Верховный Суд РФ посчитал допустимым «процессуальный зачет» в результате предъявления ответчиком встречного иска к истцу-банкроту.

ООО «Русинжиниринг» с 2010 года выполняло подрядные работы для ФСК ЕЭС. Однако завершить работы из-за срыва сроков не удалось - ФСК ЕЭС уведомила подрядчика о расторжении договора в одностороннем порядке. ООО «Русинжиниринг» потребовало в суде взыскать с заказчика 1 млрд рублей. В ответ ФСК ЕЭС заявила встречный иск о взыскании с подрядчика 1,2 млрд рублей. Суд первой инстанции, признав требования ООО «Русинжиниринг» в целом обоснованными и удовлетворив встречные требования ФСК ЕЭС лишь частично, произвел зачет требований, обязав ФСК ЕЭС заплатить 434,5 млн рублей. Апелляционный и окружной суды признали произведенный зачет незаконным, поскольку ООО «Русинжиниринг» было признано банкротом и зачет нарушает права других кредиторов. ФСК ЕЭС подала жалобу в Верховный суд, который признал законным зачет первоначальных и встречных требований (дело А40-138188/2016).

Фабула

В 2010 году ООО «Русинжиниринг» по договору подряда с ФСК ЕЭС обязалось выполнить работы по комплексному техническому перевооружению и реконструкции ПС 220 кВ «Левобережная».

В 2015 году ФСК ЕЭС уведомила ООО «Русинжиниринг» об отказе от исполнения договора в одностороннем порядке, предложив последнему подготовить и сдать заказчику выполненные работы, которые на дату получения уведомления не сданы.

Ссылаясь на образование на стороне ФСК ЕЭС в связи с отказом от договора задолженности по оплате выполненных подрядчиком до получения уведомления работ в размере 1 млрд рублей, ООО «Русинжиниринг» потребовало в суде взыскать эту сумму.

В ответ ФСК ЕЭС, указав на наличие на стороне подрядчика неосновательного сбережения в виде суммы неотработанного аванса, а также возникновение оснований для начисления неустойки ввиду нарушения им конечного срока выполнения всех работ по договору, обратилась в суд с встречным иском о взыскании 1,2 млрд рублей. Из них - 717 млн рублей неустойки за нарушение конечного срока выполнения работ и 497 млн рублей неотработанного аванса.

Суд первой инстанции взыскал с ФСК ЕЭС в пользу ООО «Русинжиниринг» 1 млрд рублей основного долга, а с ООО «Русинжиниринг» в пользу ФСК ЕЭС 497 млн рублей неотработанного аванса и 74,3 млн рублей неустойки. Был произведен зачет первоначальных и встречных требований, в результате которого с ФСК ЕЭС в пользу ООО «Русинжиниринг» суд взыскал 434,5 млн рублей.

Суд апелляционной инстанций, который поддержал окружной суд, отменил решение суда первой инстанции в части зачета первоначальных и встречных требований. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

После чего ФСК ЕЭС подала жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор. 

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции руководствовался статьями 12, 309, 310, 330, 702, 706, 708, 709, 715 и 753 Гражданского кодекса.

Учтя доказательства, в том числе заключение судебной строительно-технической экспертизы, а также учтя отказ заказчика от исполнения договора, суд пришел к выводу об обязанности ФСК ЕЭС завершить расчеты с ООО «Русинжиниринг».

Поскольку ООО «Русинжиниринг» выполнило работы на сумму 525,5 млн рублей и поставило оборудование на сумму 480,5 млн рублей (итого на общую сумму 1 млрд рублей), и приняв во внимание их потребительскую ценность для ФСК ЕЭС, суд удовлетворил первоначальный иск в части указанной суммы.

При этом суд первой инстанции установил факт несоблюдения ООО «Русинжиниринг» сроков выполнения работ по договору. Поэтому суд также частично удовлетворил встречный иск ФСК ЕЭС и взыскал с подрядчика неустойку в размере 74,3 млн рублей, отметив правомерность ее начисления лишь к разнице между общей ценой работ по договору и фактически выполненным объемом работ в денежном выражении, а также необходимость снижения в связи с явной несоразмерностью последствиям нарушения ООО «Русинжиниринг» обязательств по договору.

Наличие на стороне ООО «Русинжиниринг» неотработанного аванса в размере 497,3 млн рублей стало основанием для удовлетворения судом встречного искового требования в этой части.

С учетом фактов взаимного нарушения сторонами условий договора суд первой инстанции произвел процессуальный зачет взысканных сумм.

Апелляционный суд руководствовался статьей 411 ГК РФ и частью 1 статьи 63 закона о банкротстве и отменил решение в части проведения зачета. Суд сослался на введение в отношении ООО «Русинжиниринг» процедуры конкурсного производства и нарушение проведением зачета прав его кредиторов ввиду предпочтительного удовлетворения требований одних перед другими.

