Спор о передаче в собственность обанкротившегося заказчика лифтов, за которые он заплатил лишь аванс, отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

СК «Тракт» заказала у компании «Отис Лифт» два лифта, заплатив за них аванс. Однако в дальнейшем суд признал СК «Тракт» банкротом. Лифты заказчик так и не получил, поскольку не оплатил оставшуюся сумму контракта и оборудование находится на платном хранении у «Отис Лифта». При этом «Отис Лифт» добился включения требования об уплате оставшейся суммы по контракту в реестр должника. Конкурсный управляющий СК «Тракт» Евгения Марченко, настаивая на передаче лифтов в конкурсную массу банкрота, подала жалобу в Верховный суд, который рассмотрел этот спор и в итоге отправил его на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-76280/2021). По словам юристов, Верховный Суд продолжает поиск оптимального решения вопроса о возможном истребовании имущества у кредиторов банкротов.

Предыстория

В 2017 году ООО «Отис Лифт» обязалось по контракту поставить ООО «Строительная компания Тракт» два лифта и провести пуско-наладочные работы. Цена контракта - 3,7 млн рублей.

Заказчик – СК «Тракт» – согласился произвести предоплату в размере 80% стоимости в течение 7 банковских дней после вступления контракта в силу. Еще 20% стоимости оборудования заказчик обязался оплатить в течение 7 банковских дней после получения от «Отис Лифта» уведомления о сроке готовности соответствующей единицы оборудования к отгрузке и счета, но не позднее, чем за четыре недели до отгрузки.

Также в контракте были предусмотрены сроки оплаты монтажных работ. 50% цены монтажа заказчик оплачивает в течение 7 банковских дней после подписания акта приема-сдачи оборудования в собственность. И еще 50% – в течение 7-ми банковских дней после выполнения механо-монтажных работ.

При этом срок поставки составляет 12 недель с более поздней даты наступления последующего из следующих событий: поступления предоплаты за оборудование и подписания строительных чертежей здания для заказа оборудования.

В итоге ООО «Отис Лифт» изготовил оборудование и оставил его на временном хранении, поскольку СК «Тракт» вовремя не оплатила поставку в полном объеме (перечислив только аванс в размере 2,49 млн рублей). В 2017 году стороны заключили допсоглашение, в котором подтвердили, что изготовленное оборудование по причине задержки заказчиком оплаты не отгружалось и находится на платном хранении у «Отис Лифта» с 11.05.2017 по дату получения денег от заказчика. Плата по договору хранения составляет 280 тыс. рублей.

А в 2021 году суд признал СК «Тракт» банкротом и открыл конкурсное производство. В третью очередь реестра СК «Тракт» было включено требование ООО «Отис Лифт» в размере 902 тыс. рублей:

622 тыс. рублей – сумма задолженности по контракту на поставку и монтаж оборудования;

280 тыс. рублей – сумма задолженности по допсоглашению к контракту (стоимость платного хранения).

Конкурсный управляющий СК «Тракт» Евгения Марченко, ссылаясь на то, что спорное оборудование подлежит включению в конкурсную массу с целью его последующей реализации для удовлетворения требований кредиторов, обратилась в суд с соответствующими требованиями.

Однако суды трех инстанций заявление конкурсного управляющего СК «Тракт» отклонили, после чего Евгения Марченко подала жалобу в Верховный суд.

Что решили нижестоящие суды

Нижестоящие суды сослались на положения статей 301,328, 421, 422, 431, 904 Гражданского кодекса. Они указали, что ООО «Отис Лифт» хранит оборудование вынужденно, поскольку СК «Тракт» не оплатила полностью его стоимость. Поэтому к СК «Тракт» не перешло право собственности на истребуемые объекты. Обязанность «Отис Лифта» поставить оборудование является встречным по отношению к обязательству заказчика в соответствии со статьей 328 Гражданского кодекса.

