Верховный суд продолжает разрешать проблему необходимости справедливого распределения бремени доказывания в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности.

Компания «ФСП» взыскала в суде с общества «ЛКМ сервис» предоплату по неисполненному ответчиком договору поставки, а также проценты и расходы. Поскольку получить реальные деньги истцу не удалось, «ФСП» инициировала в отношении должника дело о банкротстве. Однако из-за отсутствия у «ЛКМ сервис» какого-либо имущества суд прекратил производство по делу о банкротстве. После чего «ФСП» потребовала привлечь к субсидиарной ответственности Анастасию Голованову —гендиректора и единственного участника должника. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил иск. «ФСП» пожаловалась в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-143778/2022).

Фабула

В январе 2021 года ООО «ФСП» (покупатель) перечислило ООО «ЛКМ сервис» (поставщик) предоплату в 516 тыс. рублей по договору поставки щебня.

Поскольку товар поставлен не было, ООО «ФСП» взыскало с ООО «ЛКМ сервис» предоплату, проценты и расходы в суде.

Позднее кредитор потребовал в суде признать ООО «ЛКМ сервис» банкротом. Однако в связи с отсутствием информации о наличии у ООО «ЛКМ сервис» какого-либо имущества, за счет которого могли быть погашены расходы по делу о банкротстве, суд прекратил производство по делу о банкротстве.

Полагая, что недобросовестные действия контролировавшей ООО «ЛКМ Сервис» Анастасии Головановой (руководителя и единственного участника должника) привели к невозможности выплаты подтвержденной судебным актом задолженности, ООО «ФСП» потребовало привлечь Голованову к субсидиарной ответственности в сумме 537 тыс. рублей. При этом к этому времени в отношении ООО «ЛКМ Сервис» уже была внесена запись о недостоверности сведений о месте его нахождения.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил иск. После чего ООО «ФСП» пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор. Стоит отметить, что после рассмотрения спора судом апелляционной инстанции ООО «ЛКМ Сервис» было исключено из ЕГРЮЛ ввиду недостоверности сведений о его месте нахождения.

Что решили нижестоящие суды

Суды сослались на недоказанность истцом фактов совершения ответчиком каких-либо конкретных действий, ставших причиной непогашения долга.

Что думает заявитель

ООО «ФСП» сослалось на неправильное распределение бремени доказывания и обращтило внимание на необходимость учета правовых позиций, изложенных в постановлении Конституционного суда от 07.02.2023 № 6-П и определении СКЭС Верховного суда от 10.04.2023 № 305-ЭС22-16424.

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию. По мнению ВС, суды неправильно распределили бремя доказывания.

Что в теории

Согласно пункту 1 статьи 61.11 закона о банкротстве, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника. Действующее законодательство допускает применение данных положений и вне рамок дела о банкротстве, в частности, когда производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур банкротства (подпункт 1 пункта 12 статьи 61.11 закона о банкротстве).

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного суда от 07.02.2023 № 6-П (далее – постановление № 6-П), если кредитор, обратившийся после прекращения судом производства по делу о банкротстве с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности, утверждает, что контролирующее лицо действовало недобросовестно, и представил судебные акты, подтверждающие наличие долга перед ним, а также доказательства исключения должника из государственного реестра, суд должен оценить возможности кредитора по получению доступа к сведениям и документам о хозяйственной деятельности такого должника.

В отсутствие у кредитора, действующего добросовестно, доступа к указанной информации и при отказе или уклонении контролирующего лица от дачи пояснений о своих действиях (бездействии) при управлении должником, причинах неисполнения обязательств перед кредитором и прекращения хозяйственной деятельности или при их явной неполноте обязанность доказать отсутствие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности возлагается на лицо, привлекаемое к ответственности.

По существу

Эта правовая позиция применима и к настоящему делу, поскольку на момент разрешения спора судом первой инстанции общество «ЛКМ Сервис» отвечало признакам организации, фактически прекратившей свою деятельность. Так, в государственный реестр уже была внесена запись о недостоверности сведений о месте его нахождения (запись от 31.03.2022).

