По мнению экспертов, Верховный суд обязан дать сигнал судам и бизнесменам, что оставление юрлица с долгами – это недобросовестное поведение, за которое привлекают к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

ИП Виктор Атрошенко взыскал с ООО «Максистрой» 2,6 млн рублей – долг по аренде участка и проценты. Однако уже после возбуждения исполнительного производства компанию исключили из ЕГРЮЛ в связи с неведением деятельности. Тогда Виктор Атрошенко попытался взыскать 2,6 млн рублей в порядке субсидиарной ответственности с единственного учредителя и директора ООО «Максистрой» Романа Ермолаева. Суды двух первых инстанций иск удовлетворили, но окружной суд признал требования истца необоснованными. Экономколлегия Верховного суда рассмотрит жалобу истца 27 октября 2022 года (дело А40-111596/2021).

Предыстория

В 2020 году суд обязал ООО «Максистрой» заплатить индивидуальному предпринимателю Виктору Атрошенко 2,6 млн рублей (долг по арендным платежам за пользование участком и штрафные санкции). Истец получил исполнительный лист, было возбуждено исполпроизводство, однако через оно было прекращено в связи с исключением ООО «Максистрой» из ЕГРЮЛ.

Тогда Виктор Атрошенко потребовал в суде привлечь Романа Ермолаева к субсидиарной ответственности по долгам ООО «Максистрой», обязав ответчика заплатить 2,6 млн рублей. Истец сослался на:

статьи 53.1, 64.2, 1064 Гражданского кодекса РФ,

пункт 3.1 статьи 3 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ),

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Виктор Атрошенко указал, что решение об исключение ООО «Максистрой» из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица принято на основании справок об отсутствии движения средств по счетам или отсутствии открытых счетов и о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности. При этом Роман Ермолаев как генеральный директор и единственный учредитель ООО «Максистрой» обязан был действовать в интересах этого юридического лица добросовестно и разумно, а также нести ответственность за убытки, причиненные по вине юридического лица.

Арбитражный суд Москвы иск удовлетворил. Апелляция оставила решение в силе. Однако Арбитражный суд Московского округа акты нижестоящих судов отменил и в иске отказал.

После чего Виктор Атрошенко подал жалобу в Верховный суд, который ее рассмотрит 27 октября 2022 года.

Что решили нижестоящие суды

Удовлетворяя иск, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались:

пунктом 3 статьи 53, пунктом 1 статьи 53.1, пунктами 1 и 2 статьи 64.2, статьей 1064 Гражданского кодекса,

пунктом 1 статьи 21.1 закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон № 129ФЗ),

пунктом 3.1 статьи 3 Закона № 14-ФЗ,

правовыми позициями, изложенными в постановлении Конституционного Суда РФ от 21.05.2021 № 20-П «По делу о проверке конституционности пункта 3.1 статьи 3 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук» (далее – Постановление № 20-П).

Суды указали, что Роман Ермолаев как учредитель и генеральный директор ООО «Максистрой» ответственный за ведение его бухгалтерского и налогового учета, а также за своевременное предоставление отчетности, действуя разумно и добросовестно, не мог не знать о необходимости представления документов в налоговые органы, что свидетельствует о недобросовестном поведении ответчика, которое фактически повлекло исключение юридического лица из ЕГРЮЛ, лишив Виктора Атрошенко возможности взыскать задолженность в порядке исполнительного производства.

Договор аренды земельного участка, по которому возникла задолженность ООО «Максистрой» по оплате арендных платежей, был заключен 29. июля 2019 года, то есть в период, когда компания уже отвечала признакам недействующего юридического лица. Поведение Романа Ермолаева, который на момент исключения должника из ЕГРЮЛ являлся директором и единственным участником общества, свидетельствует о недобросовестном поведении и не отвечает интересам юридического лица.

В настоящее время ООО «Максистрой» исключено из ЕГРЮЛ, в связи с чем обязательства юридического лица считаются прекращенными в силу пункта 3.1 статьи 3 Закона № 14-ФЗ и подлежат отнесению на его исполнительные органы и учредителей.

Однако окружной суд отменил акты нижестоящих судов и отказал Виктору Атрошенко в удовлетворении требований. Он указал, что исходя из правовой позиции, изложенной в Постановлении № 20-П, содержащиеся в пункте 3.1 статьи 3 Закона № 14-ФЗ положения служат основанием для привлечения к субсидиарной ответственности лиц, указанных в пунктах 1-3 статьи 53.1 Гражданского кодекса, по заявлению кредиторов – физических лиц, обязательство должника перед которыми возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности, если на момент исключения юридического лица из ЕГРЮЛ требования такого кредитора к должнику удовлетворены судом. К установленным в настоящем деле правоотношениям сторон данный механизм судебной защиты Конституционного Суда РФ не применим.

