Заявитель — ВТБ — подчеркивал, что поскольку МФО не является кредитной организацией, то у ее правопреемника отсутствует право инициировать банкротство должника без решения суда о взыскании долга.

Индивидуальный предприниматель Дмитрий Фирсов, который получил право требования к должнику от микрофинансовой компании «Фордевинд», попытался инициировать в суде банкротство ООО «Лада Инвест». Суд первой инстанции отказался принимать заявление кредитора, сославшись на то, что долг не просужен. Однако апелляция направила спор на новое рассмотрение, подчеркнув, что коль скоро требования основаны на договоре займа, заключенном с МФК «Фордевинд», действующей на основании лицензии ЦБ, то кредитор правомерно воспользовался упрощенным порядком инициирования процедуры банкротства — без предъявления вступившего в законную силу судебного акта в отношении должника. Банк ВТБ пожаловался в Верховный суд, который отменил постановление апелляции и оставил в силе определение суда первой инстанции (дело А41-19651/2023).

Фабула

ИП Дмитрий Фирсов потребовал в суде признать ООО «Лада Инвест» банкротом. Суд первой инстанции отказался принимать заявление кредитора. Апелляция направила спор на новое рассмотрение.

Банк ВТБ пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции исходил из отсутствия у ИП Дмитрия Фирсова права на обращение с заявлением о признании должника банкротом, поскольку отсутствует вступившее в законную силу решение суда, подтверждающие требования кредитора к должнику.

Суд учел, что первоначальным кредитором по спорным правоотношениями являлась микрофинансовая компания «Фордевинд». Доказательства наличия у МФК «Фордевинд» разрешения (лицензии) ЦБ РФ на осуществление банковских операций к заявлению не приложены. Из открытых источников также не усматривается наличие у МФК «Фордевинд» такого разрешения (лицензии). В связи с чем оснований для применения упрощенного порядка без предоставления вступившего в законную силу судебного акта нет.

Апелляционный суд указал, что право на обращение в суд возникает у конкурсного кредитора - кредитной организации, у кредитного управляющего по договору синдицированного кредита (займа), а также у конкурсного кредитора - госкорпорации «ВЭБ.РФ» с даты возникновения у должника признаков банкротства.

По смыслу указанной нормы у кредитной организации при подаче заявления о банкротстве должника, требование к которому основаны на кредитном договоре, отсутствует обязанность представления вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.

Критерием, допускающим возбуждение дела о банкротстве подобным упрощенным способом, выступает не сам статус кредитной организации, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России.

Следовательно, для целей применения абзаца второго пункта 2 статьи 7 закона о банкротстве суду необходимо проверять, является ли заявленное требование следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации, и при установлении такового — разрешать по существу вопрос о его обоснованности и введении процедуры банкротства.

«Фордевинд» является микрофинансовой организацией. Коль скоро требования основаны на договоре займа, заключенном с микрофинансовой организацией «Фордевинд», действующей на основании лицензии ЦБ, то кредитор правомерно воспользовался упрощенным порядком инициирования процедуры банкротства - без предъявления вступившего в законную силу судебного акта в отношении должника.

Что думает заявитель

ВТБ, являющийся также кредитором, обратившимся с заявлением о признании должника банкротом, указывает, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны при неправильном применении норм материального права.

Поскольку «Фордевинд» не является кредитной организацией и не ведет банковскую деятельность, то у ИП Фирсова отсутствует право на подачу заявления о признании должника банкротом без вступившего в законную силу решения суда о взыскании задолженности. 

Кроме того, кредитором не соблюден срок на подачу заявления о банкротстве должника, поскольку между днем публикации сообщения о намерении обратиться в суд с заявлением (20.02.2023) и днем обращения кредитора с заявлением в суд (07.03.2023) не прошло полных 15 дней. 

Что решил Верховный суд

Судья ВС Букина И.А. сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Что в теории

В пункте 1 раздела «Судебная коллегия по экономическим спорам. I. Практика применения законодательства о банкротстве» Обзора № 4 (2016) и пункте 13 Обзора судебной практики Верховного суда № 1 (2022), утвержденного Президиумом ВС 01.06.2022 года, сформирована правовая позиция, в соответствии с которой правом на подачу в суд заявления о признании должника банкротом без представления вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга, помимо кредитной организацией, обладает кредитор, к которому перешло в порядке правопреемства требование, возникшее в связи с реализацией специальной правоспособности кредитной организации.

Возможность подачи заявлений в упрощенном порядке обусловлена особенностью предъявляемых кредитными организациями требований: такие требования подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс доказывания их наличия и размера носит упрощенный характер.

