Апелляционный и окружной суды лишили временного и конкурсного управляющего ООО «Илиос» (отсутствующего должника) Дениса Тихмянова всего вознаграждения, несмотря на то, что АУ действовал добросовестно.

Денис Тихмянов являлся временным и конкурсным управляющим ООО «Илиос», банкротство которого как отсутствующего должника инициировала ФНС. После прекращения дела о банкротства в связи с отсутствием средств на финансирование Денис Тихмянов попросил суд взыскать с ФНС как инициатора банкротства вознаграждение временного и конкурсного управляющего, компенсацию расходов на процедуры, а также проценты по вознаграждению временного управляющего. Суд первой инстанции признал требование АУ обоснованным. Однако апелляционный и окружной суды отказали АУ в выплате вознаграждения в полном объеме, хотя никаких нарушений в его действиях во время процедуры банкротства выявлено не было. После чего Денис Тихмянов пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 10 апреля (дело А21-8559/2016).

Фабула

ООО «Илиос» по заявлению ФНС было признано банкротом. Временным и затем конкурсным управляющим был утвержден Денис Тихмянов.

 При этом в сентябре 2021 года производство по делу о банкротстве было прекращено на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 закона о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Тихмянов, полагая, что оставшиеся непогашенными вознаграждение и расходы по делу о банкротстве должны быть погашены ФНС как заявителем по делу, потребовал в суде взыскать с ФНС:

161,6 тыс. рублей вознаграждения временного управляющего и расходов, понесенных при проведении в отношении должника процедуры наблюдения,

340,2 тыс. рублей вознаграждения конкурсного управляющего и расходов, понесенных при проведении процедуры конкурсного производства,

60 тыс. рублей процентов по вознаграждению временного управляющего.

Суд первой инстанции взыскал с ФНС 60 тыс. рублей процентов по вознаграждению временного управляющего, а также 501,9 тыс. рублей вознаграждения и расходов, понесенных при проведении в отношении должника процедур наблюдения и конкурсного производства.

Но апелляционный суд, с которым согласилась кассация, отменил определение суда первой инстанции и отказал КУ во взыскании вознаграждения с заявителя по делу. После чего Денис Тихмянов пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 10 апреля 2023 года.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции сослался на:

статьи 20.6, 20.7, 57 и 59 закона о банкротстве,

разъяснения, изложенные в пункте 5 постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве».

Суд указал: 

1

размер фиксированного вознаграждения за процедуры наблюдения и конкурсного производства составляет 143 тыс. руб., фиксированная сумма процентов по вознаграждению временного управляющего составляет 60 тыс. рублей, при этом основания для снижения размера фиксированного вознаграждения и процентов не установлены.

2

расходы в сумме 358,9 тыс. рублей непосредственно связаны с исполнением управляющим возложенных на него обязанностей и документально подтверждены. При этом доказательств необоснованности данных расходов не представлено.

Поскольку средств должника недостаточно для возмещения указанных расходов по делу о банкротстве, суд возложил названные расходы на ФНС как заявителя по делу.

Суд апелляционной инстанции сослался на:

пункт 3 статьи 59 закона о банкротстве,

разъяснения изложенные в пункте 12 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве».

Апелляция указала, что расходы по делу о банкротстве подлежат погашению заявителем только при условии отсутствия достаточных средств и имущества для их погашения у должника.

По мнению апелляционного суда, суд первой инстанции не учел, что правоспособность должника при прекращении производства по делу о банкротстве не утрачена, при этом у должника имеется дебиторская задолженность на общую сумму 1,5 млрд рублей, сведений о списании которой как невозможной ко взысканию, материалы дела не содержат.

Поскольку АУ не представил доказательства обращения к должнику с требованием о взыскании расходов, понесенных в рамках процедуры банкротства, а также невозможности такого взыскания, в том числе в связи с наличием постановления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства ввиду отсутствия у должника имущества, оснований для взыскания с уполномоченного органа вознаграждения управляющего, а также расходов, понесенных при проведении процедур банкротства, не имелось.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что положения пункта 3 статьи 59 закона о банкротстве исключают возможность взыскания с заявителя по делу о банкротстве расходов на выплату суммы процентов по вознаграждению АУ.

