Экономколлегия направила на новое рассмотрение спор о взыскании в пользу АУ судебных издержек на представителя.

Дело о банкротстве ООО «СК – Гейзер» было возбуждено по заявлению администрации Екатеринбурга в 2017 году и завершено в 2021 году. Конкурсный управляющий ООО «СК – Гейзер» Владислав Шмелев вначале взыскал в суде с инициатора процедуры банкротства вознаграждение и расходы на проведение процедуры банкротства. А затем также потребовал взыскать с администрации города судебные издержки, которые возникли у Шмелева в связи с оплатой услуг представителя при рассмотрении заявления о взыскании расходов по делу о банкротстве. На этот раз суд первой инстанции, с которым согласились апелляционный и окружной суды, прекратил производство по заявлению АУ. Владислав Шмелев пожаловался в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А76-33670/2017).

Фабула

В декабре 2017 года суд на основании заявления администрации Екатеринбурга возбудил производство по делу о несостоятельности ООО «СК – Гейзер». В мае 2018 года в отношении должника было введено наблюдения, а в декабре 2018 года суд признал ООО «СК – Гейзер» банкротом.

При этом через три года производство по делу о банкротстве ООО «СК – Гейзер» было завершено. В апреле 2022 года суд частично удовлетворил заявление арбитражного управляющего ООО «СК – Гейзер» Владислава Шмелева о взыскании расходов по делу о банкротстве. С администрации в его пользу было взыскано вознаграждение в размере 554,4 тыс. рублей, а также расходы на проведение процедур банкротства должника в размере 61,7 тыс. рублей.

Для участия в рассмотрении данного спора Шмелев привлекал представителя. По условиям договора стоимость оказания юридических услуг составила 150 тыс. рублей. Шмелев попросил суд взыскать с администрации Екатеринбурга в его пользу судебные издержки в размере 86,5 тыс. рублей, понесенные на оплату стоимости услуг представителя при рассмотрении заявления о взыскании расходов по делу о банкротстве.

Арбитражный суд Челябинской области, с которым согласились апелляционный и окружной суды, прекратил производство по заявлению Владислава Шмелева. После чего арбитражный управляющий пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Прекращая производство по заявлению, суды руководствовались:

пунктом 2 части 1 статьи 150 АПК РФ,

статьей 59 закона о банкротстве,

пунктами 9, 17 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве».

Содержащиеся в заявлении Владислава Шмелева требования тождественны ранее рассмотренным в обособленном споре и удовлетворенным судами требованиям о взыскании расходов по делу о банкротстве.

Суды указали, что арбитражному управляющему надлежало заявить о взыскании судебных издержек именно в рамках рассмотрения обособленного спора о взыскании расходов по делу банкротстве, однако свое право заявитель не реализовал.

Что думает заявитель

АУ настаивает, что природа судебных расходов по делу о банкротстве и судебных издержек различна, а заявленные им требования не являлись тождественными.

В первом обособленном споре взысканы судебные расходы, понесенные при исполнении обязанностей арбитражного управляющего.

В настоящем споре (производство по которому необоснованно прекращено судами) рассматривался вопрос о распределении судебных издержек по первому спору.

Учитывая специфику рассмотрения дел о банкротстве, обусловленную возможностью применения при рассмотрении возникающих споров как норм АПК, так и положений закона о банкротстве, законодатель разделяет расходы, понесенные за счет конкурсной массы, от судебных издержек, понесенных стороной при рассмотрении обособленного спора.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Е.С. Корнелюк сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию, которая решила рассмотреть этот кейс.

Предусмотренная пунктом 2 части 1 статьи 150 АПК возможность прекращения производства направлена на пресечение рассмотрения судами тождественных споров (между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям), а потому допускается только в случаях, когда право на судебную защиту было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе.

Профессиональная антикризисная деятельность, связанная с управлением пребывающих в банкротстве лиц, осуществляется арбитражными управляющими на возмездной основе, подразумевает получение ими платы в виде вознаграждения в установленном законодательством о банкротстве размере (статьи 20, 20.3, 20.6 закона о банкротстве).

Кроме того, арбитражные управляющие вправе получить возмещение расходов на оплату услуг лиц, обоснованно привлекаемых ими для обеспечения исполнения своей деятельности, и прочих расходов, фактически понесенных ими при исполнении возложенных на них обязанностей в деле о банкротстве.

