Несмотря на наличие брачного контракта, нижестоящие суды обязали жену банкрота внести в конкурсную массу транспортные средства, нажитые в период брака. ВС с этой позицией не согласился

В 2019 году суд признал Артема Лещинского банкротом. После чего финансовый управляющий потребовал включить в конкурсную массу банкрота не только его собственное имущество, но и два автомобиля супруги должника. Это при том, что в 2017 году супруги заключили брачный договор и по его условиям любое имущество, нажитое в период брака, является собственностью того супруга, на чье имя оно оформлено. Кроме того, в рамках рассмотрения спора о недействительности брачного контракта было доказано, что супруга должника купила автомобили на свои и заемные деньги. Тем не менее, нижестоящие суды поддержали финуправляющего и включили транспортные средства супруги в конкурсную массу. В ситуации пришлось разбираться Верховному суду, который отменил акты нижестоящих судов и отклонил заявление финансового управляющего должника (дело А40-172945/2018).

Предыстория

В мае 2019 года суд признал Артема Лещинского банкротом и ввел процедуру реализации имущества. После чего финансовый управляющий Илья Севастьянов обратился с ходатайством об обязании супруги должника Надежды Лещинской передать имущество в конкурсную массу должника.

Лещинские заключили брак в апреле 2013 года. В июне 2017 года они заключили брачный договор, в соответствии с которым имущество, нажитое супругами с момента заключения брака, является как в период брака, так и/или в случае его расторжения собственностью того супруга, на чье имя оно приобретено, оформлено или зарегистрировано.

Финуправляющим при проведении мер по розыску имущества должника получил в ГИБДД сведения о том, что за супругой должника зарегистрированы транспортные средства, которые она купила после регистрации брака.

Арбитражный суд Москвы удовлетворил заявление финуправляющего удовлетворено. На супругу должника возложена обязанность передать управляющему деньги, полученные от реализации автомобиля Лада, и второй автомобиль HAVAL. Апелляционный и окружной суды оставили это определение в силе.

После чего Надежда Лещинская подала кассационную жалобу в Верховный суд.

Что решили нижестоящие суды

Суды руководствовались:

статьей 20.3, пунктами 7-9 статьи 213.9, статьей 213.25, пунктом 7 статьи 213.26 закона о банкротстве,

статьями 34, 46 Семейного кодекса,

разъяснениями, изложенными в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан».

Поскольку кредиторская задолженность должника образовалась до заключения супругами брачного договора (кредиторская задолженность должника стала формироваться в период с 2014 года по 2016 год), то в конкурсную массу должника включается как имущество должника, так и общее имущество, перешедшее вследствие раздела имущества супруге. И кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей и переоформления прав на имущество в публичном реестре, изменением режима имущества супругов юридически не связаны.

С учетом изложенного, установив также, что супруга должника после обращения финуправляющего в суд с настоящим ходатайством реализовала транспортное средство марки Лада, суды пришли к выводу, что финансовому управляющему подлежат передаче денежные средства от реализации этого транспортного средства и второе нереализованное транспортное средство марки HAVAL.

Что думает заявитель

Надежда Лещинская указывает, что истребуемое имущество не находилось в совместной собственности супругов, приобретено ею после заключения брачного договора за счет личных средств и является единоличной собственностью супруги должника.

Установление супругами режима раздельной собственности не свидетельствует о причинении вреда имущественным правам кредиторов, поскольку при заключении брачного договора объем имущественных активов должника не изменился, из владения должника имущество не выбыло, у супруги должника имущество отсутствовало и никакого имущества к ней не перешло.

Также на момент заключения брачного договора отсутствовали судебные акты, подтверждающие наличие задолженности должника перед третьими лицами. Кроме того, в признании недействительным брачного договора отказано постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2022.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Е.Н. Зарубина сочла доводы заявителя заслуживающими внимания и передала спор в Судебную коллегию по экономическим спорам. Верховный суд отменил акты нижестоящих судов и отклонил заявление финансового управляющего должника.

ВС напомним, что имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам. В таких случаях супруг (бывший супруг) вправе участвовать в деле о банкротстве гражданина при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества.

В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу).

Общее правило: имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Оно признается таковым независимо от того, на имя кого из супругов оформлена вещь либо кем из супругов внесены деньги в счет ее оплаты (статья 34 Семейного кодекса).

Однако брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности и установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

По существу: супруги Лещинские заключили брачный контракт в 2017 году. По его условиям имущество, нажитое супругами с момента заключения 5 брака, является как в период брака, так и/или в случае его расторжения собственностью того супруга, на чье имя оно приобретено, оформлено или зарегистрировано.

Поскольку супруга должника купила спорные автомобили после заключения брачного договора, то они не являлись предметом раздела общего имущества супругов и находились в единоличной собственности Надежды Лещинской. Заключение брачного договора не повлекло изменение объемов имущественных активов должника, а кредиторы, обязательства перед которыми возникли ранее заключения брачного договора, не вправе были рассчитывать на удовлетворения своих требований за счет спорного имущества. При этом обязательства должника не являются общими обязательствами супругов.

