В кейсах о субсидиарной ответственности всегда есть два главных вопроса: кого привлекать к ответственности и за что.

Актуальность вопроса

Данные статистики Федресурса свидетельствуют о том, что кредиторы практически ничего не получают в процедуре банкротства должников. В среднем за 2021 году их требования были погашены только на 3,5%.

Бесперспективность погашения долгов за счет имущества должника логичным образом вызывает стремление кредиторов выяснить, что привело компанию к банкротству и кто конкретно в этом виноват. Поэтому с 2015 года наблюдается постоянный рост количества подаваемых заявлений о привлечении лиц, контролировавших деятельность должника (КДЛ), к субсидиарной ответственности. Равным образом растет и процент удовлетворения этих заявлений, а вместе с ним и размер ответственности КДЛ. К примеру, в 2021 году с КДЛ в пользу кредиторов было взыскано 513,4 млрд руб.

Поэтому сегодня уже невозможно представить себе дело о банкротстве организации, в котором не был бы рассмотрен вопрос о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности.

Субсидиарную ответственность можно возложить на КДЛ в том случае, если его недобросовестные действия или бездействие привели к банкротству должника. Следовательно, краеугольным камнем всего спора является определение причин банкротства компании и выявление степени влияния КДЛ на их возникновение.

Выявление причин банкротства в ходе финансового анализа

Вообще анализ причин банкротства компании проводится сразу после введения процедуры наблюдения (как правило, это первая процедура банкротства). Назначенный судом временный управляющий обязательно проводит анализ финансового состояния должника, как того требует пункт 1 статьи 67 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закон о банкротстве). По окончанию процедуры наблюдения управляющий представляет этот анализ на обозрение собрания кредиторов и суда.

Тем не менее результаты анализа финансового состояния не предопределяют результат рассмотрения спора по привлечению КДЛ к субсидиарной ответственности.

Выводы этого анализа, по замыслу законодателя, должны стать основанием для принятия решения о выборе следующей процедуры банкротства: реабилитирующей (внешнее управление, финансовое оздоровление), если есть шансы на восстановление платежеспособности должника, или ликвидационной (конкурсное производство), если таких шансов нет.

Поэтому в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности анализ финансового состояния, выполненный временным управляющим, далеко не всегда позволяет достоверно установить сами причины банкротства должника.

Причины банкротства

Причины банкротства условно можно разделить на две большие группы – субъективные и объективные. Первые вызваны действиями / бездействием КДЛ, вторые – внешними обстоятельствами.

Объективные причины банкротства

Объективные причины банкротства не влекут за собой субсидиарную ответственность, поскольку их возникновение не зависит непосредственно от воли КДЛ. Например, объективной причиной банкротства может быть выход из строя производственного оборудования или кризис в отрасли, в которой осуществляет деятельность должник. Так, нефтяной кризис 2014 года повлек банкротство множества мелких и средних предприятий нефтеперерабатывающей отрасли. 

Было бы несправедливо возлагать на КДЛ, который, ко всему прочему, и так потерял свой бизнес, ответственность за события, которые он не мог ни предвидеть, ни предотвратить.

Поэтому в случае, если банкротство должника вызвано внешними обстоятельствами, задачей КДЛ является доказывание объективности ситуации, повлекшей финансовые трудности, и отсутствия его вины в ее наступлении.

Рассмотрим пример из судебной практики. В ходе рассмотрения дела о банкротстве ООО «СПК “Аграрий”» конкурсный управляющий подал заявление о привлечении КДЛ к ответственности за совершение сделки, которая привела к банкротству должника. Судом установлено, что по указанной сделке должник поставил товар (семена, средства защиты растений, агрохимикаты) своему контрагенту. По условиям договора расчет за товар должен был быть произведен через несколько месяцев, во время уборки урожая. Отсрочка оплаты признана судом не выходящей за пределы обычной предпринимательской деятельности, т.к. подобный порядок расчетов является обычаем делового оборота сельскохозяйственных предприятий и их поставщиков.

Впоследствии контрагент должника не смог исполнить обязательства по договору. Причиной этого стали внешнеполитические события, в результате которых был перекрыт Северо-Крымский канал. Это вызвало засуху на земельных участках, расположенных на Крымском полуострове (где и осуществлял свою деятельность контрагент должника), что привело к гибели урожая и невозможности заплатить должнику за поставленный товар.

Отсутствие оплаты по договору на существенную для должника сумму стало причиной его банкротства. Суд решил, что в данном случае в действиях КДЛ отсутствует вина, поскольку условия договора не являлись необычными, а предусмотреть гибель урожая было невозможно.

Таким образом, суд установил, что банкротство должника вызвано внешними обстоятельствами, с которыми КДЛ не удалось справиться. Поскольку его вина в банкротстве предприятия отсутствовала, суд отказал в удовлетворении заявления.

Субъективные причины банкротства

Совсем иначе обстоит ситуация, если имеются основания считать, что банкротство должника вызвано действиями или бездействием КДЛ. Привлечению к субсидиарной ответственности за это посвящена статья 61.11 закона о банкротстве. Заявитель по этому основанию субсидиарной ответственности в любом деле должен доказать, что:

КДЛ совершило противоправные действия или допустило бездействие по отношению к должнику;

в действиях или бездействии КДЛ есть вина;

должнику причинен вред в форме убытков;

между действиями или бездействием КДЛ и причиненным вредом есть причинно-следственная связь;

причиненный КДЛ вред повлек банкротство должника.