Что думает заявитель

Конкурсный управляющий СК «Тракт» указывает на неправильное применение статьи 301 Гражданского кодекса, а также на неприменение судами подлежащих применению статей 126 и 129 закона о банкротстве. СК «Тракт» находится в процедуре конкурсного производство, а ООО «Отис Лифт» реализовало свое право на включение в реестр требований кредиторов должника.

В соответствии со статьей 126 закона о банкротстве с даты принятия судом решения о признании должника банкротом срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств и уплаты обязательных платежей должника считается наступившим.

При этом конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц (статья 129 закона о банкротстве).

Данный иск направлен на возврат спорного оборудования в конкурсную массу должника. Все требования кредиторов к должнику с момента введения процедуры конкурсного производства трансформируются в денежную форму и подлежат включению в реестр требований кредиторов. Денежные требования ООО «Отис Лифт» включены в третью очередь реестра СК «Тракт».

Также конкурсный управляющий ссылается на допсоглашение, которым стороны подтвердили, что оборудование находится на платном хранении, а значит принадлежат поклажедателю. В соответствии со статьей 904 Гражданского кодекса хранитель обязан по первому требованию поклажедателя возвратить принятую на хранение вещь.

Суды ошибочно сделали вывод об отсутствии права на обращение с иском об истребовании имущества, так как в соответствии с пунктом 36 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», и в соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Право собственности на движимое имущество доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

С учетом условий контракта и допсоглашения фактически спорное оборудование находится на хранении у ООО «Отис Лифт», тогда как договор хранения заключается с собственником имущества.

Арбитражный управляющий указывает, что СК «Тракт» внесла аванс по контракту в размере 2,49 млн рублей, а оплата оставшейся части возможна только в процедуре банкротства. Оплата одному из кредиторов вне очереди приведет к нарушению имущественных прав и законных интересов других кредиторов, что недопустимо.

Наконец, удержание имущества нарушает права не только должника, но и его кредиторов, и приведет к задвоению исполнения обязательств, так как ООО «Отис Лифт» претендует на удовлетворение требований и за счет конкурсной массы СК «Тракт», и путем удержания оборудования. При этом в случае прекращения банкротства после расчетов с кредиторами СК «Тракт» будет исключена из ЕГРЮЛ, что сделает невозможным передачу оборудования.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Н.С. Чучунова сочла доводы кассационной жалобы заслуживающими внимания и передала этот обособленный спор в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда. Экономколлегия отправила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС в Определении акцентировал внимание на необходимости соблюдения баланса интересов сторон, что должно отвечать принципам разумности и справедливости.

В рассматриваемом случае интересам банкрота по аккумулированию конкурсной массы и реализации имущества для расчетов с кредиторами противопоставлен интерес ООО «Отис Лифт», являющегося кредитором истца по обязательствам, вытекающим из контракта и дополнительного соглашения.

При этом ООО «Отис Лифт» также присуще неотъемлемое право выбора способа защиты своих интересов для получения неуплаченных денежных средств за произведенное оборудование и его хранение.

Требование ООО «Отис Лифт» включено в третью очередь реестра СК «Тракт». Таким образом, констатировал Верховный суд, поскольку кредитор избрал способ защиты путем включения требований в реестр должника, то удовлетворение таких требований ООО «Отис Лифт» должно производиться за счет денег, вырученных от реализации конкурсной массы должника.

При этом ВС обратил внимание, что включение в реестр требований кредиторов само по себе является лишь судебным подтверждением обоснованности существования долга для целей участия в деле о банкротстве и не свидетельствует о реальной возможности получения денег.

Баланс интересов участников дела о банкротстве может быть в данном случае соблюден предоставлением кредитору выбора определения дальнейшей судьбы оборудования: оставить за собой или передать в конкурсную массу.

Если кредитор оставляет оборудование за собой, то размер его требований в реестре требований кредиторов корректируется: сумма долга исчисляется с учетом того, что она покрывается (частично покрывается) стоимостью этого оборудования.

После передачи оборудования в конкурсную массу, должник становится его собственником, а требованию кредитора придается залоговый статус в отношении переданного оборудования применительно к пункту 2 статьи 488 Гражданского кодекса. Впоследствии это требование удовлетворяется в порядке статьи 138 закона о банкротстве.

