Цель поправок — обеспечение возврата выведенных активов должника, для чего предлагается разрешить оспаривать в банкротстве всю цепочку взаимосвязанных сделок.

На портале regulation.gov.ru опубликован доработанный с частичным учетом замечаний Торгово-промышленной палаты РФ законопроект «О внесении изменений в статьи 61.1 и 61.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты РФ».

Этот законопроект был разработан Правительством РФ и опубликован на портале regulation.gov.ru. Замечания к законопроекту представила только ТПП. 

Что предлагается

Прежде всего, предлагается дополнить пункт 1 статьи 61.1 закона о банкротстве следующими абзацами:

В деле о банкротстве должника подлежат рассмотрению требования о применении последствий недействительности ничтожных мнимых и притворных сделок в соответствии с положениями гражданского законодательства. Данное правило применяется также к рассмотрению требований о признании недействительными нескольких взаимосвязанных сделок (цепочки сделок), в том числе совершенных с участием граждан. В рамках такого спора сделки, цели совершения которых прикрываются иными сделками, могут быть оспорены на основании правил, предусмотренных Главой III.1 закона о банкротстве.

Если сделка по отчуждению должником имущества признана недействительной в деле о его банкротстве, заявление об истребовании такого имущества из чужого незаконного владения подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве должника. Требования о признании сделки, нескольких взаимосвязанных сделок (цепочки сделок) недействительными и об истребовании имущества из чужого незаконного владения могут быть объединены для их совместного рассмотрения.

Рассмотрению требований о признании недействительными сделок, указанных в пункте 1 статьи 61.1 закона о банкротстве, не препятствует наличие предусмотренных процессуальным законодательством оснований для прекращения производства по делу, в том числе ликвидация организации, являющейся одной из сторон сделки, которая является частью нескольких взаимосвязанных сделок (цепочки сделок), а также невозможность правопреемства в случае смерти гражданина, являвшегося одной из сторон сделки, которая является частью нескольких взаимосвязанных сделок (цепочки сделок).

В случае принятия в соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 закона о банкротстве судебного акта о признании недействительными нескольких взаимосвязанных сделок (цепочки сделок), в том числе совершенных с участием граждан, арбитражный суд по ходатайству взыскателя выдает несколько исполнительных листов с указанием той части судебного акта, которая подлежит исполнению по данному исполнительному листу.

Обоснование поправок

Обозначенная Правительством РФ цель поправок — обеспечение возврата выведенных активов должника для пополнения конкурсной массы и последующего удовлетворения требований кредиторов.

Разработчики указывают, что для достижения указанной цели оспаривание одной или поочередно каждой сделки в цепочке взаимосвязанных сделок может быть неэффективно, поскольку контрагентом, в отношении которого будет осуществляться такое оспаривание, может быть заведомо неплатежеспособное или ликвидированное лицо. А значит, одна из важнейших задач процедуры, применяемой в деле о банкротстве, – пополнение конкурсной массы – не будет достигнута.

Вместе с тем, повышению эффективности поставленной задачи может способствовать оспаривание всей цепочки взаимосвязанных сделок. Возможность такого оспаривания не исключается действующим законодательством, однако анализ правоприменительной практики данных правоотношений свидетельствует о возникающих при применении такого механизма сложностях, которые могут быть обусловлены, в том числе, недостаточностью регулирования указанного вопроса, отметили разработчики законопроекта. Кроме того, предлагаемый законопроектом подход поддержан Верховным судом РФ.

Авторы законопроекта отметили, что использованный в тексте термин «цепочка сделок» широко используются Верховным судом РФ в своих Обзорах судебной практики, а также определениях по конкретным делам.

Положение о том, что рассмотрению требований о признании недействительными сделок не препятствует наличие предусмотренных процессуальным законодательством оснований для прекращения производства по делу, в том числе ликвидация организации, являющейся одной из сторон сделки, направлено на предотвращение злоупотреблений, связанных с созданием организаций-однодневок и их последующей ликвидацией, в целях сохранения недобросовестной цепочки сделок. 

Почему это важно?

Председатель Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих (ОРПАУ) Михаил Василега отметил, что данные предложения совершенно разумны и обоснованы, так как являются фиксацией уже сформированной судебной практики обжалования цепочек сделок, когда с целях затруднить возврат имущества в конкурсную массу вывод имущества оформляется не одной сделкой, а рядом последовательных, в том числе с гражданами.

Данные предложения совершенно разумны и обоснованы, так как являются фиксацией уже сформированной судебной практики обжалования цепочек сделок, когда с целях затруднить возврат имущества в конкурсную массу вывод имущества оформляется не одной сделкой, а рядом последовательных, в том числе с гражданами.

Михаил Василега
арбитражный управляющий, адвокат, председатель Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих (ОРПАУ)
«

Старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегии адвокатов «Регионсервис», адвокат Олег Панчишин отметил, что предлагаемый законопроект направлен на совершенствование процедуры оспаривания сделок, совершенных должником – банкротом, применения последствий их недействительности и иных мер, направленных на возвращение в конкурсную массу имущества, отчужденного должником по недействительным сделкам.