Кроме того, по настоящему делу о банкротстве должника в рамках обособленного спора о признании недействительным брачного договора апелляционный суд установил, что транспортные средства приобретены супругой должника за счет личных и кредитных средств. При этом кредиты погашены за счет личных средств супруги и в результате заключения брачного договора какое-либо имущество из владения должника в пользу супруги не перешло, причинения вреда имущественным правам кредиторов оспариваемой сделкой не установлено. Окружной суд эту позицию оставил в силе.

Итог: истребуемое имущество не является общим имуществом супругов, подлежащим реализации по правилам пункта 7 статьи 213.26 закона о банкротстве, а вывод судов об обратном не основан на законе. Верховный суд отменил акты нижестоящих судов и отклонил заявление финансового управляющего должника.

Мнение экспертов

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы Арбитраж.ру Артема Комсюкова, в данном случае очевидна верность рассматриваемого определения Верховного суда.

Действительно, подобное обязание супруги должника передать деньги и имущество было бы возможно только в случае признания брачного договора недействительным. В любом ином случае это явное нарушение положений законодательства. В рассматриваемом же случае финансовый управляющий пытался оспорить брачный договор, но в удовлетворении его требований было отказано. Брачный договор был признан действительной сделкой, не нарушающей чьих-либо прав. В подобной ситуации нижестоящие суды, по сути, приняли судебные акты, противоречащие ранее принятым актам в рамках данного дела. Соответственно, суды и нарушили нормы процессуального права, и необоснованно возложили на супругу банкрота имущественные обязательства, грубо нарушив ее права.

Артем Комсюков
юрист, руководитель екатеринбургского офиса юридическая фирма «Арбитраж.ру»
«

Старший юрист практики банкротства и реструктуризации юридической компании Savina Legal Александра Алфимова считает позицию ВС верной. 

Суд пытается разорвать круг порочной судебной практики, когда у большинства банкротов-физических лиц почти в автоматическом режиме оспариваются брачные договоры и обращается взыскание на имущество супруга/супруги. Суды, к сожалению, не хотят разбираться, на какие средства было приобретено спорное имущество, и действительно ли брачный договор преследовал цель сбережения активов от кредиторов. Верховный Суд РФ призывает исследовать эти аспекты и соблюдать право супругов на договорный режим имущества.

Александра Алфимова
старший юрист практики банкротства и реструктуризации SAVINA LEGAL
«

По мнению адвоката юридической группы «Яковлев и Партнеры» Сергея Мамонова, позиция коллегии по экономическим спорам является верной и единственно возможной при указанных обстоятельствах спора.

Вызывает удивление тот факт, что данный спор дошел до Верховного Суда, и почему ни апелляция, ни кассация не исправили ошибку первой инстанции. Это в очередной раз свидетельствует о том, с каким формализмом рассматриваются дела нижестоящими инстанциями. Общий вывод из позиции Верховного Суда – необходимость соблюдения баланса интересов супруги должника и его кредиторов в совокупности с правильной оценкой обстоятельств, связанных с приобретением спорного имущества. Данное Определение можно «положить в копилку» и ссылаться на него в подобных спорах.

Сергей Мамонов
адвокат юридическая группа «Яковлев и Партнеры»
«

Старший юрист BGP Litigation Владимир Клименко отметил, что подход Судебной коллегии, если оценивать его строго формально, понятен и соответствует закону.

Коллегия посчитала, что супруги не злоупотребляли правом при заключении брачного договора, поэтому нет оснований для отступления от него. Однако, к сожалению, в определении не описаны иные детали, которые позволили бы лучше усвоить позицию Верховного Суда. Было бы интересно узнать, каким образом распределялось имущество между супругами после заключения брачного договора или состав имущества супруги, схожим ли с супругом бизнесом она занималась, имелись ли между ними «деловые» транзакции и т. п. Если, например, все имущество оформлялось на супругу, и в собственность должника ничего не поступало, то могут возникнуть подозрения в добросовестности.

Владимир Клименко
старший юрист юридическая фирма BGP Litigation
«

По словам Владимира Клименко, исходя из сведений, опубликованных в открытых источниках, в собственности должника нет значимого имущества, кроме 1/6 доли жилого помещения. «Из других судебных актов по делу следует, что супруга после заключения брачного договора за счет личных средств приобрела два автомобиля и нежилое помещение, которое было продано спустя некоторое время. Если, например, эти автомобили и помещение использовались супругом для ведения бизнеса, то вывод об отсутствии злоупотребления мог бы быть преждевременным. Вместе с тем, при рассмотрении спора о признании недействительным брачного договора, суды не установили подобных обстоятельств. В связи с этим у Судебной коллегии действительно не было оснований для вывода о недобросовестности супругов», – отметил юрист.