КУ успешно оспорил сделки банкрота по продаже активов. Однако суды отказали управляющему в истребовании у ГИБДД информации и документов о собственниках перепроданного имущества.

В рамках банкротства ООО «Интэкс» по заявлению конкурсного управляющего суд признал незаконными сделки по продаже должником транспортных средств. Однако покупатели уже перепродали ТС. КУ, намереваясь подать виндикационные иски, попросил суд истребовать в ГИБДД информацию о новых собственниках транспортных средств. Но суды первой и апелляционной инстанций отклонили требование управляющего как необоснованное. КУ пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть спор 9 марта 2023 года (дело А40-4514/2019).

Фабула

ООО «Интэкс» было признано банкротом. В рамках процедуры банкротства суд в феврале 2022 года на основании статьи 61.2 закона о банкротстве признал недействительными несколько договоров купли-продажи транспортных средств, заключенных ООО «Интэкс» (продавцом) и Иманшафи Магомедовым (покупателем).

Применены последствия недействительности сделок, в том числе, в виде взыскания 5,8 млн рублей с Магомедова в возмещение стоимости имущества, переданного ООО «Интэкс» по недействительным договорам – крана, тягача, полуприцепа-цистерны и комбинированной машины.

Другим определением суда первой инстанции на основании статьи 61.2 закона о банкротстве признан недействительным договор купли-продажи автобетоносмесителя, заключенный ООО «Интэкс» (продавцом) и Запиром Магомедовым (покупателем). Применены последствия его недействительности в виде обязания Магомедова возвратить в конкурсную массу автобетоносмеситель.

Сославшись на то, что Магомедовы произвели дальнейшее отчуждение транспортных средств, полученных по недействительным подозрительным сделкам, а для их поиска и решения вопроса о возможности предъявления виндикационного иска к новым владельцам необходимо получить сведения об этих владельцах и сделках, на основании которых последние приобрели имущество, КУ попросил суд истребовать соответствующую информацию в ГИБДД МВД России.

Суд первой инстанции, с которым согласилась апелляция, отказал КУ в удовлетворении заявлении. Окружной суд возвратил КУ кассационную жалобу, сославшись на то, что эти судебные акты не подлежат обжалованию в суд округа.

Управляющий пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть спор 9 марта 2023 года.

Что решили нижестоящие суды

Отказывая в удовлетворении заявления, суды исходили из того, что права кредиторов ООО «Интэкс» защищены – спор о последствиях недействительности сделок разрешен в их пользу, ООО «Интэкс» присуждены денежные средства (по договорам, заключенным с Иманшафи Магомедовым) и имущество в натуре (автобетоносмеситель; по договору, заключенному с Запиром Магомедовым).

При этом конкурсный управляющий ООО «Интэкс» не представил доказательств обращения в службу судебных приставов-исполнителей для получения автобетоносмесителя в порядке исполнительного производства. 

Что думает заявитель

КУ ООО «Интэкс» ссылается на то, что наличие судебного акта о признании недействительными сделок, совершенных должником в преддверии банкротства, само по себе не препятствует предъявлению виндикационного иска к конечным приобретателям отчужденного по таким сделкам имущества.

Без содействия суда, рассматривающего дело о банкротстве, КУ лишен возможности установить надлежащего ответчика по виндикационному иску и проанализировать сведения, необходимые для разрешения вопроса о целесообразности его подачи. Отказ суда в оказании содействия сделал невозможным выполнение всех мероприятий, необходимых для пополнения конкурсной массы.

Что решил Верховный суд

Судья И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию, которая решила рассмотреть спор 9 марта 2023 года.

Почему это важно

По словам адвоката Delcredere Александра Спиридонова, то, что суд применил последствия недействительности сделки, не лишает конкурсного управляющего права на иск о виндикации спорного имущества (конечно, если определение о взыскании стоимости вещи не было исполнено и деньги не поступили на счет должника).

Конкурсный управляющий мог обратиться с заявлением об истребовании доказательств, чтобы получить нужные сведения для будущего виндикационного иска. Ошибочно отказывать ему в истребовании лишь потому, что ранее суды рассмотрели спор о недействительного сделки. Вероятно, Верховный суд РФ укажет на это при рассмотрении кассационной жалобы. С другой стороны, суды не отразили, предпринимал ли конкурсный управляющий какие-то действия для самостоятельного получения нужных доказательств, направлял ли запросы в МВД и т. д. Ведь одно из условий для истребования доказательств – невозможность самостоятельного получения нужных сведений.

