Верховный суд рассмотрел спор, в котором нижестоящие суды отказали генподрядчику в проведении зачета взаимных требований сторон из-за банкротства подрядчика.

ООО «Гранд» вначале как субподрядчик, а потом как подрядчик выполняло для АО «Главное управление обустройства войск» комплекс работ по зданию военного городка. Поскольку генподрядчик полностью не рассчитался за работы, ООО «Гранд» потребовало взыскать с генподрядчика 165 млн рублей. Генподрядчик в ответ уведомил истца о взаимозачете долга и начисленной подрядчику неустойки за несвоевременно выполненные работы. Нижестоящие суды, тем не менее, удовлетворили иск в полном объеме. Они указали, что ООО «Гранд» находится в процедуре банкротства и поэтому зачет встречного однородного требования невозможен. Генподрядчик подал жалобу в Верховный суд, указав, что действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве. Экономколлегия отправила этот спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-222003/2019).

Предыстория

АО «Главное управление обустройства войск» (генподрядчик, заказчик, ГУОВ) и ООО «Инженерное бюро «Хоссер» (подрядчик) в 2014 году заключили договор на полный комплекс работ по объекту: «Здание инвентарный № 16 военного городка № 59». К выполнению работ по контракту подрядчик привлек в качестве субподрядчика ООО «Гранд».

В апреле 2016 года генподрядчик, подрядчик и субподрядчик подписали соглашение, по которому произведена замена стороны в обязательстве по основному договору. В итоге права и обязанности подрядчика по договору были переданы ООО «Гранд».

Ссылаясь на ненадлежащее исполнение АО «ГУОВ» обязательств по оплате выполненных работ, ООО «Гранд» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с генподрядчика 165 млн рублей.

Суд первой инстанции иск удовлетворил. Апелляционный и окружной суд оставили решение без изменения. После чего АО «ГУОВ» подало кассационную жалобу в Верховный суд. Экономколлегия ВС отправила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Что решили нижестоящие суды

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции АО «ГУОВ» заявило, что уведомило ООО «Гранд» о зачете начисленной последнему неустойки за несвоевременное выполнение работ по договору в размере 336 млн рублей с задолженностью управления по оплате стоимости выполненных работ по договору.

Однако суды заявление генподрядчика о проведении зачета отклонили.

Чем руководствовались: удовлетворяя иск, суды первой и апелляционной инстанций руководствовались:

статьями 309, 310, 702, 711, 720, 753 Гражданского кодекса,

пунктом 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда».

Суды исходили из доказанности факта выполнения ООО «Гранд» работ на заявленную сумму и наличия у генподрядчика обязанности по оплате их результата.

статьи 411 Гражданского кодекса,

статей 63, 142 закона о банкротстве.

Суды указали, что в октябре 2019 года ООО «Гранд» признано банкротом. Зачет встречного однородного требования не допускается с даты возбуждения в отношении одной из сторон дела о банкротстве (пункт 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»), поэтому оснований для проведения зачета нет.

Что думает заявитель

АО «ГУОВ» настаивает, что вывод судов о невозможности проведения зачета требований ввиду признания ООО «Гранд» банкротом противоречит правовой позиции, изложенной в определениях СКЭС Верховного Суда РФ:

от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946,

от 12.03.2018 № 305-ЭС17-17564,

от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744,

от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075,

от 11.06.2020 № 305-ЭС19-18890.

Согласно позиции ВС в указанных делах, действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве. Причина - в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения - причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования.

Заявитель указывает, что направленное им уведомление о зачете является реализацией его права на осуществление взаиморасчетов по договору с целью определения итогового обязательства одной из сторон, которое в данном случае необходимо квалифицировать как проведение сальдо взаимных требований.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Н.С. Чучунова сочла доводы заявителя заслуживающими внимания и передала жалобу на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Правовое обоснование: в соответствии со статьями 702, 708, 709 и 720 ГК РФ обязательственное правоотношение по договору подряда состоит из двух основных встречных обязательств, определяющих тип этого договора: обязательства подрядчика выполнить в натуре работы надлежащего качества в согласованный срок и обязательства заказчика уплатить обусловленную договором цену в порядке, предусмотренном сделкой (статья 328 ГК РФ).

Так, в силу пункта 1 статьи 711 ГК РФ, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок.

Из встречного характера таких обязательств и положений пунктов 1 и 2 статьи 328 ГК РФ следует, что в случае ненадлежащего исполнения принятого подрядчиком основного обязательства им не может быть получена та сумма, на которую он мог рассчитывать, если бы исполнил это обязательство должным образом (в том числе с соблюдением установленных сроков).

По существу: ГУОВ в суде первой инстанции сослалось на наличие на стороне ООО «Гранд» обязанности по уплате договорной неустойки за нарушение сроков выполнения работ. Заявив о начислении неустойки, ГУОВ, тем самым, по сути, просило суд определить итоговую сумму задолженности по договору с учетом допущенного подрядчиком нарушения.

Однако нижестоящие суды, ограничившись указанием на направление ГУОВ уведомления о зачете взаимных требований после возбуждения в отношении ООО «Гранд» дела о банкротстве, не проанализировали условия договора об ответственности сторон, не проверили обоснованность начисления заказчиком неустойки за нарушение подрядчиком сроков выполнения работ и ее размер с целью осуществления окончательного взаиморасчета сторон по договору.

