ВС может разъяснить значимые критерии для констатации наличия между сторонами спора о праве и оставления заявления о банкротстве без рассмотрения.

Валентина Филина взяла в «Норвик Банке» долгосрочный потребительский кредит на сумму 3,6 млн рублей под 24% годовых под залог квартиры. Поскольку она допустила просрочку по выплатам, «Норвик Банк» инициировал процедуру банкротства должника. Суд первой инстанции, с которым согласился окружной суд, удовлетворил заявление банка. При этом Филина настаивает на недействительности кредитного договора, представив в суд постановление о возбуждении уголовного дела по факту совершенных в отношении нее мошеннических действий и признании потерпевшей. Верховный суд решил рассмотреть этот спор 11 декабря (дело А40-51907/2022).

Фабула

«Норвик Банк» потребовал в суде признать Валентину Филину банкротом, ввести процедуру реализации имущества и включить в третью очередь реестра 4,4 млн рублей (долг по кредитному договору как обеспеченный залогом имущества).

Основанием для подачи банком заявления стало неисполнение Филиной обязательств, возникших из договора о предоставлении кредита от 23.07.2021 года. Валентине Филиной был предоставлен потребительский кредит в сумме 3,6 млн рублей под 24% годовых на срок по 21.03.2028 года.

Для обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор залога (ипотеки) квартиры Валентины Филиной залоговой стоимостью в 3,7 млн рублей.

Суд первой инстанции, с которым согласился окружной суд, удовлетворил заявление банка. При этом апелляция, напротив, признала заявление «Норвик Банка» необоснованным.

Валентина Филина пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 11 декабря. 

Что думает заявитель

Валентина Филина в процессе рассмотрения дела раскрыла обстоятельства заключения договоров и расходования заемных денег, не отвечающие потребностям заемщика. В подтверждение возражений Филина представила постановления о возбуждении уголовного дела по факту совершенных в отношении нее мошеннических действий и признании потерпевшей.

Также Филина заявляла о недействительности кредитного договора и подаче супругом в суд общей юрисдикции иска о признании недействительным договора залога.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Н.А. Ксенофонтова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Почему это важно

Партнер юридической фирмы «СТРИМ» Алена Антонова считает, что в данном кейсе есть несколько интересных моментов.

Банк не просудил долг в судебном порядке и не обратил взыскание на предмет залога (квартиру), а сразу обратился с заявлением о банкротстве. С одной стороны, закон этого не запрещает, а с другой стороны, это идет вразрез со сложившейся практикой, что наводит на мысль о попытке облегчить задачу по доказыванию обстоятельств, связанных с заключением кредитного договора. При этом ни для кого не секрет, что случаев с незаконным оформлением кредитов на граждан огромное множество, и в судах общей юрисдикции просуживать такие долги становится все сложнее. Практики много, и судьи стали относиться к представляемым истцами документам внимательнее. И даже при неявке ответчиков в процесс, банки и иные финансовые организации зачастую получают отказные решения.

Алена Антонова
партнер Юридическая фирма СТРИМ
«

По словам Алены Антоновой, это опять же наводит на мысль о попытках решить вопрос с возвратом, возможно, сомнительного кредита через банкротные процедуры.

«Не секрет, что заявления о признании банкротом на этапе рассмотрения вопроса о его обоснованности рассматриваются не так скрупулезно. Зачастую достаточно формальных признаков. А для потенциального должника введение процедур банкротства приводят к сложностям в свободном распоряжении своим имуществом и финансами. Полагаю, что Верховный суд РФ даст четкие разъяснения относительно возможности по такого рода делам избежать предварительного рассмотрения дел в судах общей юрисдикции. Кроме того, велика вероятность, что определение судебной коллегии Верховного суда РФ станет прецедентным в отношении обстоятельств, которые подлежат исследованию судами первой инстанции при решении вопросов об обоснованности заявлений о банкротстве, что приведет к менее формальному подходу при их рассмотрении», – указала она.

По словам адвоката адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Ивана Бабина, активность телефонных мошенников и последствия их деятельности, по-видимому, дошли до экономической коллегии Верховного суда, и раз дело передано на рассмотрение коллегии, Верховный суд предложит решение проблемы, как минимум, в преломлении банкротного спора.

Соответственно, Верховный суд может ограничиться только процессуальным аспектом: необходимо ли наличие судебного акта в случае спора между кредитором и должником относительно действительности договора или долга, а также, на какие критерии должен ориентироваться банк, чтобы понимать, понадобится ли ему судебное решение для инициирования дела о банкротстве или нет. Помимо этого, Верховный суд может высказаться и относительно существа отношений между банком и заемщиком в случае обмана заемщика третьим лицом, например, указав на критерии, наличие которых свидетельствует об осведомленности банка о том, что заемщик действует под влиянием обмана или заблуждения.

Иван Бабин
адвокат Адвокатское бюро S&K Вертикаль
«

В случае, если суд ограничится только процессуальными вопросами, то, по мнению Ивана Бабина, влияние на практику будет зависеть от критериев, предложенных судом, исходя из которых должен решаться вопрос о необходимости наличия судебного акта: если они будут слишком общими, размытыми или вообще отсутствовать, банки могут начать предварительно просуживать все обязательства физических лиц, чтобы избежать затягивания банкротного дела.