Что думает заявитель

Окружной суд неправильно истолковал правовые позиции, изложенные в Постановлении № 20-П.

По смыслу пункта 3.1 статьи 3 Закона № 14-ФЗ, рассматриваемого в системной взаимосвязи с положениями статей 53, 53.1, 401, 1064 Гражданского кодекса, образовавшиеся в связи с исключением из ЕГРЮЛ юридического лица убытки его кредиторов, недобросовестность и (или) неразумность действий (бездействия) контролирующих хозяйствующий субъект лиц при осуществлении принадлежащих им прав и исполнении обязанностей в отношении общества, причинная связь между указанными обстоятельствами, а также вина таких лиц образуют необходимую совокупность условий для привлечения их к ответственности.

Привлечение к ответственности возможно только в том случае, если суд установит, что исключение должника из реестра в административном порядке и обусловленная этим невозможность погашения им долга возникли в связи с действиями контролирующих общество лиц и по их вине, в результате их недобросовестных и (или) неразумных действий (бездействия).

При этом тот факт, что контролирующие лица не ликвидировали ООО при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов юридического лица перед кредиторами, тем более в случаях, когда исковые требования кредитора к обществу уже удовлетворены судом, может свидетельствовать о намеренном, в нарушение предписаний статьи 17 (часть 3) Конституции РФ, пренебрежении контролирующими общество лицами своими обязанностями, попытке избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве общества, приводит к подрыву доверия участников гражданского оборота друг к другу, дестабилизации оборота, а если долг общества возник перед потребителями – и к нарушению их прав, защищаемых специальным законодательством о защите прав потребителей.

При обращении в суд с соответствующим иском доказывание кредитором неразумности и недобросовестности действий лиц, контролировавших исключенное из реестра недействующее юридическое лицо, объективно затруднено. Кредитор, как правило, лишен доступа к документам, содержащим сведения о хозяйственной деятельности общества, и не имеет иных источников сведений о деятельности юридического лица и контролирующих его лиц.

Соответственно, предъявление к истцу-кредитору (особенно когда им выступает физическое лицо – потребитель, хотя и не ограничиваясь лишь этим случаем) требований, связанных с доказыванием обусловленности причиненного вреда поведением контролировавших должника лиц, заведомо влечет неравенство процессуальных возможностей истца и ответчика, так как от истца требуется предоставить доказательства, о самом наличии которых ему может быть неизвестно в силу его не вовлеченности в корпоративные правоотношения.

По смыслу положений статьи 3 Закона № 14-ФЗ, если истец представил доказательства наличия у него убытков, вызванных неисполнением обществом обязательств перед ним, а также доказательства исключения хозяйствующего субъекта из ЕГРЮЛ, контролировавшее лицо может дать пояснения относительно причин исключения общества из этого реестра и представить доказательства

правомерности своего поведения. В случае отказа от дачи пояснений (в том числе при неявке в суд) или их явной неполноты, не предоставления ответчиком суду соответствующей документации бремя доказывания правомерности действий контролировавших общество лиц и отсутствия причинно-следственной связи между указанными действиями и невозможностью исполнения обязательств перед кредиторами возлагается судом на ответчика.

Таким образом, изложенная в Постановлении № 20-П правовая позиция касается распределения бремени доказывания по делам о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, указанных в пунктах 1-3 статьи 53.1 Гражданского кодекса, истцами по которым выступают физические лица по обязательствам, не связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

При этом данное Постановление № 20-П не содержит выводов о запрете применения пункта 3.1 статьи 3 Закона № 14-ФЗ при рассмотрении заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, указанных в пунктах 1-3 статьи 53.1 Гражданского кодекса, заявителями по которым выступают индивидуальные предприниматели или организации по обязательствам, связанным с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

В пункте 4 Постановления № 20-П указано, что сделанный в постановлении Конституционного Суда РФ вывод, связанный с предметом рассмотрения по данному делу, сам по себе не может рассматриваться как исключающий применение такого же подхода к распределению бремени доказывания в случаях, когда кредитором выступает иной субъект, нежели физическое лицо, обязательство общества перед которым возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Н.С. Чучунова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию, которая рассмотрит этот спор 27 октября 2022 года.

Почему это важно

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы «Арбитраж.ру» Артема Комсюкова, в рассматриваемом случае странной выглядит позиция суда округа, который, видимо, не до конца дочитал постановление Конституционного суда РФ 20-П.