Суд округа с выводами суда апелляционной инстанции согласился.

Что думает заявитель

Вопрос ликвидности дебиторской задолженности был предметом оценки суда при рассмотрении ходатайства ФНС о прекращении производства по делу. При этом на бесперспективность взыскания дебиторской задолженности указывал именно уполномоченный орган. Иного имущества у должника нет.

Выводы судов о необходимости предварительного обращения к должнику с требованием о выплате вознаграждения сделаны без учета того обстоятельства, что должник признан банкротом по упрощенной процедуре отсутствующего должника. Именно ФНС установила, что должник создавался с целью транзита денег для получения необоснованной налоговой выгоды в виде незаконного возмещения сумм НДС из бюджета, он никогда не находился по адресу регистрации и у него отсутствовали сотрудники и какое-либо имущество, расходные операции, характеризующие организацию как реально действующую, не производились.

В процессе рассмотрения дела действительное место нахождения должника и его руководителя не установлено. Указанные обстоятельства исключали возможность обращения взыскания причитающегося вознаграждения арбитражного управляющего с недействующего общества.

Выводы апелляционного и окружного судов противоречат выводам, содержащимся в определении суда о прекращении производства по делу о банкротстве.

При этом суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что при фактическом отсутствии у должника имущества, обязанность по выплате вознаграждения АУ и расходов по делу о банкротстве возлагается на заявителя по делу.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Букина И.А. сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию, которая рассмотрит этот спор 10 апреля 2023 года.

Почему это важно

Арбитражный управляющий Павел Замалаев считает этот спор очень интересным. 

Каждый раз удивляюсь тому, как суды стремятся оставить управляющего без вознаграждения или снизить размер этого вознаграждения. Достаточно часто управляющему, чтобы получить свои законные 30 тыс.руб./мес., необходимо пройти долгий путь, который иногда занимает годы (в одном из дел я сужусь за вознаграждение с 2015 года), и это при том, что практически всегда управляющий авансирует расходы на процедуру. Еще сложнее обстоит дело со взысканием процентов по вознаграждению. Пока выглядит так, что ВС РФ решил пересмотреть судебные акты об отказе во взыскании вознаграждения с заявителя по делу - ФНС. На мой взгляд, это будет справедливо.

Павел Замалаев
арбитражный управляющий, основатель Проект #БАНКРОТСТВОПОЧЕСТНОМУ
«

При этом Павел Замалаев отметил, что вероятность того, что суд оставит управляющему процент по вознаграждению временного управляющего (60 тыс. рублей), стремится к нулю, так как в соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» в случае прекращения производства по делу о банкротстве (пункт 1 статьи 57 закона о банкротстве), в том числе в связи с исполнением обязательств должника третьим лицом (статьи 113 и 125 того же закона), проценты по вознаграждению за процедуру банкротства, в ходе которой было прекращено производство, не выплачиваются. «Как следует из материалов дела, производство прекращено в конкурсном производстве, но, думаю, суд применит право по аналогии, раз имущества на процедуру нет, значит нет и оснований для выплаты процентов. Таков мой прогноз», - отметил он.

Конечно, по словам Павла Замалаева, данное дело примечательно еще и тем, что заявитель - ФНС - Уполномоченный орган, представляющий РФ (соответственно, предполагается, что и вознаграждение АУ будет взыскано с государства).

«Тем интереснее будет дождаться судебного акта. Надеюсь, что 10 апреля 2023 года мы получим определение, которое позволит управляющему в конкретном деле получить законное вознаграждение, которое он пытается взыскать не первый год; а всем остальным управляющим упростит взыскание вознаграждения с заявителей в будущем», - подытожил Павел Замолаев.

Руководитель проектов ProLegals Ирина Беседовская отметила, что указанный спор, несомненно, вызывает интерес, так как вопрос взыскания вознаграждения при прекращении дела о банкротстве по мотивам отсутствия денежных средств, достаточных для финансирования процедуры, является достаточно острым для арбитражных управляющих.

Ирина Беседовская отметила непоследовательное поведение уполномоченного органа в данном конкретном деле о банкротстве:

ИФНС является инициатором (заявителем) дела о банкротстве отсутствующего должника, то есть инспекция, обращаясь в суд, заведомо понимала, что должник реальную деятельность никогда не осуществлял и являлся транзитной компанией;

именно ИФНС направила в суд ходатайство о прекращении дела о банкротстве в связи с отсутствием имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве.