Александр Спиридонов
адвокат Коллегия адвокатов Delcredere
«

Директор юридического департамента, партнер АО «Центр по работе с проблемными активами» Константин Богородицкий отметил, что в данном споре суды отказали конкурсному управляющему в истребовании документов, содержащих информацию о новых владельцах транспортных средств, и ограничились указанием на то, что сделки должника были оспорены и по ним применены последствия недействительности, а, следовательно, права кредиторов защищены в полном объеме. 

Стоит отметить, что указание судов на отсутствие доказательств возбуждения исполнительного производства на основании вынесенных судебных актов никак не может служить препятствием к истребованию сведений о конечных покупателях. При этом фактически решения судов о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности не могли быть исполнены в натуре в силу дальнейшего отчуждения выбывших активов. Основной задачей управляющего в банкротстве является пополнение конкурсной массы должника, а основным механизмом возврата имущества, отчужденного в преддверии банкротства является виндикационный иск, позволяющий предъявить требование к конечному покупателю в условиях отсутствия доказательств того, что цепочка сделок по отчуждению актива являлась единой сделкой. При неполучении сведений о конечных приобретателях активов возможность применения виндикации фактически заблокирована.

Константин Богородицкий
директор юридического департамента Юридическая компания «Центр по работе с проблемными активами»
«

Представляется, что ВС РФ в данном споре займет сторону КУ, поскольку отказ в истребовании сведений о новых собственниках выбывших из конкурсной массы активов, не направлен на защиту прав кредиторов, считает Константин Богородицкий. «Данный подход ложится в канву ранее взятого курса ВС РФ, который направлен на обеспечение содействия управляющему в получении информации и документов, необходимых для надлежащего ведения банкротных дел», - отметил он.

Адвокат, юрист BGP Litigation Евгений Мишин отметил, что Верховный суд продолжает цементировать неоднократно высказанную позицию о том, что заинтересованное лицо может неоднократно использовать разные способы правовой защиты до полного возмещения своих имущественных потерь.

Как следует из судебных актов нижестоящих инстанций, суды не ставили под сомнение наличие у арбитражного управляющего права истребовать сведения об отчужденном имуществе должника и о его новых владельцах. Вместе с тем, суды отказали в ходатайстве, посчитав, что права кредиторов должника уже защищены, поскольку первые ранее сделки должника с этим имуществом уже были оспорены. Такой подход прямо противоречит разъяснениям Верховного суда и ограничивает возможности кредиторов по наиболее полному удовлетворению требований. Если первая сделка с имуществом должника была оспорена, но фактическое погашение не произошло, у заинтересованных лиц остаются права, во-первых, оспорить последующие сделки с имуществом (см. определение СКЭС ВС РФ от 11.10.2022 № 307-ЭС22-6119), во-вторых, обратиться с иском о виндикации имущества у последнего владельца (см. п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением гл. III.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Евгений Мишин
старший юрист, адвокат Юридическая фирма VERBA Legal
«

По словам Евгения Мишина, вероятно, по итогам рассмотрения жалобы на судебные акты об отказе в истребовании сведений, Верховный суд займет аналогичную позицию и укажет, что поскольку реальное исполнение судебных актов об оспаривании первых сделок с имуществом не произошло, конкурсный управляющий вправе дальше продолжить борьбу за эти активы, для чего ему нужны сведения из ГИБДД. На вероятность такого исхода прямо указывает приведенное в определении обоснование кассационной жалобы конкурсного управляющего.

Партнер юркомпании Генезис Василий Сосновский отметил, что выводы судов прямо противоречат пункту 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы Ш.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление № 63), согласно которому принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи не препятствует удовлетворению иска о ее виндикации.

Целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов должника-банкрота. С этой целью конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц. В пункте 16 Постановления № 63 закреплено, что если первая сделка по отчуждению имущества должника будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам статей 301 и 302 ГК РФ. При этом принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи не препятствует удовлетворению иска о ее виндикации.

Василий Сосновский
юрист, партнер Юридическая компания «Генезис»
«

По словам Василия Сосновского, выводы судов о том, что вопрос об имуществе должника разрешен при применении последствий недействительности сделок в рамках дела о банкротстве должника, а также о том, что не представлены доказательства обращения в службу судебных приставов для исполнения одного из определений о признании сделки недействительной, противоречат содержанию пункта 16 Постановления № 63.