Действительно, в этом постановлении имеется прямое указание на то, что изложенные в нем позиции применяются ко всем субъектам, а не только к физическим лицам. В данном деле все критерии применения субсидиарной ответственности за "брошенную" фирму имеются, установлены судами первой и апелляционной инстанций. Считаю, что Верховный суд РФ обязан отменить постановление арбитражного суда Московского округа, тем самым дав сигнал и судам, и бизнесменам, что оставление юрлица с долгами является недобросовестным поведение, за которое привлекают к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Артем Комсюков
юрист, руководитель екатеринбургского офиса юридическая фирма «Арбитраж.ру»
«

По словам руководителя практики разрешения арбитражных споров, партнера адвокатского бюро BGMP Евгении Пешковой, суды до сих пор не могут прийти к единому мнению о распределении бремени доказывания обусловленности причиненного вреда поведением контролирующих должника лиц по иску между истцом и ответчиком-директором исключенного из ЕГРЮЛ лица.

Речь идет о том, что истцу надо только доказать, что есть долг-убыток, и лицо было исключено из ЕГРЮЛ, когда там руководил ответчик, а причинная связь и бездействие руководителя предполагаются. Но вот кто может быть истцом, чтобы эта презумпция была применима, суды не понимают.

Евгения Пешкова
руководитель практики разрешения арбитражных споров, партнер адвокатское бюро BGMP
«

При этом, по словам Евгении Пешковой, на сегодняшний день уже есть практика коллегии по гражданским делам ВС РФ по данному вопросу. «Так, в определении от 31.05.2022 №44-КГ22-2-К7, 2-4469/2020 суд, ссылаясь на постановление КС РФ 20-П, делает вывод о том, что не только физическим лицам, но и любым другим, в том числе лицам, занимающимся предпринимательской деятельностью, трудно доказать недобросовестность руководителя должника и причинно-следственную связь между действиями директора и невозможностью полностью удовлетворить требования кредитора. Поэтому если истец доказывает, что у общества есть убыток (долг), и оно было исключено из ЕГРЮЛ, то недобросовестность руководителя презюмируется и бремя доказывания обратного ложится на ответчика. Таким образом, с учетом наличия позиции ВС РФ по этому вопросу, думается, что СКЭС Верховного суда оставит в силе акты первой и апелляционной инстанции и встанет на сторону ИП. Такая практика значительно упростит взыскание долгов с руководителей ликвидированных компаний», – отметила Евгения Пешкова.

Советник практики разрешения споров и банкротства BGP Litigation, кандидат юридических наук, адвокат Руслан Петручак отмечает, что вопрос привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ) в случае, когда юридическое лицо было ликвидировано и не расплатилось по просуженным долгам, является распространенным в судебной практике. 

Как правильно отмечает Верховный Суд РФ, при обращении в суд с соответствующим иском доказывание кредитором неразумности и недобросовестности действий лиц, контролировавших исключенное из реестра недействующее юридическое лицо, объективно затруднено. Кредитор, как правило, лишен доступа к документам, содержащим сведения о хозяйственной деятельности общества, и не имеет иных источников сведений о деятельности юридического лица и контролирующих его лиц. В этой связи от истца требуется предоставление доказательств, о самом наличии которых ему может быть неизвестно, поэтому бремя доказывания причин исключения общества из ЕГРЮЛ и правомерности поведения КДЛ должно лежать на ответчике. Пассивное поведение ответчика, в том числе, должно являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Руслан Петручак
юрист, советник юридическая фирма BGP Litigation
«

При этом, по словам Руслана Петручака, статус истца (физическое лицо либо индивидуальный предприниматель) не должен иметь значения для установления права на такой иск и права на удовлетворение иска о привлечении к субсидиарной ответственности. «Зачастую по таким делам ответчиками являются номинальные лица, которые указаны в ЕГРЮЛ, что не позволяет истцам рассчитывать на реальное исполнение судебного акта в виде погашения задолженности, так как у номинальных лиц, как правило, нет ни денежных средств, ни иных активов. Поэтому суды должны определять номинальных лиц и в случае их установления среди ответчиков привлекать к субсидиарной ответственности реальных КДЛ, так как одно из свойств судебного решения – его исполнимость», –отметил юрист.

По мнению Руслана Петручака, велика вероятность, что Верховный Суд РФ удовлетворит кассационную жалобу и отменит Постановление кассационного суда. Судебный акт Верховного Суда РФ будет важен для судебной практики и правоприменения, как так истцы-индивидуальные предприниматели смогут ссылаться на него в обоснование своих исковых требований, а также произойдет закрепление за КДЛ бремени доказывания обстоятельств, связанных с корпоративными отношениями.