Мораторий на банкротство – реалия настоящего времени, вызывающая в сообществе юристов множество споров из-за неоднозначности последствий введенных ограничений и обеспечения соблюдения интересов всех субъектов. Какие цели преследовало Правительство РФ при введении тотального моратория? Имеются ли основания для его продления?

Начиная с конца 2022 года и по настоящее время США, странами ЕС, рядом южноамериканских, африканских и азиатских государств, а также международными организациями против России принимаются санкции политического и экономического характера, направленные на дестабилизацию внутригосударственной экономики, для оказания влияния на Россию в связи с ситуацией в Украине.

В условиях фактически ежедневно оказываемого давления на экономику страны вследствие вводимых санкций, по своему масштабу и количеству не сравнимых с принимаемыми в прошлом в отношении как России, так и любого другого государства, Правительство РФ с целью регулирования ситуации на рынке и недопущения кризиса обязано действовать оперативно и в этой связи использовать имеющиеся в его распоряжении механизмы.

Еще в апреле 2020 года в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» был закреплен один из действенных механизмов, позволяющих Правительству РФ в исключительных случаях для стабилизации экономики вводить на территории страны мораторий на возбуждение дел о банкротстве.

Введение механизма, содержащегося в отдельной норме – статье 9.1 закона о банкротстве, было обусловлено беспрецедентной на тот момент ситуацией на мировом, а также на наиболее зависимом от экспортно-импортных отношений национальном рынке, грозившей масштабным обвалом ряда секторов экономики страны, связанным с эпидемией коронавирусной инфекции международного масштаба.

Негативное влияние на мировую экономику вследствие введенного на территории каждого пострадавшего от коронавирусной инфекции государства карантина оказали: снижение цен на нефть, сокращение сектора услуг и снижение производственной активности, хаос на фондовых рынках и снижение доходности облигаций, закрытие странами своих границ, что, в свою очередь, отрицательно сказалось на туристической деятельности, привело к глобальным перебоям поставок из-за проблем с логистикой и перевозками.

Столь серьезных и стремительных экономических изменений, которые на тот момент стали основной причиной девальвации национальной валюты, в России не наблюдалось даже после введенных в марте 2014 года санкций

Столь серьезных и стремительных экономических изменений, которые на тот момент стали основной причиной девальвации национальной валюты, в России не наблюдалось даже после введенных в марте 2014 года странами ЕС и США санкций, последствиями которых стали, в частности, отток иностранного капитала и сокращение инвестиционных программ, ограничение доступа российских банков к дешевым кредитным ресурсам и увеличение инфляции более чем на 7 %.

Учитывая серьезность сложившейся ситуации на фоне санкций, повально принимаемых иностранными государствами и международными организациями начиная с конца февраля 2022 года против России, Правительство РФ, руководствуясь механизмом, предусмотренным нормой статьи 9.1 закона о банкротстве, постановлением от 28 марта 2022 года № 497, ввело мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, действующий в период с 1 апреля 2022 года по 1 октября 2022 года на территории всей страны.

Итак, если обобщить изложенное ранее в отношении моратория на возбуждение дел о банкротстве в период действия ограничений, связанных с коронавирусной инфекцией («ковидный» мораторий), а также вследствие введенных против России иностранными странами и международными организациями санкций («санкционный» мораторий) очевидным становится, что в обоих случаях Правительством РФ преследовалась единая цель – оказание поддержки бизнесу для предоставления возможности выйти из сложной финансовой ситуации и вернуться к нормальной хозяйственной деятельности, иными словами, обеспечение стабильности экономики в целом.

Реализация указанной цели, по замыслу законодателя, осуществляется посредством предоставления пострадавшему вследствие ухудшения экономической ситуации в стране бизнесу времени для перестраивания процесса хозяйственной деятельности: поиска новых партнеров и источников финансирования, поставщиков и рынков сбыта, а также реструктуризации уже имеющейся задолженности перед контрагентами, чтобы выход из моратория был менее болезненным для всех сторон правоотношений.

