Руководитель должника не передал конкурсному управляющему первичные бухгалтерские документы или отчетность. Будет ли субсидиарная ответственность?

Одним из оснований для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника является непередача документов по финансово-хозяйственной деятельности.

В соответствии с подп. 2 п. 2 ст. 61.11 закона о банкротстве на руководителя организации-должника возлагается субсидиарная ответственность, если первичные бухгалтерские документы или отчетность:

отсутствуют;

не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации;

содержат искаженную информацию.

Для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности достаточно установить наличие одного из перечисленных обстоятельств, обосновав также, как именно бездействие в части передачи документов повлияло на ведение процедуры банкротства (формирование и реализацию конкурсной массы). Частичная передача документов не всегда позволяет избежать субсидиарной ответственности по данному основанию.

Конкретного перечня документов, подлежащего передаче управляющему, на законодательном уровне не установлено

Применительно к каждому конкретному делу суд будет устанавливать, передан ли руководителем весь необходимый комплект документации для сопровождения процедуры банкротства (с учетом доводов лиц, участвующих в деле).

Интересной представляется позиция, изложенная в определении Арбитражного суда Москвы от 06.07.2022 по делу № А40-3854/2020. Руководитель должника был привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Базис» на сумму 375 632 097 руб. Данная сумма включала требования единственного реестрового кредитора (ПАО «МИнБанк») и образовалась в связи с предоставлением должником поручительства перед банком по обязательству из банковской гарантии.

В указанном деле, для того чтобы обосновать привлечение руководителя к субсидиарной ответственности, конкурсный управляющий ссылался на то, что в период, предшествующий предоставлению поручительства, финансовое состояние должника позволяло хотя бы частично погасить задолженность в случае наступления обязательства по договору поручительства. В дальнейшем основные показатели баланса существенно ухудшились, что повлекло:

введение в заблуждение ПАО «МИнБанк» при получении поручительства;

причинение вреда имущественным правам ПАО «МИнБанк» в связи с невозможностью даже частичного погашения значительной задолженности.

Невозможность документально обосновать конкретные показатели отчетности свидетельствовала о несоответствии деятельности руководителя критерию добросовестности и причинении именно его действиями (бездействием) ущерба ООО «Базис».

Подобное бездействие в части предоставления информации о деятельности должника не позволило конкурсному управляющему осуществить выявление активов ООО «Базис» для погашения имеющейся задолженности перед Банком.

Несмотря на то, что ответчик частично предоставил запрашиваемые документы конкурсному управляющему, раскрывать данные по активам, содержащиеся в бухгалтерском балансе, а также обосновывать причины снижения показателей, руководитель не стал.

При вынесении судебного акта о привлечении к ответственности суд также учел, что ООО «Базис» несколько лет не сдавало отчетность в налоговый орган, а именно за 2014, 2015, 2018 годы, следовательно, проследить динамику изменения активов не представлялось возможным.

Приведенные выше обстоятельства повлекли привлечение ответчика к субсидиарной ответственности. В определении суд указал, что отсутствие полного комплекта документов по финансово-хозяйственной деятельности должника затруднило формирование конкурсной массы, а именно, повлекло невозможность идентификации активов и взыскания дебиторской задолженности.

Проанализировав судебный акт, можно прийти к выводу, что невозможность даже частично получить денежные средства от должника при наличии информации об активах в отчетности может являться основанием для субсидиарной ответственности на полную сумму требований, включенных в реестр требований кредиторов.

В иных актах суды также анализируют показатели бухгалтерской отчетности, ссылаются на нераскрытие информации об основаниях для изменения показателей баланса и в связи с этим привлекают контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Например, в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 19.07.2022 по делу № А40-150758/2017 отмечено, что за 2014–2016 год основные средства компании были сокращены более чем в семь раз. Пояснений относительно того, что представляли собой активы, отраженные в балансе, а также информации о месте его нахождения никто из ответчиков не представил. Подобное бездействие в итоге повлекло за собой субсидиарную ответственность.

В определении Верховного Суда РФ от 17.03.2022 по делу № А40-184062/2019 указано, что, согласно отчетности общества за 2018 год, полученной от налогового органа, активы должника по состоянию на 31.12.2018 составляли около 57 млн руб., однако в ходе инвентаризации эти активы не были обнаружены, их судьба неизвестна. Следовательно, вывод об отсутствии оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в связи с непередачей арбитражному управляющему документации общества являлся преждевременным.

Следует также отметить, что в некоторых судебных актах со схожими фактическими обстоятельствами можно встретить позицию судов о необходимости снижения размера субсидиарной ответственности руководителей должников.

Так, в определении Арбитражного суда Калужской области от 11.07.2022 по делу № А23-5837/2018 установлены основания для субсидиарной ответственности руководителя должника. Размер требований кредиторов в реестре требований был определен в сумме 3 252 332 693,31 руб., вместе с тем дебиторская задолженность, которая не была взыскана, составила 425 780 489,39 руб. Следовательно, размер ответственности ответчика был уменьшен до 425 780 439,31 руб.

Приведенные выше примеры из судебной практики подтверждают, что деятельность руководителей обществ, находящихся в банкротстве, всегда находится под пристальным вниманием. В один период времени конкретные действия (бездействие) могут послужить основанием для субсидиарной ответственности, в другой период времени такие же действия (бездействие) могут быть квалифицированы в качестве законных. В любом случае для минимизации рисков привлечения к ответственности у руководителей организаций должно быть документальное подтверждение и обоснование всех совершенных сделок и операций с имуществом банкрота.

Над материалом работали:

Елена Боярская
ведущий юрист Межрегиональный Правовой Центр