Предыдущая практика ВС: сделав вывод о невозможности проведения зачета взаимных требований в связи с возбуждением в отношении ООО «Гранд» дела о банкротстве, нижестоящие суды не приняли во внимание изложенную в определении СКЭС Верховного суда от 02.09.2019 № 304-ЭС19-11744 правовую позицию, согласно которой действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений, вытекающего из существа подрядных отношений и происходящего в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 закона о банкротстве. Причина в том, что в случае сальдирования отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения - причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования.

Аналогичный правовой подход был выражен также в определениях СКЭС Верховного суда от 29.01.2018 № 304-ЭС17-14946, от 12.03.2018 № 305-ЭС17-17564, от 29.08.2019 № 305-ЭС19-10075.

Итог: Экономколлегия ВС отправила спор на новое рассмотрение в арбитражной суд первой инстанции.

Почему это важно

Партнер «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков отметил, что позиция Верховного суда продолжает ранее озвученную в судебных актах высшей судебной инстанции позицию о либерализации подходов к проведению зачета в банкротстве и установления критериев для его осуществления.

Идея не нова: сам Верховный суд РФ в комментируемом определении ссылается на ряд судебных актов, в которых выражена идентичная идея: зачет в банкротстве возможен в случаях, когда требования тесно связаны между собой и имеют встречный характер – как в подрядных обязательствах. Практика Верховного суда РФ по подряду в данном случае единообразна и довольно многочисленна, однако даже несмотря на это вряд ли можно оценить положительно практику по этому же вопросу нижестоящих судов, которые регулярно допускают ошибки, отказывая сторонам подрядных отношений в проведении зачета, если одна из сторон является банкротом. Разумеется, связано это прежде всего с наличием в российском законодательстве запрета на проведение зачета в банкротстве и возможность оспаривания таких сделок по специальным основаниям : ВС РФ, принимая упомянутые судебные акты, не установил четкие критерии для проведения подобного «автоматического» зачета, что обуславливает отсутствие единства в практике нижестоящих судов.

Олег Пермяков
адвокат, партнер юридическая фирма «Рустам Курмаев и партнеры»
«

Следовательно, по словам Олега Пермякова, открытым остается вопрос относительно того, каким критериям должны удовлетворять встречные обязательства для возможности проведения сальдирования без рисков оспаривания.

«Комментируемое определение ответа на этот вопрос не содержит, исправляя лишь единичную ошибку нижестоящих судов (что, как видно из количества определений ВС РФ по этому вопросу, бывает довольно часто), однако следует выразить надежду на то, что такие критерии путем проб и ошибок будут выработаны судебной практикой, что повысит уровень правовой определенности и обеспечит формирование понятных подходов к осуществлению зачета в банкротстве. Пока же суды вынуждены ориентироваться на такие абстрактные категории как тесная связь встречных обязательств между собой, которая обуславливает автоматический характер зачета, существенно ограничивающую возможности оспаривания», - подытожил Олег Пермяков.

По словам старшего юриста Tomashevskaya & Partners Ксении Томилиной, анализируемое Определение ВС является очередным актом в поддержку допустимости сальдирования в банкротстве и продолжающейся тенденции на расширение данного института. 

Так, например, вопрос сальдирования долга против неустойки в договоре подряда уже рассматривался Верховным Судом РФ, также подтвердившим правомерный характер такого сальдирования (Определение ВС РФ от 10.12.2020 № 306-ЭС20-15629). При этом обращает на себя внимание идея, отображенная в новом Определении ВС о том, что, обращаясь к суду с требованием о сальдировании, сторона обязательства, по сути, просит определить итоговую сумму задолженности с учетом допущенных нарушений. В самом деле, при сальдировании требований, возникающих из ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, размер ответственности подлежит доказыванию кредитором, а при наличии на то оснований корректировке со стороны суда с помощью предусмотренных законодательством механизмов (применительно к неустойке таковым является ст. 333 ГК РФ). В свете имеющегося Определения мы полагаем, что подход Верховного Суда РФ к институту сальдирования в банкротстве меняться не будет.

Ксения Томилина
старший юрист Tomashevskaya & Partners
«

С другой стороны, по словам Ксении Томилиной, заслуживает размышлений вопрос допустимости сальдирования требования, принадлежащего кредитору, о выплате неустойки против требования должника об уплате денежной суммы, составляющей существо обязательства: на первый взгляд сальдирование такой неустойки может иметь признаки оказания предпочтения перед другими кредиторами, поскольку при предъявлении такого требования к включению в реестр требований кредиторов в общем порядке оно бы подлежало погашению после расчетов по основным долгам должника.

Юрист BGP Litigation Антон Батурин также отметил, что это не первое дело, где Верховный суд допускает возможность сальдирования требований по основному долгу против требования по финансовым санкциям.

Ранее такую позицию ВС высказывал в определении от 02.02.2021 по делу № 305-ЭС20-18448. Однако такое расширительное толкование может приводить к злоупотреблениям со стороны заказчиков. Они могут пользоваться такой позицией, чтобы избегать оплаты подрядчикам-банкротам. В крупных договорах подряда, условия которых формулируются заказчиками, как правило, достаточно детально прописаны условия ответственности подрядчиков. Поэтому заказчикам будет достаточно легко найти основания для начисления неустойки, а конкурсному управляющему подрядчика, который обладает поверхностной информацией о ходе строительства, будет сложно что-то этому противопоставить.

Антон Батурин
адвокат, юрист юридическая фирма BGP Litigation
«