Восстанавливается ли незаконно отстраненный управляющий в своем статусе? Какие гарантии предусмотрены для незаконно отстраненного управляющего? Как такая ситуация влияет на права кредиторов и интересы процедуры?

Арбитражный управляющий отстранен судом, утвержден новый управляющий. Определение суда подлежит немедленному исполнению: новый управляющий принимает дела, а подача апелляционной жалобы не приостанавливает действия судебного акта.

Однако апелляционный или кассационный суд делает вывод о незаконности определения об отстранении и отменяет его.

Постановка проблемы

Ходатайство об отстранении арбитражного управляющего — один из часто используемых кредиторами способов воздействия на арбитражного управляющего в деле о банкротстве. Согласно п. 1 ст. 20.4 закона о банкротстве, основание для отстранения — неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражного управляющего.

Основанием для отстранения должны быть умышленные грубые нарушения, которые приводят к существенным и обоснованным сомнениям в компетентности, добросовестности и независимости арбитражного управляющего (п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). Этот инструмент предназначен для защиты кредиторов от незаконных, недобросовестных или неразумных действий арбитражного управляющего. Несмотря на это, не исключены ситуации, когда кредиторы (особенно мажоритарные) злоупотребляют этим правом, стремясь заменить неугодного им управляющего более лояльной кандидатурой, получить контроль над процедурой через зависимого арбитражного управляющего.

Абзац второй п. 1 ст. 20.4 закона о банкротстве прямо говорит: в случае отмены определения суда об отстранении арбитражного управляющего за неисполнение или ненадлежащее их исполнение арбитражный управляющий не подлежит восстановлению судом. 

Получается, что новый управляющий, которого утвердили исключительно из-за отстранения прежнего управляющего, продолжает вести процедуру даже после признания отстранения незаконным

Инструментов восстановления прав незаконно отстраненного управляющего эта норма не содержит.

Аргументация регулирования в судебной практике и контраргументы

Вопрос о справедливости и обоснованности регулирования, не предусматривающего какой-либо компенсации нарушенных прав незаконно отстраненного управляющего, не раз ставился перед Конституционным судом РФ и Верховным судом РФ.

В Определениях от 21.06.2011 № 787-О-О и от 29.01.2015 № 220-О Конституционный суд РФ ссылается на специфику дел о банкротстве, необходимость постоянного управления делами должника. Кроме того, Конституционный суд РФ ссылается на то, что незаконное отстранение в одном деле не препятствует реализации прав в других делах.

Последний аргумент вызывает много вопросов. Хотя трудовое законодательство к таким отношениям считается неприменимым, напрашивается аналогия: как если бы незаконно уволенному работнику отказали в восстановлении на работе, аргументировав тем, что ничто не мешает ему реализовать свои трудовые права у других работодателей. Арбитражный управляющий и без того мог участвовать в других процедурах банкротства — как же это компенсирует ему нарушение права?

Деятельность арбитражных управляющих не признается предпринимательской. Каждая процедура банкротства — это реализация права арбитражного управляющего на профессиональную деятельность, в т. ч. на получение вознаграждения от результатов своего труда. ВАС РФ усматривал в необоснованном отстранении арбитражных управляющих фактический запрет на профессию (абз. 7 п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35). Нарушение права, даже частичное, не может оставаться без справедливой компенсации либо возможности восстановить положение, существовавшее до нарушения.

В Определениях от 26.11.2018 № 2979-О, от 26.03.2019 № 736-О, от 28.06.2022 № 1576-О Конституционный суд РФ приводит еще один аргумент. Согласно п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60, собрание кредиторов может вновь выбрать незаконно отстраненного управляющего, если к моменту отмены судебного акта новый управляющий еще не утвержден.

На наш взгляд, восстановление прав незаконно отстраненного управляющего не должно ставиться в зависимость от воли кредиторов. В таком случае ставится под угрозу принцип независимости арбитражного управляющего, который, в частности, не предполагает возможности произвольного пересмотра собранием кредиторов кандидатуры арбитражного управляющего (это возможно в вынужденных случаях: например, освобождения или отстранения арбитражного управляющего).

В случаях, когда инициатором отстранения, признанного незаконным, стал мажоритарный кредитор, у которого нет причин пересматривать собственное решение о предложении новой кандидатуры, оснований для такого подхода еще меньше, и тем более если при этом было допущено злоупотребление правом.

П. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 не распространяется на множество иных ситуаций: когда суд одновременно с отстранением утверждает кандидатуру нового управляющего (общее правило п. 1 ст. 145 закона о банкротстве), имея соответствующее решение собрания кредиторов; когда суд успевает утвердить нового управляющего до рассмотрения апелляционной жалобы по отстранению; когда основные кредиторы, вне зависимости от разумности и законности действий отстраненного управляющего, желают заменить его более лояльной кандидатурой и т. п.

Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 28.10.2021 № Ф09-7690/21 по делу № А07-27580/2017 обосновал восстановление прав незаконно отстраненного арбитражного управляющего таким образом: права арбитражного управляющего восстановлены тем, что к нему не применена мера ответственности в виде отстранения.

Однако же не совсем ясно, как именно это восстанавливает права незаконно отстраненного арбитражного управляющего.

Во-первых, управляющий все же отстранен фактически — не восстановленный в статусе, он утратил права и обязанности конкурсного управляющего в конкретном деле. Ровно так же, как если бы отстранение было законным. Формально-юридически к управляющему мера ответственности не применена, но фактически он так же отстранен, как и до отмены судебного акта.

Во-вторых, неприменение меры ответственности к невиновному — это еще не компенсация его нарушенных прав. Сама по себе констатация невиновности, конечно, важна для арбитражного управляющего (например, в целях снижения риска взыскания убытков в порядке п. 4 ст. 20.4 закона о банкротстве), однако это далеко не восстановление нарушенных прав. Последствия незаконного судебного акта об отстранении сохраняются.

Права незаконно отстраненного арбитражного управляющего восстанавливаются лишь репутационно и влияют на размер страховой премии (важно добиться отказа в отстранении, чтобы не получить повышающий коэффициент при заключении договора страхования). Даже если судебный акт об отстранении будет отменен, арбитражный управляющий все равно теряет контроль над процедурой банкротства. Это связано с тем, что определение об отстранении подлежит немедленному исполнению, соответственно, новый управляющий должен быть назначен как можно скорее для завершения всех мероприятий в процедуре, а процесс обжалования определения об отстранении занимает, как правило, несколько месяцев. Учитывая, что цель процедуры банкротства — скорейшее удовлетворение требований кредиторов, восстановление предыдущего управляющего в должности не соответствовало бы целям процедуры банкротства, поскольку новому управляющему пришлось бы заново передавать дела незаконно отстраненному управляющему. 

Екатерина Шаповалова
юрист, медиатор, управляющий партнер Юридическая компания SHAPOVALOVA GROUP
«

Резюмируя аргументы судов, основное объяснение заключается в конфликте интересов процедуры банкротства и интересов незаконно отстраненного управляющего

В данной ситуации законодателем и судами делается выбор в пользу интересов процедуры банкротства, понимаемых как непрерывность управления должником.

Интересы нового управляющего, полагаем, не следует ставить в один ряд с интересами процедуры и отстраненного управляющего. Если бы не незаконное отстранение, новый управляющий вообще не мог бы рассчитывать на утверждение новым управляющим. Поэтому восстановление незаконно отстраненного управляющего не было бы нарушением прав нового управляющего — при условии выплаты новому управляющему вознаграждения за период исполнения обязанностей управляющего.

На наш взгляд, в этом вопросе переоценены сложности и негативные последствия передачи дел от одного арбитражного управляющего к другому. Далеко не очевидно, что интересам процедуры банкротства больше отвечает сохранение нового управляющего, а не восстановление незаконно отстраненного. Есть основания для обратной презумпции.

Период времени между судебным актом об отстранении и его отменой в апелляционной инстанции обычно не столь протяженный (2–5 месяцев) в контексте общей длительности процедур банкротства. Незаконно отстраненный управляющий быстрее сможет «подхватить» свои старые дела, чем новый — получить документы и имущество, войти в курс дела незнакомой для него процедуры и продолжить ее в прежнем ритме. К моменту признания отстранения незаконным обычно не успевает пройти столько времени, чтобы вовлечение в работу нового управляющего стало явно эффективнее, чем восстановление прежнего.

Сомнения в подходе действующего регулирования также в том, что определению суда первой инстанции, лишающему правового статуса и привлекающему к ответственности, придается фактически бесповоротное значение. Обжалование предусмотрено, но отмена приводит лишь к констатации неправомерности отстранения; правовые последствия остаются теми же.

Выбор законодателя в пользу интересов непрерывности управления процедурой банкротства, которые могут оцениваться по-разному, за счет восстановления нарушенных прав незаконно отстраненного арбитражного управляющего не является бесспорным.

Вместе с тем можно понять и опасения законодателя, связанные с потерей контроля над процедурой. Такое возможно, например, если судебный спор об отстранении управляющего сильно затянулся: многократные отложения в нескольких инстанциях, приостановление производства, направление спора на новое рассмотрение, пересмотр по новым (вновь открывшимся) обстоятельствам и т. п. За это время может пройти довольно длительный срок, за который новый управляющий уже успеет наладить работу, а незаконно отстраненный управляющий утратит контроль за ходом процедуры. В отличие от приведенной выше ситуации, восстановление отстраненного управляющего в такой ситуации действительно принесет большую дезорганизацию процедуры, чем сохранение нового.