Апелляционный суд также отклонил довод ФСК ЕЭС о сальдировании взаимных обязательств исходя из того, что настоящее дело рассмотрено в рамках общеискового производства. При его рассмотрении ФСК ЕЭС не доказала совершение ею при отказе от исполнения договора действий, направленных на соразмерное уменьшение стоимости выполненных работ на сумму неотработанного аванса и неустойки. Сам договор не содержит условий, позволяющих уменьшать стоимость выполненных работ в счет погашения обязательств по неотработанному авансу и неустойке. Кроме того, суд указал, что компания во встречном исковом заявлении просила провести именно зачет встречных однородных требований.

Окружной суд оставил постановление суда апелляционной инстанции в силе.

Что думает заявитель

ФСК ЕЭС не согласна с выводами суда первой инстанции в части удовлетворения первоначального иска и отказа во встречном иске о взыскании значительной части неустойки. Заявитель ссылается на неправомерность вывода судов апелляционной и кассационной инстанций о недопустимости проведения зачета взысканных сумм по результатам частичного удовлетворения первоначальных и встречных исков.

ФСК ЕЭС полагает, что суд первой инстанции, указав в резолютивной части решения на зачет взысканных сумм по результатам рассмотрения первоначального и встречного исков, фактически произвел не зачет в понимании статьи 61.3 закона о банкротстве, а лишь констатировал факт уменьшения причитающихся взыскателю денежных средств, соотнеся размеры встречных предоставлений путем выведения итоговой разницы (сальдо) в пользу одной из сторон.

Суды апелляционной и кассационной инстанций ошибочно не приняли во внимание многочисленную практику Верховного Суда РФ, согласно которой действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве.

В случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения – причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования.

Суды допустили существенные нарушения, повлиявшие на исход настоящего дела и фактически лишившие ФСК ЕЭС возможности восстановить свои права в сфере предпринимательской деятельности.

Кроме того, ФСК ЕЭС указывает на допущенные судами нарушения в части установления факта сдачи работ подрядчиком заказчику, игнорирование допущенных судебным экспертом нарушений при проведении экспертизы, необоснованное отклонение ходатайства о назначении повторной экспертизы, самостоятельного определения судами объема выполненных ООО «Русинжиниринг» работ и количества поставленного им оборудования в размере большем, чем установлено экспертом.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Г.Г. Кирейкова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Правовое обоснование: в соответствии со статьями 702, 708, 709 и 720 ГК РФ обязательственное правоотношение по договору подряда состоит из двух основных встречных обязательств, определяющих тип этого договора: обязательства подрядчика выполнить в натуре работы надлежащего качества в согласованный срок и обязательства заказчика уплатить обусловленную договором цену в порядке, предусмотренном сделкой (статья 328 ГК РФ).

Объем взаимных прав и обязанностей сторон договора подряда, а следовательно, объем взаимных предоставлений зависит от условий этого договора.

Так, договором подряда может быть предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов либо оплата после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок (пункт 1 статьи 711 ГК РФ). Материалы и оборудование для выполнения подрядных работ могут предоставляться подрядчиком (статьи 704, 709 ГК РФ) либо заказчиком (статья 713, 719, 728 ГК РФ), в результате чего изменяется порядок учета их стоимости в цене работ. При уменьшении фактических расходов подрядчика по сравнению с предусмотренными договором он может получить оплату без учета экономии расходов (пункт 1 статьи 710 ГК РФ), стороны могут распределить полученную подрядчиком экономию между собой (пункт 2 статьи 710 ГК РФ) и т.п.

Из встречного характера таких обязательств и положений пунктов 1 и 2 статьи 328 ГК РФ следует, что в случае ненадлежащего исполнения принятого подрядчиком основного обязательства им не может быть получена та сумма, на которую он мог рассчитывать, если бы исполнил это обязательство должным образом (в том числе с соблюдением установленных сроков). В то же время заказчик, который вправе в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, обязан уплатить подрядчику, в частности, часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора (статья 717 ГК РФ).

По существу: ФСК ЕЭС в суде первой инстанции ссылалась на наличие на стороне ООО «Русинжиниринг» обязанности по уплате договорной неустойки за нарушение сроков выполнения работ и возврату суммы неотработанного к моменту отказа от договора аванса. Заявив о начислении неустойки и возврате авансового платежа, ФСК ЕЭС тем самым просила суд определить сумму задолженности по договору с учетом допущенного подрядчиком нарушения и неосвоенной суммы предварительной оплаты.