Если говорить об отличиях между «ковидным» и «санкционным» мораториями, то следует выделить основное и наиболее обсуждаемое (скорее даже спорное, поскольку среди юристов нет единого мнения относительно оправданности предпринятых мер) ввиду его неоднозначности для целей стабилизации экономики – круг лиц, на которых распространяются ограничения, установленные положениями статьи 9.1 Закона о банкротстве.

«Ковидный» мораторий распространялся на организации и индивидуальных предпринимателей в определенных отраслях деятельности, наиболее пострадавших от пандемии COVID-19

Так, «ковидный» мораторий распространялся на организации и индивидуальных предпринимателей в определенных отраслях деятельности, так называемых «наиболее пострадавших от пандемии COVID-19», перечень которых был определен Правительством РФ постановлением от 3 апреля 2020 года № 434, а также на организации, включенные в перечень системообразующих.

При этом, перечень лиц, подпадающих под действие моратория в период распространения коронавирусной инфекции, мог быть расширен Правительством РФ на основании соответствующего постановления, что подтверждается, в частности, абзацем 2 пункта 3 постановления Пленума ВС РФ от 24.12.2020 № 44.

Сам факт отнесения должника, в отношении которого кредитором в период действия моратория подано заявление о признании банкротом, к определенной Правительством РФ отрасли деятельности или системообразующим предприятиям в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 9.1 закона о банкротстве являлся основанием для возврата такого требования заявителю, что, несомненно, свидетельствует о формальном подходе, закрепленном в норме рассматриваемой статьи.

Подобный формализм действительно позволял должникам в период «ковидного» моратория продолжать ведение хозяйственной деятельности и поиск выхода из кризисного состояния без оглядки на возможное возбуждение дела о банкротстве, однако для кредиторов все складывалось не столь положительно, поскольку директива пунктов 1 и 2 статьи 9.1 закона о банкротстве не учитывала такие обстоятельства, как основание возникновения у должника задолженности перед кредитором, которая могла образоваться вовсе не ввиду финансовых затруднений, опосредованных распространением коронавирусной инфекции.

Необоснованность такого формального подхода к распространению на должника моратория лишь ввиду соответствия основного вида его деятельности коду ОКВЭД, определенному Правительством РФ в соответствующем перечне, имеет место, в частности, в судебном акте, принятом Арбитражным судом Поволжского округа по делу № А06-3111/2020.

В рамках указанного спора по рассмотрению обоснованности заявления ООО «Астраханские тепловые сети» о признании МУП г. Астрахани «Колос» несостоятельным (банкротом) суды посчитали необходимым возвратить кредитору заявление, поскольку код основного вида деятельности должника «относится к перечню отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции», несмотря на то что задолженность указанного лица перед кредитором образовалась в 2018–2019 годах, т.е. задолго до эпидемии.

Формализм нормы пунктов 1 и 2 статьи 9.1 Закона о банкротстве также проявляется в противоположной ситуации: когда признаки несостоятельности у должника возникли в связи с негативными экономическими последствиями, вызванными эпидемией коронавирусной инфекции, а код основного вида деятельности такого должника не входит в перечень кодов наиболее пострадавших отраслей российской экономики, как в случае, рассматриваемом в рамках дела № А56-8604/2021.

Незначительный рост процедур конкурсного производства, зафиксированный в первом квартале 2022 года, является отлагательным эффектом еще ковидного моратория, который закончился в начале 2021 года. Дела о банкротстве, возбужденные еще в период 2021 года, по которым были введены процедуры наблюдения, только сейчас переходят в конкурсное производство. Но даже видя такой отлагательный эффект сейчас количество корпоративных банкротств не достигает показателей первого квартала доковидного 2019 года.

