Нижестоящие суды отказались выплачивать КУ запрошенное вознаграждением в размере 930 тыс. рублей, указав, что управляющий никаких исключительных мер по пополнению конкурсной массы не предпринял.

В связи с полным удовлетворением требований кредиторов суд прекратил процедуру банкротства клиники пластической хирургии «Ассоль». Конкурсный управляющий Наталья Орлова ходатайствовала в суде об установлении ей процентов или повышенной фиксированной суммы по вознаграждению в размере 930 тыс. рублей. Однако суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил заявление КУ. После чего Наталья Орлова пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 16 октября (дело А12-43663/2019).

Фабула

В апреле 2022 года суд прекратил процедуру банкротства ООО «Клиника пластической хирургии «Ассоль». Причина — полное удовлетворение требований кредиторов.

Арбитражный управляющий должника Наталья Орлова обратилась в суд с заявлением об установлении процентов по вознаграждению в сумме 930 тыс. рублей. Впоследствии АУ уточнила свои требования, попросив в случае установления судом отсутствия оснований для удовлетворения ходатайства об установлении процентов установить повышенную фиксированную сумму по вознаграждению конкурсного управляющего должника в размере 930 тыс. рублей.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил заявление КУ. После чего Наталья Орлова пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 16 октября. 

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции указал, что производство по делу о банкротстве общества прекращено в связи с погашением требований кредиторов в процедуре конкурсного производства, а не в результате восстановления платежеспособности должника. При этом погашение требований кредиторов не обусловлено принятием КУ каких-либо исключительных, отличающихся по объему и характеру от обычно выполняемых мер по пополнению конкурсной массы.

Суд первой инстанции сослался на допущенные КУ нарушения требований действующего законодательства в ходе процедуры банкротства, установленные определением АС Волгоградской области от 14.10.2022 года, не вступившим в законную силу.

Апелляционный суд, с выводами которого согласился суд округа, отметил, что реализация имущества КУ является ординарным мероприятием и не свидетельствует о существенной эффективности работы управляющего, значительно повлиявшей на достижение целей процедуры банкротства, поскольку требования кредиторов погашены, в том числе, на 29% третьим лицом. 

Что думает заявитель

Определение от 14.10.2022 года о признании незаконными действия (бездействия) КУ Орловой, на которое сослался суд первой инстанции, впоследствии было отменено апелляционным судом.

Выражая несогласие с выводами судов о стандартности деятельности КУ, заявитель указала на то, что суды не установили источники пополнения конкурсной массы и не дали обоснованную оценку действиям КУ, направленным на погашение реестра требований кредиторов. При этом отчет о проделанной работе в процедуре конкурсного производства суды не исследовали.

Требования кредиторов погашены третьим лицом после погашения большей части требований реестра при наличии в конкурсной массе должника денежных средств, достаточных для удовлетворения всех требований кредиторов.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Г.Г. Кирейкова сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Почему это важно

Адвокат юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Дмитрий Бирюлин отметил, что, с одной стороны, коллегия может ограничиться тем, что суд первой инстанции отказал в выплате вознаграждения со ссылкой на свое определение, не вступившее в законную силу. 

Более того, это определение об удовлетворении жалобы на действия управляющего было впоследствии отменено. Если коллегия исправит только эту ошибку, то в таком случае едва ли определение станет ключевым. С другой стороны, у коллегии есть шанс уточнить критерии для выплаты стимулирующего и повышенного фиксированного вознаграждения. Текущая ситуация зачастую приводит к излишне субъективной оценке судом понятий «исключительность» и «ординарность» вклада управляющего в результат процедуры. С 2016 года Верховный суд последовательно проводил подход, что для выплаты процентного вознаграждения имеет значение эффективное осуществление полномочий. Иными словами, стимулирующее вознаграждение – это подобие премии за фактические результаты деятельности. Эта же позиция транслировалась в недавнем определении в деле о банкротстве «Волжского терминала» (№ А57-10966/2019).

Дмитрий Бирюлин
адвокат Юридическая фирма «Кульков, Колотилов и партнеры»
«

Но это, по мнению Дмитрия Бирюлина, не означает, что такая премия назначается судом в крайне редких случаях, в том числе если стимулирующее вознаграждение не было выплачено из-за прекращения производства в связи с погашением.

«Напротив, по смыслу закона о банкротстве, если конкурсный управляющий предпринял достаточные и эффективные меры к погашению требований кредиторов, то он вправе получить вознаграждение. Иное толкование будет не мотивировать управляющих работать лучше, а приведет к противоположному эффекту. Управляющие будут пытаться затянуть ход конкурсного производства, чтобы рассчитывать хотя бы на гарантированное законом ежемесячное вознаграждение», – пояснил он.