В свою очередь, подрядчик просил взыскать стоимость выполненных им работ, а также стоимость материалов и оборудования. В ситуации, когда договором подряда на подрядчика возлагается обязанность по поставке материалов и оборудования в целях достижения предусмотренного таким договором результата работ (статья 704 ГК РФ), данная договорная обязанность не имеет самостоятельной правовой природы, а выступает частью подрядных отношений и является встречной по отношению к обязанности заказчика принять и оплатить выполненные в согласованный срок работы.

Однако суды апелляционной инстанции и округа, ограничившись указанием на направление ответчиком уведомления о зачете взаимных требований после возбуждения в отношении истца дела о банкротстве, не проанализировали условия договора об оплате работ исходя из объема принятых сторонами на себя обязательств, а также ответственности сторон с целью осуществления окончательного взаиморасчета сторон по договору.

Сделав вывод о невозможности проведения зачета взаимных требований ввиду возбуждения в отношении ООО «Русинжиниринг» дела о банкротстве, суды не приняли во внимание изложенную в определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744 правовую позицию, согласно которой действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве, так как в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения – причитающаяся подрядчику итоговая денежная сумма уменьшается ненадлежащим исполнением им самим основного обязательства.

Аналогичный правовой подход отражен в определениях СКЭС Верховного Суда по ряду дел (от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946, от 12.03.2018 8 № 305-ЭС17-17564, от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075, от 15.10.2020 № 302-ЭС20-1275, от 08.04.2021 № 308-ЭС19-24043(2,3), от 20.01.2022 № 302-ЭС21-17975, от 04.10.2022 № 307-ЭС22-6812 и др.).

Само по себе указание судом первой инстанции в резолютивной части решения на проведение процессуального зачета по существу представляло собой установление сальдо взаимных предоставлений в рамках заключенного между сторонами договора путем определения подлежащей взысканию в пользу одной из сторон итоговой денежной суммы.

Итог

ВС отменил постановления апелляционного и окружного судов в части, признав законным определение суда первой инстанции о проведении зачета первоначальных и встречных требований.

Почему это важно

Руководитель проектов ProLegals Ирина Беседовская отметила, что данный судебный акт является абсолютно логичным и продолжает линию уже сложившейся судебной практики на уровне Верховного Суда (определение ВС РФ от 23.06.2021 № 305-ЭС19-17221 (2), дело о банкротстве АО «Инженерная группа «Волга», определения СКЭС Верховного Суда от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946, от 12.03.2018 № 305-ЭС17-17564, от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744, от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075, от 11.06.2020 N 305-ЭС19-18890 (2), от 10.12.2020 № 306-ЭС20-15629 и проч., определение СКЭС Верховного Суда от 08.04.2021 № 308-ЭС19-24043 (2, 3)).

Ирина Беседовская обратила внимание на следующие выводы ВС РФ, изложенные в данном судебном акте:

возможность сальдирования встречных обязательств определяется не видом договора, в котором они возникают. Договор может быть любой, важно то, что в нем возникают тесно связанные между собой встречные обязательства сторон, которые стороны изначально предполагали (не обязательно даже выразив это в договоре напрямую) автоматически засчитывать друг против друга;

действия, направленные на установление сальдо взаимных представлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств Заказчика и Подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве.

На мой взгляд, для судебной практики важна позиция ВС РФ о том, что в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения – причитающаяся подрядчику итоговая денежная сумма уменьшается ненадлежащим исполнением им самим основного обязательства. То есть фактически сальдирование в рамках договора возможно исключительно при наличии ненадлежащего исполнения обязательств подрядчиком и никак не связано с действиями заказчика. Ввиду того, что уменьшение итоговой суммы, причитающейся подрядчику в результате сальдирования, вызвано непосредственно действиями подрядчика (ненадлежащим исполнением), на мой взгляд логичным будет являться такой способ защиты права как взыскание убытков с контролирующих должника лиц, а не оспаривание сальдирования.

Ирина Беседовская
юрист, руководитель проектов Коллегия адвокатов ProLegals
«

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова отметила, что рассматриваемое Определение ВС по существу обобщает сложившуюся устойчивую практику Верховного Суда РФ касательно квалификации действий по установлению сальдо (сальдированию) не как сделки зачета, а как действий по определению завершающей обязанности сторон при прекращении договорных отношений.