Расходы на выплату арбитражному управляющему в деле о банкротстве вознаграждения и все иные судебные расходы по умолчанию относятся на имущество должника и возмещаются за его счет. При недостаточности имущества эти расходы (за исключением расходов на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего) подлежат взысканию с заявителя по делу о банкротстве (пункт 3 статьи 59 закона о банкротстве).

Порядок распределения всех судебных расходов, понесенных при исполнении обязанностей АУ в деле о банкротстве, устанавливается в судебном акте арбитражного суда, принятом по результатам рассмотрения дела о банкротстве. Кроме того, данные вопросы могут быть решены судом при рассмотрении отчета КУ о результатах проведения конкурсного производства, либо при рассмотрении самостоятельного заявления, подаваемого в порядке статьи 112 АПК.

При этом правовая природа данного требования о возмещении расходов по делу о банкротстве не регулируется положениями статьи 112 АПК.

Вопрос оплаты арбитражному управляющему его услуг по антикризисному управлению банкротом и понесенных им судебных расходов по делу о банкротстве не тождественен вопросу распределения судебных издержек в том смысле, который придается ему процессуальным законодательством. Законодатель разграничивает расходы, понесенные за счет конкурсной массы и (или) заявителя по делу о банкротстве, от судебных издержек, понесенных стороной как участником арбитражного процесса.

В рассматриваемом случае в первом обособленном споре взысканы вознаграждение и судебные расходы, понесенные при исполнении обязанностей АУ, а во втором споре подлежал рассмотрению вопрос распределения судебных издержек по первому спору. Поскольку в первом споре вопрос распределения судебных издержек не рассматривался, АУ был вправе обратиться в суд с данным вопросом в самостоятельном порядке, а суд первой инстанции должен был рассмотреть его заявление по существу. Суды апелляционной инстанции и округа допущенное судом первой инстанции нарушение не устранили.

Итог

Верховный суд отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении заявления судам следует: 

Текст заголовка

учесть изложенную в настоящем определении правовую позицию,

установить все имеющие существенное значение для дела обстоятельства,

дать оценку приводимым администрацией возражениям против размера заявленных арбитражным управляющего Шмелевым судебных расходов ввиду наличия у него достаточной квалификации и познаний в области дел банкротстве, фактического объема оказанных ему представителем услуг, критериев разумности и сложности первого спора, в котором не рассмотрен вопрос распределения судебных издержек.

Почему это важно

По мнению управляющего партнера юркомпании «Генезис» Артема Денисова, данная позиция ВС РФ не является новой. 

Чуть ранее, буквально месяц назад, СКЭС Верховного суда в Определении от 08.02.2023 по делу А60-4622/2018 (309-ЭС22-21494) указала, что вопрос об оплате услуг арбитражного управляющего по антикризисному управлению банкротом не тождественен вопросу о распределении судебных расходов в смысле, придаваемом ему процессуальным законодательством. Вопрос о вознаграждении арбитражного управляющего действительно может быть решен в порядке, установленном применительно к ст. 112 АПК, однако правовая природа самого этого требования этой нормой не регулируется. При определении оплаты управляющему его услуг вопрос о распределении судебных издержек по обособленному спору не рассматривался, поэтому арбитражный управляющий имел право поставить этот вопрос перед судами в самостоятельном порядке и суды должны были его рассмотреть по существу.

Артем Денисов
к.ю.н., управляющий партнер Юридическая компания «Генезис»
«

По словам юриста независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры» Евгения Иванникова, еще в пункте 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» установлена позиция о том, что правовая природа вознаграждения арбитражного управляющего носит частноправовой встречный характер за оказываемые им услуги по антикризисному управлению. 

Эта позиция прослеживается и в данном определении. Таким образом, по существу, взыскание суммы вознаграждения является спором о взыскании задолженности за оказанные услуги. Следовательно, не должно быть никаких препятствий для заявления требования о взыскании судебных издержек, связанных с рассмотрением спора. Применение правил ст. 112 АПК РФ в силу прямого указания пункта 52 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 к такому спору является лишь следствием процессуальной специфики рассмотрения дел о банкротстве, обусловленной межотраслевым характером института банкротства. Позиция, занятая ВС РФ, позволит унифицировать судебную практику по данному вопросу, поскольку некоторые кассационные суды даже до принятия данного определения с точки зрения толкования и применения закона допускали возможность рассмотрения таких споров (например, см. постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.08.2016 № Ф05-10630/2016 по делу № А41-47372/2011).