Дмитрий Бирюлин подчеркнул, что в деле ООО «КПХ «Ассоль» суды по существу не применили позицию Верховного суда РФ и ограничились только ссылкой на ординарный характер действий конкурсного управляющего по продаже имущества.

«Но само по себе наличие имущества у должника не означает легкость его реализации. Имущество еще нужно найти, изъять у незаконных владельцев, включить в массу, оценить и продать. Параллельно с этим квестом, нужно защищать интересы кредиторов и должника в судебных спорах, оспорить сделки и привлечь недобросовестных контролирующих лиц к ответственности. Возможно, именно то, что суды не оценили доводы о связи между усилиями конкурсного управляющего и результатом процедуры, и стало одной из причин для передачи в коллегию», – подытожил он.

Юрист, медиатор, управляющий партнер юридической компании SHAPOVALOVA GROUP Екатерина Шаповалова отметила, что при выплате вознаграждения АУ судам нужно учитывать его персональный вклад в получение прибыли от продажи имущества должника. 

Таким образом, определение суммы процентного вознаграждения арбитражного управляющего вне связи с объемом фактически оказанных им услуг приводит к дисбалансу: создает необоснованные преимущества управляющему, востребовавшему оплату за не оказанную услугу, посредством вторжения в имущественную сферу кредиторов должника, не получивших причитающееся. Дело интересно для судебной практики, так как в этом же деле о банкротстве управляющий в апелляционной инстанции отменил решение о признании его действий (бездействий) незаконными. Вопрос по выплате вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве всегда лотерея. Либо докажешь, что работал и заработал, либо нет.

Екатерина Шаповалова
юрист, медиатор, управляющий партнер Юридическая компания SHAPOVALOVA GROUP
«

Руководитель юридического отдела юридической компании «Стороженко и партнеры» Станислав Нестин отметил, что в рассматриваемом кейсе суды трех инстанций руководствовались устоявшимся трендом о том, что в случае прекращения производства по делу о банкротстве, в том числе в связи с исполнением обязательств должника третьим лицом, проценты по вознаграждению за соответствующую процедуру банкротства не выплачиваются.  

Кроме того, отказывая управляющему в увеличении фиксированного вознаграждения, суды ссылались на признание судом первой инстанции незаконными действий управляющего и нарушение прав третьих лиц, а также недоказанность существенного вклада управляющего в достижение целей соответствующей процедуры банкротства. Имело значение и то, что часть реестра была погашена третьим лицом. Впоследствии определение о признании незаконными действий управляющего было отменено апелляционной инстанцией, а кассационная инстанция засилила постановление апелляции. Очевидно именно отмена акта о признании поведения управляющего противоправным и явилась причиной того, что Верховный суд обратил внимание на данный кейс.

Станислав Нестин
руководитель юридического отдела Юридическая компания «Стороженко и партнеры»
«

По мнению Станислава Нестина, вероятно, Верховный суд выскажется по критериям «существенности» вклада управляющего в достижение целей конкурсного производства – максимального удовлетворения требований кредиторов.

«Спор может быть направлен на новое рассмотрение с указанием суду первой инстанции на необходимость пересмотра дела с учетом отмены судебного акта об установлении противоправности действий управляющего, а также разъяснения высшего суда по данному спору», – отметил он.

По мнению управляющего партнера ЮФ «Медко Групп» Виталия Медко, складывается устойчивое впечатление, что ВС РФ намерен разобраться в вопросах выплаты управляющим процентного вознаграждения. 

Ст. 20.6 закона о банкротстве уже дважды находится под пристальным вниманием ВС РФ. Так, буквально весной 2023 года был рассмотрен нашумевший спор о процентном вознаграждении КУ в деле о банкротстве Волжского терминала (см. статью ВС отменил вознаграждение АУ в 518,4 млн и обязал оценить объем работы управляющего). Теперь же, наоборот, суды при применении ст. 20.6 закона о банкротстве прямо учли усилия КУ по реализации имущества, ординарный характер реализации имущества, влияние действий КУ на достижение целей конкурсного производства. Однако тексты судебных актов не содержат подробной аргументации. Думаю, что ВС РФ постарается конкретизировать в определении предмет доказывания и критерии оценки деятельности КУ для того, чтобы избежать в дальнейшем огульных отказов в удовлетворении процентных требований вознаграждения. Полагаю, что дело будет направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Виталий Медко
юрист, управляющий партнер Юридическая фирма Medko Group
«