Общество «ФСП» обращало внимание на то, что исполнительные производства в отношении общества «ЛКМ Сервис» были окончены ввиду невозможности установления местонахождения должника и его имущества. Впоследствии общество «ЛКМ Сервис» было исключено из госреестра.

Как указано в постановлении № 6-П, необращение контролирующих лиц в суд с заявлением о признании подконтрольного хозяйственного общества банкротом, их нежелание финансировать соответствующие расходы, непринятие ими мер по воспрепятствованию исключения юридического лица из государственного реестра при наличии подтвержденных судебными решениями долгов перед кредиторами свидетельствуют о намеренном пренебрежении данными контролирующими лицами своими обязанностями.

Стандарт разумного и добросовестного поведения в сфере корпоративных отношений предполагает, в том числе, аккумулирование и сохранение информации о хозяйственной деятельности должника, ее раскрытие при предъявлении в суд требований о возмещении вреда, причиненного доведением должника до объективного банкротства.

В рассматриваемом случае недобросовестность поведения «ФСП» в процессе не была установлена. Компания объективно не имела возможности представить документы, объясняющие как причины неисполнения «ЛКМ Сервис» обязательств, принятых по договору поставки, так и мотивы прекращения им хозяйственной деятельности.

Анастасия Голованова отзыв на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности не представила, свой статус контролирующего лица не оспорила, не раскрыла доказательства, отражающие реальное положение дел и действительный оборот в подконтрольном хозяйственном обществе.

При таких обстоятельствах судам следовало рассмотреть вопрос о перераспределении бремени доказывания, имея в виду неравные – в силу объективных причин – процессуальные возможности истца и ответчика, неосведомленность кредитора о конкретных доказательствах, необходимых для подтверждения оснований привлечения к субсидиарной ответственности.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Юрист адвокатского бюро Москвы «БВМП» Анна Кузнецова отметила, что данное определение ВС РФ, в принципе, полностью соответствует сложившейся практике по привлечению к субсидиарной ответственности. 

В частности, принципу возложения бремени доказывания своей невиновности именно на КДЛ. Такая трактовка достаточно давно закреплена судебными актами высших инстанций, в том числе и Конституционного суда РФ. В приведенном случае возможной причиной неприменения такой практики судами нижестоящих инстанций является подача заявления вне рамок дела о банкротстве, в связи с чем они посчитали возможным руководствоваться общим положениями о состязательности сторон. С точки зрения влияния на судебную практику, данное определение ценно именно распространением положений о бремени доказывания и на внебанкротные споры по субсидиарной ответственности.

Анна Кузнецова
Юрист Адвокатское бюро «БВМП»
«

Адвокат, младший партнер юридической группы «Яковлев и Партнеры» Денис Крауялис отметил, что Верховный суд принял важное определение, которым последовательно продолжает разрешать проблему необходимости справедливого распределения бремени доказывания в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности.

Верховный cуд в основу определения положил широко известное постановление Конституционного суда № 6-П и не случайно, так как фабула дела, в связи которым заявитель обратился в Конституционный суд РФ, практически идентичны. Тогда Конституционный суд РФ указал, что если кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали утверждения о наличии у привлекаемого к ответственности лица статуса контролирующего и о невозможности погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения этих утверждений переходит на привлекаемое лицо. КДЛ в таком случае должно доказать, почему письменные документы и иные доказательства кредиторов не могут быть приняты в подтверждение их доводов, раскрыв свои документы и представив объяснения относительно того, как на самом деле осуществлялась хозяйственная деятельность. Конституционный суд РФ подчеркнул, что этот же подход применим и к спорам о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, а равно к иным процессуальным действиям участников спора.

Денис Крауялис
советник практики разрешения споров Юридическая фирма Tomashevskaya & Partners
«

В рассматриваемом определении, по словам Дениса Крауялиса, Верховный суд РФ сделал правильные выводы, которыми подтвердил, что вне рамок дела о банкротстве кредиторы могут привлекать контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по долгам их компании, а также что суд может переложить бремя доказывания добросовестности КДЛ на них самих, для последнего суду достаточно усомниться в добросовестности контролирующих лиц. Но вопрос распределения бремени доказывания не в пользу контролирующих лиц не предопределяет их привлечение к ответственности, поэтому суд отменяя судебные акты, вернул дело в первую инстанцию, чтобы суд мог лучше разобраться и вынести обоснованное решение», – отметил он.