Илья Торосов
первый заместитель министра экономического развития РФ
«

 Введенный в настоящее время мораторий распространяется не на ограниченный круг организаций, а на всех граждан, ИП, а также на все организации, за исключением застройщиков проблемных объектов. Он даст должникам возможность справиться с текущими трудностями, наладить свои дела, найти новые источники дохода и укрепить финансы, не закрывая компанию или бизнес, не увольняя сотрудников.

Проведенный законодателем и органами судебной и исполнительной власти анализ опыта «ковидного» моратория, а также сформированные прогнозы неблагоприятных последствий от введенных против России санкций, вероятно, явились причиной избрания иного подхода при определении круга лиц, на которых должен быть распространен новый мораторий. Ограничения, установленные положениями статьи 9.1 Закона о банкротстве, действуют по общему правилу, в отношении всех, кроме застройщиков объектов, попавших в реестр проблемных.

Соответственно, распространение моратория не на отдельных лиц, код основного вида деятельности которых указан в перечне наиболее пострадавших отраслей российской экономики, а на всех участников гражданско-правовых отношений: юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан, за исключением проблемных застройщиков, является основным отличием «санкционного» моратория от «ковидного».

Причины, вызвавшие объявление моратория, носят внеотраслевой характер; ограничение внешнеторговых операций и инфляция прямо или опосредованно сказываются на всех участниках гражданского оборота, в связи с чем универсальный круг должников, в отношении которых применим мораторий, оправдан.

Алексей Майстренко
старший юрист консалтинговая группа РКТ
«

Действительно, как уже отмечалось ранее, масштаб и количество санкций, принятых в отношении России иностранными государствами и международными организациями, беспрецедентны, вследствие чего в целях недопущения обвала национального рынка меры, направленные на поддержку бизнеса, должны также распространяться на всех лиц, поскольку в сложившейся ситуации невозможно определить наиболее пострадавшую отрасль российской экономики: пострадавшими являются все, начиная с производителей и заканчивая потребителями продукции, работ и услуг.

В существующих реалиях мораторий для большинства российских компаний, особенно для тех, деятельность которых была завязана на иностранных поставщиков, является положительным явлением и даст передышку такому бизнесу.

Светлана Бородкина
советник практики корпоративных конфликтов и банкротств «ССП-Консалт»
«

Конечно, невозможно рассчитывать на добросовестность всех участников гражданско-правовых отношений, ведь введенный «санкционный» мораторий может быть использован должниками и контролирующими их лицами не в целях реабилитации бизнеса, а для вывода имеющихся активов, о чем уже необходимо задуматься, поскольку эффективных механизмов защиты кредиторов от такого злоупотребления, к сожалению, не имеется в настоящее время.

Как я уже отмечала, в отношении лиц, подпадающих под действие моратория на банкротство, распространяются ограничения, определенные пунктами 2 и 3 статьи 9.1 закона о банкротстве и имеющие своей целью оказание поддержки бизнесу для предоставления возможности выйти из сложной финансовой ситуации и вернуться к нормальной хозяйственной деятельности.

Указанные ограничения, по замыслу законодателя, направлены не только на соблюдение интересов должника, но и на защиту прав независимых кредиторов от действий недобросовестных организаций и контролирующих их лиц, а также индивидуальных предпринимателей и граждан, которые в целях ухода от исполнения обязательств перед третьими лицами за время моратория на банкротство вознамерятся вывести свои активы.

Несмотря на то что постановлением Правительства РФ от 28 марта 2022 года № 497 мораторий на банкротство введен на определенный период – с 1 апреля 2022 года по 1 октября 2022 года, существует вероятность продления срока его применения на основании соответствующего постановления, как в случае с «ковидным» мораторием.

Как я уже писала, введение на территории страны тотального моратория было обусловлено принятием зарубежными государствами и международными организациями против России санкций политического и экономического характера, направленных на дестабилизацию внутригосударственной экономики, для оказания влияния на Россию в связи с ситуацией в Украине.