Поэтому в целях возбуждения процедуры банкротства должника в упрощенном порядке необходимо соблюдение следующих условий:

у заявителя имеется статус кредитной организации или заявитель является правопреемником кредитной организации;

обязательства возникли ввиду реализации специальной правоспособности кредитной организации — осуществления банковских операций.

По существу

ИП Фирсов ссылался на наличие требования к должнику, возникшего из договора о порядке и условиях предоставления займов. Данные требования он приобрел у микрофинансовой организации по договору цессии.

В то же время статус микрофинансовой организации не свидетельствует о наличии у лица статуса кредитной организации. Согласно абзацу первому статьи 1 закона о банках и банковской деятельности кредитной организацией является юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции.

Заявитель не представил доказательства, что МФК «Фордевинд» является кредитной организацией и имеет специальную лицензию на осуществление банковских операций. Из общедоступной информации, размещенной на сайте МФК «Фордевинд», следует, что эта компания не является кредитной организацией и не ведет банковскую деятельность.

Таким образом, требование, основанное на договоре займа с микрофинансовой организацией, не является следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации и не позволяет кредитору воспользоваться упрощенным порядком возбуждения дела о банкротстве.

Итог

ВС отменил постановление апелляции и оставил в силе определение суда первой инстанции. 

Почему это важно

Адвокат, основатель адвокатской практики Ulezko.legal Александра Улезко отметила, что попытка апелляции расширительно истолковать п. 2 ст. 7 закона о банкротстве сама по себе интересна, но ожидаемо закончилась провалом. 

Если бы суд признал, что статус микрофинансовой организации приравнивается к статусу кредитной организации для целей инициирования дела о банкротстве в отношении должника, то эту позицию могли бы подхватить, например, кредитные кооперативы, также имеющие право выдавать займы. В свою очередь, это могло бы вызвать определенный общественный резонанс. Позиция Верховного суда РФ по этому делу взвешенная и правильная, хотя во многом, думаю, обусловлена социальной направленностью. Строго говоря, требования микрофинансовых, как и кредитных организаций подтверждаются стандартными средствами доказывания. И все же деятельность микрофинансовых и кредитных организаций сильно отличается в части регулирования и контроля со стороны государства. Не даром есть устойчивая судебная практика, где признается недопустимым называть кредитами и вкладами займы, которые выдаются и принимаются микрофинансовыми организациями и кредитными кооперативами.

Александра Улезко
адвокат, руководитель Адвокатская практика Ulezko.legal
«

Советник практики разрешения споров Tomashevskaya & Partners Денис Крауялис отметил, что Верховному суду РФ предстояло определить статус МФО при банкротстве должника. 

Ранее апелляционная инстанция указала, что важен не сам статус кредитной организации, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России. Комментируемое определение ВС имеет важное значение, так как соперничество кредиторов за право быть первым при подаче заявления о банкротстве должника по ускоренной процедуре дает определенные преимущества. Возможность подать заявление без необходимости просуживать предварительно долг может сэкономить как минимум несколько месяцев и дает право быть первым при подаче заявления о банкротстве. Это дает банкам ряд преимуществ, например, предоставляет возможность предложить кандидатуру арбитражного управляющего. Верховный суд РФ пресек попытку расширительного толкования субъектного состава лиц, имеющий право обращаться в суд с заявлением о банкротстве, не согласившись с трактовкой закона апелляционным судом, обратив внимание, что важен именно статус кредитной организации, а не характер правоотношений, из которых возник долг. Верховный суд РФ указал, что МФО не имеет статус кредитной организации и, следовательно, не может идти речи о равном объеме прав для МФО и банков.

Денис Крауялис
советник практики разрешения споров Юридическая фирма Tomashevskaya & Partners
«

Партнер, руководитель департамента банкротства FINCOM group Марина Якунина отметила, что действующий закон о банкротстве предоставил кредитной организации право инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке.

Критерием, допускающим возбуждение дела о банкротстве подобным упрощенным способом, выступает не сам статус кредитной организации, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России. В рассматриваемом случае Верховный суд правомерно отказался приравнять микрофинансовые организации к банкам в делах о банкротстве. Такой подход ВС РФ является логически обоснованным, не позволяет впоследствии микрофинансовым организациям воспользоваться упрощенным порядком возбуждения дела о банкротстве.

Марина Якунина
партнер, руководитель департамента банкротства Международная консалтинговая компания FINCOM group
«

Старший юрист Savina Legal Алихан Яганов отметил, что Верховный суд пресек попытку расширительного толкования положений ст. 7 закона о банкротстве. 