При этом, по словам Ирины Беседовской, анализ дела о банкротстве показал, что АУ, действуя добросовестно, дебиторскую задолженность выявил и проинвентаризировал.

Арбитражный управляющий (учитывая структуру дебиторской задолженность и ее безнадежность ко взысканию) неоднократно выносил на собрание кредиторов вопрос о порядке и способе распоряжения указанной дебиторской задолженностью (собрания от 06.08.2021 года и 27.08.2021 года). При этом каждый раз на собрании кредиторов ИФНС голосовала против выбора способа распоряжения правами требования дебиторской задолженности и против утверждения Положения о порядке, способе и условиях реализации дебиторской задолженности. В такой ситуации, учитывая поведение ИФНС, судам нижестоящих инстанций не следовало формально подходить к вопросу взыскания вознаграждения и ограничиваться выводами о том, что у должника имеется дебиторская задолженность и правоспособность не утрачена. Следовало также учесть, что при рассмотрении вопроса о прекращении дела о банкротстве именно ИФНС представила пояснения и доказательства в части того, что в отношении дебиторов должника возбуждены дела о несостоятельности (банкротстве).

Ирина Беседовская
партнер S&B Consult
«

По мнению Ирины Беседовской, следовало также учесть, что при прекращении дела о банкротстве суд первой инстанции установил, что имущество у должника отсутствует, реальная перспектива формирования конкурсной массы и возможности погасить уже имеющиеся текущие судебные расходы и которые возникнут в будущем, не доказана, а это исключает возможность в будущем что-либо взыскать с должника.

«При этом, если дело прекращается на основании абзаца восьмого п. 1 ст. 57 закона о банкротстве - заявитель обязан будет погасить расходы, произведенные к моменту завершения дела, в части, не погашенной за счет имущества должника, за исключением расходов на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего (п. 2 ст. 59 закона о банкротстве). С учетом фактических обстоятельств спора полагаю, что ВС РФ отменит судебные акты нижестоящих инстанций и направит спор на новое рассмотрение», - рассказала Ирина Беседовская.

Руководитель екатеринбургского офиса юридической фирмы Арбитраж.ру Артем Комсюков отметил, что суды апелляции и округа при принятии оспариваемых постановлений исходили не из положений законодательства, а из «правильной» позиции о сбережении средств бюджета.

На самом деле, многие сталкиваются с таким «правильным» подходом судов, что разрушает веру в правосудие и справедливость. Между тем, налоговая инспекция не имеет какого-либо исключительного статуса и, соответственно, должна нести ответственность за свою деятельность в той же мере, что и иные субъекты. Действующее законодательство прямо предусматривает возмещение заявителем по делу всех расходов управляющего, если у должника нет имущества. Для этих целей для ФНС есть специальные разъяснения, которые запрещают им настаивать на введении процедур несостоятельности при отсутствии подтверждения возможности финансирования банкротства за счет должника или иных кредиторов. Поэтому я считаю, что будет абсолютно верно, если Верховный Суд РФ отменит данные постановления и оставит в силе определение суда первой инстанции.

Артем Комсюков
юрист, руководитель офиса г. Екатеринбург BFL | Арбитраж.ру
«

Директор ААУ «ЦФОП АПК» Александр Полонянкин отметил, что зачастую (более 70%) банкротящихся юридических лиц не имеют имущества, конкурсный же управляющий предпринимает довольно большой объемный перечень действий, направленных на защиту интересов кредиторов и уполномоченного органа в виде истребования документов должника, их анализа, оспаривания сделок и работы с дебиторской задолженностью. 

Порой работа по формированию конкурсной массы отсутствующих и обычных должников схожа. Почему арбитражный управляющий, добросовестно отработавший процедуру банкротства, может не получить вознаграждение лишь из-за виртуальных цифр в балансе должника или фактической невозможности взыскания, при чем судом при прекращении дана оценка дебиторке как нереальной ко взысканию?

Александр Полонянкин
директор Ассоциация арбитражных управляющих «Центр финансового оздоровления предприятий агропромышленного комплекса» (ЦФОП АПК)
«