Партнер NOVATOR Legal Group Александр Катков рассказал, что данная позиция ВС активно применяется в рамках рассмотрения споров о возложении на КДЛ бремени доказывания отсутствия оснований для привлечения их к субсидиарной ответственности.

Согласно указанной позиции, кредиторы вправе заявить обоснованные требования, которые могут подтверждаться косвенными доказательствами наличия вины в действиях КДЛ. При этом обязанность доказать отсутствие предъявленных оснований и добросовестность своих действий возлагается на самих КДЛ. Таким образом, данная практика суда входит в общую тенденцию по привлечению КДЛ к субсидиарной ответственности и распределения на них бремени доказывания (опровержения предъявленных требований). Настоящим определением Верховный суд расширяет сферу применения такой практики, позволяя распространять ее на дела, в которых недостаточно денежных средств для ведения процедуры.

Александр Катков
адвокат, партнер Юридическая группа NOVATOR Legal Group
«

Управляющий партнер юридической компании «ЮКО» Юлия Иванова пояснила, что комментируемое определение ВС посвящено вопросу о распределении обязанности доказывания в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ по требованиям кредиторов, заявляемых в порядке подпункта 1 пункта 12 статьи 61.11 закона о банкротстве. 

Применяя позицию, изложенную в Постановлении Конституционного суда № 6-П, Верховный Суд РФ подчеркнул, что кредиторы должника изначально находятся в неравном процессуальном положении с КДЛ в вопросе доказывания обстоятельств, подтверждающих, что именно действиями КДЛ причинен вред в виде невозможности погашения требований кредиторов. Поэтому при решении вопроса о распределении обязанности доказывания необходимо исходить из нескольких критериев добросовестности поведения сторон спора. При добросовестном поведении кредитора и наличии со стороны КДЛ намеренно пренебрежительного отношения к стандартам корпоративного поведения (пассивное поведение, которое привело к исключению юридического лица из ЕГРЮЛ в административном порядке) необходимо проанализировать добросовестность поведения КДЛ исходя из лежащей на последнем обязанности аккумулировать, сохранять и раскрывать информацию о хозяйственной деятельности должника. Исполнение данной обязанности надлежащим образом означает, что в спорной ситуации КДЛ проще подтвердить свою добросовестность, нежели кредитору доказать недобросовестность последнего, путем предоставления в суд указанных документов.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

Уклонение КДЛ от исполнения данной обязанности (занятие пассивной позиции в суде в виде неявки в судебные заседания, непредоставление обоснованной позиции по спору, непредоставление соответствующих документов) презюмирует недобросовестность поведения и влечет переложение обязанности доказывания на КДЛ, подытожила Юлия Иванова.

По словам руководителя направления банкротства INTANA Legal Марии Михеевой, в очередной раз суды проигнорировали позицию Конституционного суда РФ о необходимости соблюдения процессуального баланса при распределении бремени доказывания по делам о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве (постановление от 07.02.23 № 6-П), что обусловлено спецификой данной категории споров.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, Верховный суд РФ (как ранее в деле «Трейдойл» vs «БХ. РУ Би-Хэппи») обоснованно указал на необходимость перераспределения бремени доказывания в ситуации процессуального неравенства сторон: когда КДЛ уклоняется от раскрытия доказательств, отражающих положение дел в обществе, а добросовестный кредитор объективно ограничен в представлении доказательств, необходимых для подтверждения оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве. При этом, предлагаемый Верховным судом «алгоритм» не лишает КДЛ процессуальных возможностей для защиты своих прав: бремя доказывания будет перераспределено на КДЛ, если оно не представит отзыв и доказательства, подтверждающие отсутствие его вины или ввиду явной неполноты возражений КДЛ относительно предъявленных требований. Тем самым, Верховный суд вновь обращает внимание на недопустимость пассивной роли суда и формального подхода при рассмотрении данной категории дел.

Мария Михеева
руководитель банкротной практики Юридическая компания Intana Legal
«