Евгений Иванников
юрист Независимая юридическая группа «Стрижак и партнеры»
«

В то же время, по мнению Евгения Иванникова, не стоит ждать массового удовлетворения таких заявлений арбитражных управляющих, поскольку суды зачастую отказывают в возмещении судебных издержек, понесенных арбитражным управляющим в отдельных обособленных спорах (например, жалоба на управляющего), ссылаясь на наличие у управляющего достаточной квалификации, позволяющей ему самостоятельно представлять свои интересы.

Вопрос о различии правовой природы расходов по делу о банкротстве и судебных расходов в смысле ст. 110 АПК РФ уже неоднократно поднимался в судебной практике. Экономическая коллегия ВС РФ уже ни первый раз отмечает, что требование о выплате вознаграждения арбитражного управляющего и компенсации понесенных им в рамках дела о банкротстве расходов не тождественно требованию о возмещении судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителей. Например, такой вывод коллегия сделала в своем недавнем Определении № 309-ЭС22-21494 по делу № А60-4622/2018. С позицией коллегии сложно не согласиться. Выплата вознаграждения арбитражному управляющему и компенсация понесенных им расходов, которые производятся за счет конкурсной массы и (или) средств заявителя по делу о банкротстве, имеют иную правовую природу (частноправовую) в отличие от судебных расходов, которые возмещаются выигравшей стороне спора, в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Если арбитражный управляющий не заявил требование об их возмещении при рассмотрении вопроса о выплате ему вознаграждения, то он не может быть лишен возможности инициировать отдельное судебное разбирательство о возмещении судебных расходов.

Вероника Шахова
юрист Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
«

Коллегия, по мнению Вероники Шаховой, направляя комментируемое дело на новое рассмотрение, отдельно указывает о необходимости рассмотрения вопроса об обоснованности привлечения арбитражным управляющим представителя и стоимости его услуг. При новом рассмотрении суд первой инстанции должен будет оценить данные вопросы. Если суд первой инстанции посчитает, что расходы на оплату услуг представителя завышены, то он будет вправе снизить размер оплаты его услуг или отказать в их возмещении (например, если суд придет к выводу, что привлечение представителя нецелесообразно). 

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы Арбитраж.ру Артема Комсюкова, удивительно, что Верховному суду РФ приходится объяснять нижестоящим судам, что вознаграждение арбитражного управляющего и расходы на проведение процедуры несостоятельности не являются тождественными судебным издержкам.

В силу прямого указания закона о банкротстве вознаграждение арбитражного управляющего, а также все связанные с проведением соответствующих процедур расходы подлежат возмещению за счет имущества должника. Если этого имущества недостаточно, указанные вознаграждение и расходы подлежат взысканию с заявителя по делу о несостоятельности. Компенсация же судебных издержек предусмотрена положениями АПК РФ, имеет иную природу и основания. По сути, первые - это реализация права на оплачиваемый труд, вторые - реализация права на доступ к правосудию и получению квалифицированной юридической помощи. В связи с указанным, позиция Верховного суда РФ является единственной верной в данных обстоятельствах, а также исправляет грубейшее нарушение, допущенное нижестоящими судами.

Артем Комсюков
юрист, руководитель офиса г. Екатеринбург BFL | Арбитраж.ру
«

Адвокат и председатель коллегии адвокатов «Адвокат Премиум» Тимур Чанышев отметил, что позиция Верховного суда РФ по рассматриваемому «кейсу» является полностью обоснованной, так как первая и апелляционная инстанции посчитали два вопроса тождественными. 

Аспекты возмещения расходов арбитражного управляющего по антикризисному управлению банкротом носят один правовой предмет, а понесенные им же судебные (представительские) расходы по делу о банкротстве в рамках судебного процесса совсем другой предмет, имеющий иную правовую природу. Рассматриваемые аспекты регламентируются разными нормами федерального законодательства и не являются тождественными. Первая и апелляционные инстанции ошибочно рассмотрели деятельность арбитражного управляющего с одной правовой позиции, не учитывая давно сложившуюся практику возмещения представительских расходов, о чем говорит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела.

Тимур Чанышев
адвокат, председатель Коллегия адвокатов «Адвокат Премиум» (ADVOCATE PREMIUM)
«