В доказывании этих обстоятельств заявителю помогают установленные той же статьей презумпции. Так, считается доказанным, что банкротство предприятия возникло по вине КДЛ, если:

сделками должника, которые совершило или одобрило КДЛ, причинен существенный вред имущественным правам кредиторов;

документы бухгалтерского учета отсутствуют или не содержат необходимую информацию, либо она искажена, что существенно затрудняет процедуру банкротства;

более 50% реестра требований кредиторов составляют требования, возникшие из-за правонарушений, установленных решениями о привлечении должника или его должностных лиц к налоговой, административной, уголовной ответственности;

отсутствует или искажены документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством;

на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены обязательные сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице в Единый госреестр юридических лиц или в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.

В случае если имеется какое-либо из описанных обстоятельств, бремя доказывания перераспределяется на КДЛ: теперь именно он обязан доказать, что причин возлагать ответственность на него нет.

Возражая против удовлетворения заявления, КДЛ может привести собственный анализ причин банкротства. Если КДЛ удается доказать суду, что причиной банкротства являются не его действия, а, например, объективные причины, то, как было описано ранее, он не может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Нередки случаи, когда КДЛ действительно само доводит предприятие до банкротства. Значит ли это, что оно в любом случае подлежит привлечению к субсидиарной ответственности? Нет.

Даже причинив должнику вред, который повлек его банкротство, КДЛ может отбиться от субсидиарной ответственности. Но для этого ему необходимо доказать, что действия, причинившие должнику вред, казались разумными и оправданными на момент их совершения, не выходили за пределы обоснованного предпринимательского риска.

Дело в том, что судебный контроль не призван наказывать за неудачную предпринимательскую деятельность. Она по определению носит рисковый характер, поэтому если бизнес-план КДЛ не удалось претворить в жизнь, то это еще не повод возлагать на него бремя ответственности за неудачные решения.

Цель судебного контроля – наказать именно за недобросовестные действия, когда КДЛ, заведомо осознавая негативные последствия, причинило должнику ущерб или когда оно действовало хоть и без злого умысла, но очевидно неразумно и неосторожно.

Поэтому, если банкротство должника вызвано действиями или бездействием КДЛ, необходимо разбираться, насколько такое действие было адекватным конъюнктуре рынка, ресурсам и возможностям должника, в конце концов, соответствовало ли оно здравому смыслу.

Примеров, когда при рассмотрении споров о привлечении к субсидиарной ответственности суды раскрыли умысел КДЛ на причинение вреда должнику, очень много. Вот один из них (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.09.2021 № Ф04-5709/2020 по делу № А03-8461/2018).

Конкурсный управляющий МУП «АТП» обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности группы КДЛ за совершение сделок, которые повлекли банкротство должника. Суд установил, что в течение двух лет перед банкротством большая часть имущества должника была приобретена по заниженным ценам несколькими компаниями, деятельность которых контролировали КДЛ. В результате вывода имущества должник перестал осуществлять основной вид деятельности, не смог далее извлекать доход, что стало главной причиной банкротства.

Суд признал, что договоры купли-продажи имущества были заключены обеими сторонами под влиянием КДЛ, которые преследовали цель оставить имущество в своем распоряжении, скрыть его от кредиторов должника. Поэтому заявление конкурсного управляющего было удовлетворено, КДЛ были привлечены к субсидиарной ответственности.

Тем не менее также немало примеров, когда суды признают банкротство должника следствием обоснованного, хоть и неудачного предпринимательского риска и освобождают КДЛ от ответственности:

В рамках дела о банкротстве ООО «Кам-Строй» конкурсный кредитор обратился с заявлением о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности. Основанием заявления стало заключение должником сделки, по которой должник приобрел товар, однако не оплатил его.

Суд исследовал материалы дела и пришел к выводу, что кредиторская задолженность, которая возникла по этому договору, не могла привести к банкротству должника с учетом ее размера. Кроме того, суд указал, что действия должника при заключении этой сделки не выходили за пределы обычного предпринимательского риска.

На основании этого суд отказал в привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.12.2021 № Ф03-6706/2021 по делу № А24-5916/2020).

Как мы видим, если банкротство организации вызвано действиями КДЛ, то это сразу создает огромный риск возложения на него субсидиарной ответственности. Однако в некоторых ситуациях все же есть шанс доказать, что банкротство – это следствие провалившегося бизнес-плана и КДЛ разумно рассчитывал, что этот план будет реализован.

Выводы

Таким образом, любое дело о банкротстве по умолчанию предполагает подробное исследование причин банкротства как со стороны арбитражного управляющего и кредиторов, так и со стороны КДЛ. И от того, насколько грамотно и глубоко будет проведен анализ причин банкротства, зачастую зависит исход спора по привлечению КДЛ к субсидиарной ответственности.

Над материалом работали:

Дмитрий Баянов
руководитель банкротной практики Центр правовых стратегий «ЛЕКСФОРТ»
Влад Мельников
ведущий юрист банкротной практики Центр правовых стратегий «ЛЕКСФОРТ»