Указанные санкции уже привели к ряду последствий, наиболее существенными из которых для экономики страны являются отток иностранного капитала и сокращение инвестиционных программ, приостановка деятельности или уход с национального рынка компаний – резидентов зарубежных государств, расторжение такими организациями контрактов с российскими контрагентами и др.

Согласно статистическому релизу Федресурса, а также данным, представленным в ЕФРСБ, в первом квартале 2022 года четко отслеживается рост числа корпоративных банкротств по сравнению с аналогичным периодом 2021 года на 6,4 % (2544 юридических лица), который, как утверждает Алексей Юхнин, руководитель Федресурса, «продолжает тенденцию прошлого года, но все еще ниже “доковидного” уровня».

Он также отмечает, что основная часть процедур по инициации банкротства принадлежит кредиторами (68,9%), после которых по числу возбужденных дел о признании должников несостоятельными следует уполномоченный орган (ФНС России в лице своих территориальных органов), также, фактически являющийся кредитором.

Введенный Правительством РФ мораторий способствовал сокращению числа инициированных банкротств по заявлениям кредиторов и предотвращению волны новых дел

Изложенное свидетельствует о том, что введенный Правительством РФ на территории страны мораторий, распространяющийся на всех юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан (за исключением застройщиков объектов, попавших в реестр проблемных), способствовал сокращению числа инициированных банкротств по заявлениям кредиторов и предотвращению волны новых дел.

Кроме того, принятые санкции также сказались на физических лицах, которые наименее защищены от негативных экономических изменений и в связи с приостановлением деятельности иностранных компаний или закрытием ими бизнеса на территории России потеряли работу, что привело к росту уровня безработицы до показателя в 4,4 %.

Вследствие лишения национальной экономики примерно 2 млн рабочих мест к концу 2022 года уровень безработицы в России составит 7,1–7,8 %, и лишь к лету 2023 года рынок труда начнет восстанавливаться

Вместе с тем из прогноза экспертов Центра стратегических разработок (ЦСР) следует, что вследствие лишения национальной экономики примерно 2 млн рабочих мест к концу 2022 года уровень безработицы в России составит 7,1–7,8 % и лишь к лету 2023 года рынок труда начнет восстанавливаться.

В этой связи полагаем, что у Правительства РФ имеются все основания для продления срока моратория на банкротство, но продленный мораторий, вероятнее всего, не будет тотальным, как действующий сейчас, поскольку это будет нецелесообразно, ведь, очевидно, что от принятых против России санкций пострадали не все субъекты хозяйственной деятельности, о чем свидетельствует, в частности, количество опубликованных в ЕФРСБ публикаций об отказе от моратория на банкротство.

При этом, за время действия моратория представляется возможным проследить и выявить по результату проведенного анализа публикаций в ЕФРСБ и Федресурсе, тенденции развития и спада показателей внутреннего рынка, наиболее пострадавшие отрасли экономики и категории субъектов, реально нуждающихся в поддержке в виде ограничения на банкротство, и именно в отношении указанных лиц продлить мораторий.

Для национальной экономики последствия введенных зарубежными странами и международными организациями против России санкций существеннее последствий эпидемии коронавирусной инфекции, поскольку обязывают за короткий срок наладить импортозамещение и развитие тех секторов рынка, которые на протяжении продолжительного времени занимали иностранные компании, что также свидетельствует о необходимости продления моратория на банкротство.

Относительно срока, на который может быть продлен мораторий на банкротство, не представляется возможным дать однозначный ответ, поскольку он непосредственно зависит от событий в Украине, дальнейшей ответной реакции иностранных государств и международных организаций на эти события, а также от степени обеспечения самостоятельности национальной экономики: от импортозамещения, выявления нового рынка сбыта и бизнес-партнеров и др.