Так, ранее неоднократно встречалась абсурдная ситуация, когда, например, движимое имущество было выведено из собственности должника по цепочке последовательно совершенных сделок, включая мнимые, однако суды признавали недействительной только первоначальную сделку по отчуждению, а с исковыми требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения арбитражный управляющий был вынужден обращаться в суды по месту жительства либо месту нахождения текущего владельца. Зачастую такой владелец находился даже не в соседнем от должника городе, а за тысячи километров от места рассмотрения дела о банкротстве и нахождения арбитражного управляющего. Следствием этого становилось значительное увеличение связанных с проведением процедуры банкротства расходов, необходимостью привлечения дополнительных специалистов, значительном увеличении срока рассмотрения дела о несостоятельности. В конечном итоге при не слишком значительной стоимости отдельно взятого имущества кредиторы и финансовый управляющий ограничивались лишь взысканием его стоимости с первого покупателя по такой сделке, впоследствии реализуемым с существенным дисконтом от суммы задолженности.

Олег Панчишин
старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

Другим результатом отсутствия четкого регулирования вопроса о подсудности, по словам Олега Панчишина, являются споры между судами относительно того, какой суд уполномочен рассматривать споры с участием должника в случае оспаривания сделок с его участием по общим основаниям недействительности сделок, содержащихся в Гражданском кодексе РФ.

«С учетом же принятых поправок будет наконец внесена ясность относительно того, что все споры, связанные с признанием недействительными сделок и возвратом в конкурсную массу выведенного по ним имущества, вне зависимости от оснований для признания их недействительными, будут рассматриваться в рамках дела о банкротстве должника. Актуальной является и норма, согласно которой, в том числе, ликвидация организации либо смерть физического лица с невозможностью правопреемства, являющихся одной из сторон сделки, являющейся частью цепочки взаимосвязанных сделок, не препятствует рассмотрению требований о признании таких сделок недействительными. Это позволит пресечь злоупотребления со стороны недобросовестных должников, направленные на создание препятствий для возврата выведенного ими из-под взыскания имущества», — отметил Олег Панчишин.

Адвокат, юрист практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation Антон Батурин отметил, что большая часть нововведений направлена на изменение подсудности споров. 

По действующим нормам и разъяснениям виндикационные требования должника подлежат рассмотрению в рамках дела о банкротстве, только когда они относятся к подсудности этого суда. Кроме того, вне рамок дела о банкротстве рассматриваются требования кредиторов о признании сделок недействительными по общегражданским основаниям. Все эти требования предлагается рассматривать в деле о банкротстве. В целом, предлагаемое решение будет удобным для заявителей: кредиторов и конкурсного управляющего, поскольку, когда конечными приобретателями активов выступают физические лица, виндикационные требования сейчас предъявляются в суды общей юрисдикции. При взаимодействии с ними возникает целый ряд проблем, начиная с банальной транспортной доступности, и заканчивая доступом к материалам дела. Кроме того, банкротные судьи традиционно «прокредиторски» настроены, в то время как практике судов общей юрисдикции единообразие не свойственно, что зачастую делает исход спора сложно прогнозируемым.

Антон Батурин
адвокат, старший юрист Юридическая фирма BGP Litigation
«

Также, по словам Антона Батурина, в законопроекте предлагается включить в закон сложившуюся на практике позицию о том, что ликвидация одной из сторон в цепочке сделок не препятствует рассмотрению этого требования по существу. «Наверное вреда от этого не будет, но вносить каждую правовую позицию в закон — это тупиковый путь в связи с большим объемом этих позиций», — рассказал он.

Старший юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Александр Киселев отметил, что законопроект пытается максимально «централизовать» в рамках одного дела о банкротстве должника широкий спектр мероприятий, направленных на возврат его имущества в конкурсную массу (применение последствий недействительности ничтожных мнимых и притворных сделок, виндикацию, оспаривание сделок с ликвидированными сторонами). 

Весьма вероятно, что предложенные изменения заметно упростят работу арбитражных управляющих, другой вопрос – может ли эта цель оправдывать столь крупное вмешательство в гражданский оборот. Ведь если оспаривание сделок должника не по месту регистрации ответчика, а в деле о банкротстве, можно объяснить тем, что другая сторона сделки, вступая в нее, так или иначе принимает на себя риски, связанные с банкротством контрагента, то привязка к делу о банкротстве виндикации, ответчиком по которой является лицо, не имевшее с должником прямых правоотношений, – никакого догматического обоснования не имеет, лишь утилитарное.

Александр Киселев
адвокат, старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатское бюро ЕПАМ
«

Что касается вводимого правила о возможности оспаривания цепочки сделок, сторонами которых являются уже ликвидированные (умершие) лица – само по себе это уточнение, по словам Александра Киселева, полезно для кредиторов должника, так как нередко на практике злоумышленники намеренно ликвидируют компании, участвовавшие в выводе активов.

«Однако формулировка этого правила требует уточнения, поскольку в текущей редакции и с учетом других норм законопроекта не исключено оспаривание сделок не только в отсутствие ликвидированного ответчика-стороны в цепочке сделок, но и без привлечения в качестве ответчика конечного собственника имущества, являвшегося объектом сделки, что очевидно будет нарушать фундаментальный принцип состязательности и создавать стимулы для процессуальных злоупотреблений», — отметил Александр Киселев.