Чтобы разобраться в мотивах Верховного суда, необходимо установить цели указанной нормы. Причины, по которым нижестоящие суды прибегли к расширительному толкованию ст. 7 закона о банкротстве, понятны, ведь в п. 1 «Практики применения законодательства о банкротстве» Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 4 (2016) ВС фактически сам допустил расширительное толкование указанной нормы, распространив ее действие на цессионариев по соглашениям об уступке прав с банками. Сегодня, в соответствии со ст. 7 закона о банкротстве, кредитная организация обладает правом на обращение в суд с даты возникновения у должника признаков банкротства, что является исключением из правила п. 3 ст. 40 закона о банкротстве. Содержащееся в ст. 7 закона о банкротстве исключение, по моему мнению, не имеет каких-либо реальных правовых обоснований и обусловлено исключительно экономическими причинами, в числе которых стимулирование кредитования со стороны законодателя. Ведь снижая для банка издержки по дальнейшему истребованию долга, законодатель расширяет круг потенциальных заемщиков, которым банк одобрит кредит, что, в свою очередь, ведет к увеличению расходов потребителей и развитию экономики в целом.

Алихан Яганов
старший юрист Юридическая компания SAVINA LEGAL
«

Видимо, по мнению Алихана Яганова, ни законодатель, ни судебная власть не готовы пока предоставить микрофинансовым организациям возможность инициировать процедуру банкротства без просуженного долга, и все это на фоне того, что портфель микрозаймов в России по итогам третьего квартала 2023 года превысил рекордные за все время 348 млрд рублей.

«Не думаю, что указанное Определение Верховного суда повлияет на практику, так как в данном случае «подход к снаряду» не увенчался успехом. Верховный суд продолжает придерживаться вектора защиты интересов физических лиц», — отметил он.

Соуправляющий партнер адвокатского бюро INSIGHT ADVOCATES Владислав Седляр отметил, что выводы Верховного суда, в общем и целом, логичны и обоснованы. 

Статусы кредитной и микрофинансовой организаций различаются, в связи с чем применять положения абзаца 2 статьи 7 закона о банкротстве к последним нельзя. В статье не делается каких-либо исключений или уточнений относительно вида деятельности компании, поэтому толковать ее расширенно было бы неверно. Апелляционная инстанция посчитала, что наличие компании в реестре ЦБ и осуществление ей деятельности по предоставлению займов является достаточным основанием. Однако все это не наделяет МФО специальным статусом кредитной организации, что подтвердили и сами стороны процесса. Исходя из этого Верховный суд сделал обоснованный вывод о том, что предъявление требований МФО носит общий порядок и не имеет каких-либо исключений.

Владислав Седляр
соуправляющий партнер Адвокатское бюро INSIGHT ADVOCATES
«

По словам юриста судебно-арбитражной практики АБ ЕПАМ Александра Френкеля, данное определение ВС имеет важное значение для дел о банкротстве физических лиц, повальное число которых сейчас инициируется в упрощенном порядке кредитными организациями. 

МФО уже давно лоббируют распространение на них такого же порядка, однако Верховный суд РФ занял ограничительную позицию, встав на сторону заемщиков. Такое решение верно не только с формально-правовой точки зрения, но и с политико-правовой, поскольку деятельность по выдаче микрозаймов одновременно и обширна, и не прозрачна, а потому упрощенный порядок по требованиям МФО привел бы к значительному увеличению нагрузки у банкротных составов судов.

Александр Френкель
юрист Адвокатское бюро ЕПАМ
«

Юрист юридической компании «Генезис» Владимир Колганов отметил, что ВС пришлось исправлять порочную практику, которую стали внедрять нижестоящие суды в отношении прав МФО. 

В частности в судебной практике возникал вопрос правомерности инициирования банкротства МФО без судебного акта. Нижестоящие суды ошибочно подтверждали данное право МФО (в частности, см. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2021 года N 13АП-27623/2021 по делу N А56-11190/2021). В том деле суд указал, что коль скоро претензии МФО основаны на договоре процентного займа с одновременным залогом, то МФО правомерно воспользовалось упрощенным порядком инициирования процедуры банкротства без предъявления вступившего в законную силу судебного акта в отношении должника. Ошибка не была исправлена раньше, поскольку стороны не считали нужным обжаловать такие судебные акты.

Владимир Колганов
юрист Юридическая компания «Генезис»
«

Старший партнер «Каминский, Степанов и партнеры» Кирилл Степанов напомнил, что у кредитных организаций есть существенная преференция в делах о банкротстве. 

А именно, они могут возбуждать дела о банкротстве без вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего сумму задолженности. Важным вопросом было разобраться, обладает ли такой же преференцией микрофинансовая организация. Таким образом, мы видим формирование судебной практики, которая говорит о том, что у таких организаций нет соответствующей преференций. И, соответственно, для того, чтобы возбудить дело о банкротстве, МФО необходимо сначала обратиться в суд и просудить свою задолженность.

Кирилл Степанов
юрист, старший партнер Юридическая компания Kaminskiy, Stepanov & Partners (Каминский, Степанов и партнеры)
«