Вероятнее всего, «санкционный» мораторий на банкротство в октябре 2022 года Правительством РФ будет продлен на три месяца

Соответственно, вероятнее всего, «санкционный» мораторий на банкротство Правительством РФ будет продлен на три месяца в октябре 2022 года, так же как и «ковидный» мораторий, а в дальнейшем, по мере необходимости, еще на несколько месяцев с одновременным изменением круга лиц, в отношении которых он подлежит применению, что является обоснованным и способствует планомерному выходу бизнеса из кризисной ситуации с обеспечением ему государственной поддержки на этот период.

Отдельно хотелось бы отметить законопроект № 123230-8, который был внесен 13.05.2022 в Государственную Думу депутатом от ЛДПР Станиславом Наумовым и против которого обоснованно выступает Минэкономразвития. Указанным документом депутат Станислав Наумов предлагает внести изменения в Закон о банкротстве, предполагающие распространение действия моратория на банкротство и всех предусмотренных ограничений лишь на лиц, «обладающих признаками банкротства, установленными настоящим Федеральным законом» (соответствующие изменения предлагается внести в положения пункта 3 статьи 9.1 закона о банкротстве и пункта 9 части 1 статьи 40 закона об исполнительном производстве).

Вместе с тем изложенные изменения идут вразрез с положениями пункта 2 статьи 9.1 закона о банкротстве, исходя из которых арбитражный суд и вовсе не обязан проверять приведенные кредитором в заявлении обстоятельства возникновения у должника задолженности перед ним и наличие или отсутствие у несостоятельного лица признаков несостоятельности.

Так, согласно норме абзаца 1 пункта 2 статьи 9.1 Закона о банкротстве, а также пункту 5 постановления Пленума ВС РФ от 24.12.2020 № 44, арбитражный суд возвращает кредитору заявление о признании должника банкротом, поданное и не принятое к производству на момент введения и, соответственно, в период действия моратория на банкротство, для чего достаточным основанием является отнесение такого должника к числу лиц, на которых распространяется «санкционный» мораторий .

Более того, о невозможности реализации подхода, изложенного в законопроекте № 123230-8, свидетельствует директива абзаца 2 пункта 2 статьи 9.1 закона о банкротстве, в соответствии с которой кредитор не вправе размещать в ЕФРСБ сообщение о намерении обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом; такое объявление в период действия моратория на банкротстве не имеет юридической силы.

Иными словами, не представляется возможным в настоящих условиях принять изложенные в законопроекте № 123230-8 изменения в закон о банкротстве и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» без внесения необходимых поправок в положения пункта 2 статьи 9.1 закона о банкротстве.

Вместе с тем необходимо отметить, что более жизнеспособным является предложение ПАО «Сбербанк России», ПАО «Банк ВТБ» и АО «Альфа-Банк» (было изложено в письме, направленном в Государственно-правовое управление Президента РФ), которые неоднократно высказывались относительно необходимости внесения в Закон о банкротстве изменений, устанавливающих наделение кредиторов правом «через суд лишать должников мораторной защиты, если возникновение долгов не связано с обстоятельствами, явившимися основанием для введения моратория, либо причины неисполнения обязательств возникли не позднее чем за три месяца до его объявления».

Полагаю, что такой подход действительно является наиболее справедливым, направленным на обеспечение баланса интересов кредиторов, желающих защититься от недобросовестных действий должника и контролирующих его лиц, и дебиторов, пострадавших от введенных иностранными государствами и международными организациями санкций, поскольку исключает применение арбитражными судами формального подхода при рассмотрении обстоятельств возникшего требования и фактически позволяет установить обоснованность распространения на такого должника моратория на банкротство, тем более что такой подход применяется уже применяется при установлении размера неустойки по обязательствам лиц, на которых распространяется мораторий на банкротство (абзац 2 пункта 7 постановления Пленума ВС РФ от 24.12.2020 № 44).

Над материалом работали:

Диана Варданян
старший юрист консалтинговая группа РКТ