Сбалансированным решением, учитывающим интересы процедуры банкротства и незаконно отстраненного управляющего, полагаем, является приведение в исполнение судебного акта об отстранении после его вступления в законную силу — т. е. отказаться от немедленного исполнения такого определения.

Интересы процедуры банкротства, понимаемые как непрерывность управления, не пострадают, а только выиграют от такого решения: передавать дела новому управляющему не потребуется до окончательного разрешения вопроса в апелляции.

Возмещение же потенциальных убытков отстраненным управляющим, причиненных за период обжалования, обеспечивается компенсационным фондом саморегулируемой организации и договором обязательного страхования ответственности.

При этом права отстраненного управляющего будут защищены возможностью хотя бы в одной инстанции пересмотреть решение о его отстранении, не потеряв безвозвратно свой статус.

По мнению Павла Самсонова, арбитражного управляющего, управляющего партнера консалтинговой компании «Ком-Юнити», судебная практика признает отстранение арбитражного управляющего мерой экстраординарного характера, которая применяется в случае существенных нарушений прав лиц, участвующих в деле о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26 мая 2021 года № Ф06-2741/21 по делу № А49-13295/2015). Соответственно, для отстранения управляющего должны быть действительно весомые обстоятельства. Однако четких критериев, какое нарушение влечет отстранение, в законе и разъяснениях ВС РФ нет, поэтому суды могут по-разному оценивать те или иные нарушения. Из сложившейся практики можно сделать выводы, что управляющего не могут отстранить в случаях:

несущественных нарушений;

нарушений, допущенных по неосторожности;

нарушений, которые не причинили значительного ущерба.

Наиболее вероятно приведут к отстранению следующие нарушения: 

пропуск сроков давности об оспаривании сделок, привлечения к субсидиарной ответственности;

невзыскание дебиторской задолженности;

незаконное расходование конкурсной массы. Например, в случаях необоснованного привлечения «третьих лиц».

В этой связи, учитывая, что в случае отмены вышестоящим судом определения об отстранении управляющего он не подлежит восстановлению, а его обязанности осуществляет новый управляющий, важно при защите арбитражного управляющего от отстранения настаивать на несущественности нарушений. Не все заявления об отстранении являются обоснованными, часто это является способом для назначения подконтрольного кредиторам или должнику управляющего. Арбитражный управляющий становится заложником борьбы между участниками банкротного дела. На данный момент получается, что законом не предусмотрена какая-либо компенсация нарушенных прав управляющих, отстранение которых обжаловано в вышестоящих инстанциях.

Павел Самсонов
арбитражный управляющий, управляющий партнер Аудиторско-консалтинговая компания «Ком-Юнити»
«

Как восстановить незаконно отстраненного арбитражного управляющего?

П. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 разъясняет, что в случае отмены судебного акта об отстранении собрание кредиторов может повторно выбрать кандидатуру незаконно отстраненного управляющего, если к тому времени новый управляющий еще не утвержден.

Однако, если к моменту отмены судебного акта об отстранении прежнего управляющего новый еще не утвержден, представляется справедливым восстановление прежнего управляющего в любом случае, вне зависимости от воли кредиторов.

Например, такой подход содержится в ответе на вопрос 3 Рекомендаций Научно-консультативного совета (утв. Постановлением Президиума Арбитражного суда Северо-Кавказского округа 28.02.2020): «Вместе с тем, в том случае если новый конкурсный управляющий должника судом не утвержден, отмена судебного акта об отстранении прежнего конкурсного управляющего и признание жалобы на его действия (бездействие) необоснованной означают, что это лицо продолжает находиться в данном статусе. В таком случае принятие отдельного судебного акта о повторном утверждении ранее отстраненного управляющего не требуется».

Такой же подход был отражен, в частности, в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.10.2017 по делу № А43-1568/2015. Суд первой инстанции отстранил управляющего и назначил судебное заседание по рассмотрению новой кандидатуры. До даты судебного заседания конкурсный управляющий успела подать апелляционную жалобу с ходатайством о приостановлении исполнения судебного акта, которое было удовлетворено. Апелляционный суд судебный акт об отстранении отменил. Суды признали, что, поскольку на момент отмены судебного акта новый управляющий еще не был утвержден, незаконно отстраненный управляющий продолжает находиться в должности.

Полагаем, чтобы повысить шансы незаконно отстраненного управляющего вернуться в процедуру, следует вместе с апелляционной жалобой, подаваемой в кратчайшие сроки, заявлять ходатайство о приостановлении исполнения судебного акта. Даже в случае, когда тем же судебным актом уже утвержден новый управляющий, это может повысить шансы на защиту прав в случае необоснованного отстранения.

Над материалом работали:

Максим Волков
старший юрист Юридическая фирма Nasonov Pirogov