не знают. 

Кроме того, информация о банкротстве должника своевременно размещается в открытых источниках информации - газете Коммерсантъ и на сайте ЕФРСБ. По этим же причинам финансовые управляющие часто оставляют запросы НБКИ без ответа. Проблема с предоставлением АУ информации о субъектах в бюро также связана с тем, что в данный момент на официальных сайтах ЦБ и НБКИ отсутствуют четкие разъяснения, каким образом и какими способами арбитражный управляющий должен передавать сведения о должниках - физических лицах. В инструкции АО «НБКИ» для передачи данных, размещенной в Интернете, указано, что источники формирования кредитной истории представляют всю имеющуюся информацию на основании заключенного договора об оказании информационных услуг, также необходимо наличие электронной цифровой подписи для взаимодействия с БКИ, там же описан дальнейший порядок действий. Программное обеспечение предлагаются различными компаниями, продающими компьютерные программы, например 1С. Однако, нет четкого понимания как с этими программным обеспечением работать именно арбитражному управляющему, так как такими программами в основном пользуются другие «источники формирования кредитной истории», например МФО.

Ксения Болотова
юрист Аудиторско-консалтинговая компания «Ком-Юнити»
«

По мнению Ксении Болотовой, массовое непредоставление арбитражными управляющими сведений в БКИ - это очередное доказательство того, что есть острая необходимость в совершенствовании Х главы закона о банкротстве, в частности определения четких обязанностей для финансового управляющего.

«К слову, это касается и обязанностей по публикации сообщений в ЕФРС. Из-за многообразия практики и отсутствия четкого регламента до сих пор отсутствует четкое понимание, публиковать ли финансовому управляющему сведения о получении требований, об оспаривании сделок и прочее, как это предусмотрено для банкротства юридических лиц», - отметила юрист.

Арбитражный управляющий Екатерина Корниенко отметила, что направивший в саморегулируемые организации письмо о взаимодействии с БКИ Центробанк не находит понимания в рядах арбитражных управляющих, поскольку предлагаемый порядок взаимодействия с бюро, по мнению моих коллег, максимально усложнен:

1

Предоставление информации АУ в адрес бюро происходит на основании заключенного с бюро договора об оказании информационных услуг. Договор возмездный, оплата составляет порядка 1,4 тыс. рублей в год. Сам договор заключается письменно, прошивается и отправляется в бюро.

2

Для работы с бюро необходимо установить программное обеспечение, которое работает, как представляется, в тестовом режиме, не в самых удобных и производительных браузерах, через авторизацию в 1-Click.

3

Существует практическая сложность заполнения таблиц в программе из-за периодических сбоев в работе программы и решительно неудобного, по словам коллег, интерфейса.

Вот только часть проблем, которые, наряду с нареканиями в адрес службы поддержки, вызывает инициатива НБКИ. При этом, обмен практически аналогичной по содержанию информацией с банками происходит посредством пересылки бумажной корреспонденцией «Почтой России» и не вызывает ни подобных сложностей, ни риска разглашения, как пишет ЦБ, информации «ограниченного доступа». Очевидна очередная попытка навязать арбитражным управляющим возмездную услугу, которые последние будут вынуждены принять и оплатить под угрозой применения мер административной и дисциплинарной ответственности за бездействие. И арбитражные управляющие, конечно же, под административным давлением, это непременно сделают.

Екатерина Корниенко
арбитражный управляющий, член Экспертного совета по развитию конкуренции в сфере банкротства Комитета ГД РФ по защите конкуренции
«