Обязательственное правоотношение по договору подряда состоит из двух основных встречных обязательств, определяющих тип этого договора (основные обязательства): обязательства подрядчика выполнить в натуре работы надлежащего качества в согласованный срок и обязательства заказчика уплатить обусловленную договором цену в порядке, предусмотренном сделкой (статья 328 ГК РФ). Из встречного характера указанных основных обязательств следует, что, если выявлены и не устраненные за счет подрядчика недостатки переданного заказчику объекта, работы выполнены не в полном объеме либо с нарушением срока, необходимо произвести перерасчет итогового платежа заказчика путем уменьшения цены договора на сумму убытков заказчика, возникших вследствие несоблюдения условий основного обязательства подрядчика. Происходит окончательное определение цены того, что предоставил подрядчик заказчику с учетом уже сделанных взаимных предоставлений заказчика (аванс) и подрядчика (стоимость надлежащих образом выполненных работ, предоставленного оборудования и материалов), и необходимости устранить негативные последствия ненадлежащего исполнения обязательства.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

По словам Юлии Ивановой, в отличие от зачета, при сальдировании отсутствуют встречные обязательства сторон, прекращаемые вследствие волеизъявления на зачет одной из сторон такого обязательства.

«Подрядчик не является кредитором заказчика в части тех сумм, которые подлежат вычету из стоимости выполненных работ. Причитающаяся подрядчику стоимость работ уменьшается не вследствие волеизъявления заказчика (заявления о зачете), а вследствие неправомерного поведения самого подрядчика. Поэтому Верховный Суд РФ напомнил, что такие действия не могут квалифицироваться как сделка зачета, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве и в отношении которой действует запрет, предусмотренный статьей 63 закона о банкротстве. Немаловажным представляется также тот факт, что Верховный Суд РФ посчитал допустимым т.н. «процессуальный зачет» в результате предъявления ответчиком встречного иска к истцу-банкроту. Тем самым, Верховный Суд РФ посчитал, что установление сальдо возможно любым процессуальным способом: как посредством предъявления встречного иска, так и путем заявления соответствующих возражений со стороны ответчика», – отметила Юлия Иванова.

Юрист Коллегии адвокатов Delcredere Юлия Лядова отметила, что Верховный суд РФ впервые рассмотрел вопрос о допустимости, природе и критериях проведения арбитражным судом процессуального зачета встречных требований, когда в отношении одного из участников спора возбуждено дело о банкротстве.

Возникавшие до этого подобные споры не передавались для рассмотрения в cудебную коллегию ВС РФ. Суд первой инстанции рассмотрел спор о взыскании задолженности по оплате работ, выполненных до момента расторжения договора подряда, а также встречное требование о взыскании с подрядчика неотработанного аванса и неустойки за нарушение срока выполнения работ. Суд первой инстанции произвел процессуальный зачет взаимных требований сторон. Суды апелляционной и кассационной инстанций, сославшись лишь на факт возбуждения дела о банкротстве в отношении одного из участников спора, сочли такой зачет невозможным. ВС РФ не согласился и дал разъяснения, что такой зачет представлял собой установление сальдо взаимных предоставлений в рамках заключенного между сторонами договора, что является допустимым.

Юлия Лядова
юрист Коллегия Адвокатов Делькредере (Delcredere)
«

По словам Юлии Лядовой, ВС РФ, в частности, указал что при определении возможности сальдирования суды апелляционной и кассационной инстанций должны были проанализировать условия договора, что позволило бы им прийти к выводу о взаимной тесной связи встречных обязательств, поскольку договорная обязанность по поставке материалов и оборудования в рамках договора подряда не имеет самостоятельной правовой природы.

«Кроме того, заявив о начислении неустойки и возврате авансового платежа, заказчик тем самым обратился к суду с просьбой определить завершающую обязанность сторон при прекращении договорных отношений. Возможность сальдирования уже давно определена устойчивой судебной практикой Верховного Суда РФ. Вместе с тем, сам термин не имеет законодательного определения, а критерии, которые делают возможным проведение сальдирования, носят абстрактный характер. Такие дела имеют большое значение и вызывают интерес в профессиональном сообществе, поскольку институт сальдирования получает свое развитие исключительно в рамках судебной практики. Комментируемое определение дает ориентиры, на которые стороны спора могут опираться при анализе возможности сальдирования без рисков оспаривания. В целом, нужно отметить, что в комментируемом определении институт сальдирования в очередной раз получил свою поддержку и развитие», – отметила она.

Арбитражный управляющий Екатерина Корниенко отметила, что Верховный суд в очередной раз напомнил об отличиях сальдирования от зачета.

Так, в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения, поскольку причитающаяся подрядчику итоговая денежная сумма уменьшается ненадлежащим исполнением им самим основного обязательства. Кроме того, если процессуальный зачет представляет собой установление сальдо взаимных предоставлений в рамках заключенного между сторонами договора, к таким правоотношениям также применяются правила о сальдировании.

Екатерина Корниенко
арбитражный управляющий, член Экспертного совета по развитию конкуренции в сфере банкротства Комитета ГД РФ по защите конкуренции
«