«Если же суд выскажется в материальной части спора, то сориентирует практику в вопросе рассмотрения споров между банками и заемщиками, что опять же отразится на кредитных организациях, в том числе в подходах к выдаче займов», – пояснил он.

По словам юриста судебно-арбитражной практики АБ ЕПАМ Александра Френкеля, ранее ВС РФ, объясняя наличие упрощенного порядка рассмотрения требований из кредитных договоров, указывал, что такие требования обычно подтверждаются стандартными средствами доказывания и проверка их обоснованности не представляет большой сложности. 

Однако в настоящем деле суды не могли ограничиться упрощенной процедурой, поскольку возражения ответчика не сводились лишь к отрицанию получения им кредита. В этой связи, ВС РФ может не просто отменить судебные акты, указав на игнорирование доводов ответчика, но прийти к выводу о необходимости сформулировать для нижестоящих судов четкие критерии разграничения стандартных возражений против кредитной задолженности и возражений, свидетельствующих о наличии спора о праве и необходимости выйти за пределы упрощенного порядка доказывания.

Александр Френкель
юрист Адвокатское бюро ЕПАМ
«

Управляющий партнер консалтинговой компании «Аверта Групп» Алексей Шаров отметил, что, по общему правилу, с заявлением о признании гражданина банкротом вправе обращаться лишь кредитор, чей долг был «просужен» в установленном законом порядке (п. 1 ст. 213.5 закона о банкротстве). 

То есть на практике заинтересованное лицо сначала пытается получить причитающееся на основании судебного акта и только потом, если он не исполняется, может обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника. Данное правило – своего рода «фильтр», который позволяет осуществить предварительную проверку требований и не прибегать к процедуре банкротства, когда притязания кредитора являются незаконными или с учетом финансового состояния должника в этом просто нет необходимости. Тем не менее, законодатель сделал исключение в отношении требований, основанных на кредитном договоре с кредитной организацией (абз. 7 п. 2 ст. 213.5 закона о банкротстве). В этом случае предварительно обращаться в суд общей юрисдикции кредитору не нужно. Очевидно, что при буквальном применении такой подход нивелирует смысл процедуры банкротства как крайней меры и приводил бы к тому, что банки в случае любой просрочки по кредиту стремились бы «обанкротить» заемщика.

Алексей Шаров
управляющий партнер Консалтинговая компания «АВЕРТА ГРУПП»
«

Избегать таких ситуаций, по словам Алексея Шарова, позволяет абз. 4 п. 2 ст. 213.6 закона о банкротстве, в соответствии с которым требования кредитора о признании гражданина банкротом признается необоснованным, при наличии между заемщиком и банком спора о праве, который подлежит разрешению в порядке искового производства.

«В рамках настоящего дела доказательства наличия спора о праве между гражданином и банком были предоставлены суду апелляционной инстанции, который в полной мере их оценил (именно поэтому определение первой инстанции нельзя назвать полностью неверным – суд руководствовался теми доказательствами, которые были у него в наличии). Тем не менее, суд кассационной инстанции в свою очередь не стал принимать во внимание доводы гражданина. С учетом сказанного полагаю, что ВС РФ поддержит решение, принятое судом апелляционной инстанции и в данном споре встанет на сторону заемщика. Безусловно, это не означает, что процедура банкротства в отношении гражданина не будет инициирована в дальнейшем (если в конечном счете банк окажется прав в параллельном споре), однако на данный момент оснований для ее введения не имеется», – пояснил он.

Партнер юридической компании IMPRAVO Полина Чижикова считает, что формально даже в ситуации, когда гражданин признан потерпевшим по уголовному делу о мошенничестве, но приговор не вынесен и материальная ответственность не переложена на виновное лицо, именно такой гражданин является должником, а банк имеет законное право требовать с него возврата задолженности. 

Однако нюанс настоящего спора состоит в том, что, по общему правилу, если между кредитором – кредитной организацией и должником нет спора о праве, то кредитная организация имеет право обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, минуя стадию взыскания задолженности в исковом порядке. В настоящем деле банк так и поступил, обратившись сразу с заявлением о признании должника несостоятельным, но должником были заявлены возражения, подтвержденные возбужденным уголовным делом, то есть спор между сторонами действительно есть. В этой связи представляется законным именно постановление суда апелляционной инстанции, которым заявление банка оставлено без рассмотрения. При этом, анализируя постановление суда кассационной инстанции, можно предположить, что судом не совсем корректно определена проблематика спора, фокус внимания смещен на значимость возбужденного уголовного дела, а не на наличие у должника возражений, которые препятствуют введению процедуры без предварительного просуживания задолженности.

Полина Чижикова
партнер, руководитель практики банкротства Юридическая компания IMPRAVO
«

По мнению Полины Чижиковой, вероятно, Верховный суд передал дело на рассмотрение, чтобы подробно разъяснить критерии, являющиеся значимыми для констатации наличия между сторонами спора о праве и оставления заявления без рассмотрения с указанием на необходимость разрешения спора в общеисковом порядке.