Согласно первому абзацу пункта 1 статьи 138 закона о банкротстве из средств, вырученных от реализации предмета залога, 70% направляется на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов.

В итоге реализация залогового имущества должна обеспечить удовлетворение интересов и истца, и ответчика: СК «Тракт» получит спорное имущество для пополнения конкурсной массы, а ООО «Отис Лифт» удовлетворит свои требования ввиду приобретения статуса залогового кредитора в силу закона, что позволит получить денежные средства вне очередности при реализации залогового имущества.

Экономколлегия отправила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Адвокат банкротной практики INTANA Legal Алексей Толмачев отметил, что Верховный Суд продолжает поиск оптимального решения вопроса о возможном истребовании имущества у кредитора обанкротившейся компании.

Подход к соблюдению баланса интересов сторон встречных обязательств был предложен Верховным судом в Определении № 307-ЭС21-5824 от 22.07.2021. Решение проблемы изящно отдано на откуп кредитору: он либо возвращает вещь и встает в реестр с залогом в отношении нее, либо оставляет вещь себе, а его требование в реестре уменьшается на стоимость вещи. Примечательно, что в 2021 году Верховный суд прямо указал, что судебное понуждение кредитора к передаче вещи в конкурсную массу должника против его воли как собственника и без достаточных гарантий ему как кредитору незаконно и необоснованно.

Алексей Толмачев
адвокат INTANA Legal
«

В комментируемом определении, по словам Алексея Толмачева, с одной стороны присутствуют цитаты о возможном выборе, а с другой констатируется факт, что кредитор уже избрал способ удовлетворения своего требования – включился в реестр, а потому должен вернуть оборудование в конкурсную массу. «Связано это очевидно с тем, что должник оплатил 80% стоимости имущества и, наверное, было бы несправедливым оставить кредитору и деньги, и вещь, предоставив иммунитет от взыскания. В итоге, такие кредиторы должны дважды подумать о способе реализации своих прав в деле о банкротстве контрагента», – отметил юрист.

По словам руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы «Арбитраж.ру» Артема Комсюкова, Верховный суд РФ обоснованно отменил судебные акты нижестоящих судов.

Действительно, после того, как кредитор включился в реестр требований кредиторов, но продолжает удерживать имущество, невозможно говорить о соблюдении прав банкрота. Все положения закона о банкротстве направлены на соблюдение баланса прав кредитора и должника. По сути, кредитору следовало изначально включаться в реестр как залоговому кредитору, после чего передавать оборудование в конкурсную массу. Тем более, подобный подход применяется уже более 5 лет - после разъяснений о том, что удержание образует залоговые правоотношения. Нижестоящие же суды в рассматриваемом деле выбрали двойную защиту ООО «Отис Лифт»: и имущество не передается должнику, и требования включены в реестр.

Артем Комсюков
юрист, руководитель екатеринбургского офиса юридическая фирма «Арбитраж.ру»
«

Юрист адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Анна Бойко подчеркнула, что как в гражданском законодательстве, так и в законодательстве о банкротстве есть один общий принцип – принцип баланса интересов.

Рассматривая спор и отменяя решение, ВС РФ данный принцип продемонстрировал на практике: поставщик реализовал свое право на включение требования в реестр требований кредиторов, в связи с чем, спорное оборудование подлежит передаче в конкурсную массу должника. В данной ситуации принцип баланса интересов был соблюден как раз-таки за счет приоритета банкротных норм над нормами гражданско-правовыми. На самом деле, подобный приоритет, сформулированный в определении, не является на практике новинкой. В силу специфики правоотношений, нормы закона о банкротстве уже давно имеют статус «специальных норм», которые в силу известного общеправового принципа отстраняют общий закон – ГК РФ. В частности, судами неоднократно формулировался вывод о приоритете норм закона о банкротстве в отношениях, связанных с недействительностью сделок в процедуре, мировым соглашением.

Анна Бойко
юрист банкротной практики Адвокатская контора «Бородин и Партнеры»
«