Суды заново рассмотрят вопрос об увеличении лимитов расходов в рамках банкротства ООО «Трансинвестхолдинг» для взыскания активов дебитора должника стоимостью 55 млн рублей на Кипре.

Фабула

В августе 2016 года суд признал ООО «Трансинвестхолдинг» банкротом (дело А40-183194/2015). В рамках банкротства конкурсный управляющий Кирилл Харитонов попросил суд увеличить лимиты на оплату услуг привлеченных специалистов.

КУ попросил увеличить лимиты расходов на привлечение следующих специалистов:

ООО «Корпус права» на сумму в рублях, эквивалентную 1,9 тыс. евро;

АБ «Корельский, Ищук, Афанасьев и партнеры» на сумму в рублях, эквивалентную 15 тыс. евро;

ИП Гросс О.В. с 14.02.2022 на сумму 180 тыс. рублей ежемесячно;

для оплаты фактически оказанных услуг ИП Гросс О.В. на сумму 645 тыс. рублей;

АНО «СОДЭКС МГЮА им. О.Е Кутафина» на сумму 92 тыс. рублей.

Суды первой и апелляционной инстанций заявление КУ отклонили. После чего управляющий подал жалобу в окружной суд.

Что решили нижестоящие суды

Суды посчитали, что арбитражный управляющий не обосновал необходимость привлечения третьих лиц (ООО «Корпус права», АБ «Корельский, Ищук, Афанасьев и партнеры» и ИП Гросс О.В.) для обеспечения деятельности конкурсного управляющего, поскольку перечень указанных в заявлении обстоятельств, необходимых для привлечения специалистов, является непосредственной обязанностью конкурсного управляющего, предусмотренной законом о банкротстве.

Материалы дела не содержат надлежащих доказательств того, что в рамках процедуры банкротства должника в настоящий момент имеется значительный объем работы, требующий привлечения дополнительных специалистов либо необходимости привлечения специалистов, обладающих исключительными компетенциями. 

Также КУ не представил надлежащих доказательств того, что именно и только заключением АНО «СОДЭКС МГЮА им. О.Е Кутафина», которое управляющий успел оплатить, подтверждались обстоятельства, входящие в предмет доказывания по обособленному спору, наличие которых было не очевидным для суда и участников спора.

Что решил окружной суд

Окружной суд не согласился с нижестоящими судами. По его мнению, выводы судов о том, что конкурсный управляющий Кирилл Харитонов мог самостоятельно и эффективно осуществлять действия в интересах должника и кредиторов, являются ошибочными. А это привело к тому, что арбитражный управляющий был лишен возможности осуществить комплекс мероприятий по возврату имущества в конкурсную массу для его последующей продажи и расчета с кредиторами.

1. КУ указал, что должник имеет актив в виде дебиторской задолженности в размере 55,7 млн рублей, подлежащий взысканию с учредителя должника – Компании Герод Холдинге Лтд (Республика Кипр). ). Дебиторская задолженность подтверждена решением Арбитражного суда Москвы.

Для приведения судебного акта в исполнение на территории Кипра КУ привлек специалиста ООО «Корпус права», поскольку иностранный статус дебитора, установленный законом и международными актами порядок подготовки документов для приведения решения российского суда в исполнение на территории иностранного государства, необходимость взаимодействия с компетентными органами по указанному вопросу (Минюстом России, органами власти Республики Кипр) делали невозможным взыскание дебиторской задолженности конкурсным управляющим самостоятельно, поскольку он не владеет знанием иностранного законодательства и языка. 

Указанные обстоятельства были в 2021 году учтены судами трех инстанций при принятия решения об обоснованности привлечения ООО «Корпус права».

Вывод: приведение в исполнение решения российского суда на территории Кипра признано необходимым мероприятием, а привлечение специалиста для указанной цели – обоснованным. Поэтому действует преюдиция, в силу чего обжалуемый судебный акт в части вывода о недоказанности необходимости привлечения ООО «Корпус права» противоречит части 1 статьи 16 АПК РФ об обязательности вступивших в законную силу судебных актов и делает позицию судов непоследовательной. 

Окружной суд подчеркнул, что признание обоснованным привлечения специалиста означает и обоснованность оплаты его услуг. Особенно, если, как в настоящем деле, не представлено доказательств того, что услуги не оказаны/оказаны некачественно либо стоимость услуг не является рыночной либо несопоставима с ожидаемым экономическим эффектом привлечения специалиста (взыскание дебиторской задолженности порядка 55 млн рублей).

В данном случае: 

расходы на оплату услуг ООО «Корпус права» в размере 1,9 тыс. евро (расходы на участие в судебных заседаниях, нотариус) уже понесены в рамках ранее одобренной судами линии работы с дебиторской задолженностью ООО «Трансинвестхолдинг»,

расходы на оплату услуг ООО «Корпус права» оплачены арбитражным управляющим на сумму 850 евро (93 тыс. рублей) за счет собственных средств, а на сумму в размере 1,13 тыс. евро не оплачены до настоящего времени,

при этом услуги специалистом оказаны в полном объеме: получено решение суда Республики Кипр о легализации решения российского суда.

Также КУ Кирилл Харитонов указал, что увеличение лимитов на оплату услуг ООО «Корпус права» заблаговременно до их возникновения было невозможным, поскольку утверждаемые расходы нельзя было предусмотреть до даты первого заседания по делу, где представители Компании Герод Холдингз Лтд выступили с возражениями, что повлекло необходимость для ООО «Корпус права» выполнять дополнительную работу, не предусмотренную изначально договором. 

При этом сложно представить, чтобы суд Республики Кипр мог откладывать в течение практически трех месяцев рассмотрение вопроса о легализации судебного акта по мотиву временной невозможности обеспечения ООО «Трансинвестхолдинг» представителей по причине наличия в России спора об увеличении лимита на оплату их услуг. Эту «уважительную» причину отложения заседания было бы просто некому донести до суда Кипра. 

Суд округа сделал вывод, что нижестоящие суды не дали надлежащей правовой оценки данным доводам КУ и доказательствам надлежащего исполнения ООО «Корпус права» обязательств, рыночности оплаты их услуг (доказательств иного не представлено), экономической целесообразности привлечения специалиста.

2. Решение суда Кипрской Республики от 11.03.2022 о легализации решения АС Москвы означает лишь возможность его исполнения на территории Кипра, но не влечет реального исполнения (поступления денег в конкурсную массу должника). Поскольку в республике Кипр отсутствует как таковая служба судебных приставов, для фактического исполнения легализованного решения необходимо привлечение специалиста, который бы принял меры по отысканию имущества Компании Герод Холдингз Лтд и подаче в суд заявления об исполнении решения суда Кипра от 11.03.2022 за счет обнаруженного имущества Компании. Для этой задачи КУ предложил привлечь Адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Афанасьев и партнеры». 

КУ Кирилл Харитонов также подчеркнул, что нецелесообразно и не последовательно несение расходов на легализацию судебного акта в размере порядка 9 тыс. евро с тем, чтобы впоследствии не принять мер по его реальному исполнению.

С учетом сложившейся практики реализации прав требований к иностранным должникам следует ожидать, что актив либо не будет реализован, либо будет продан по существенно меньшей стоимости по сравнению с номиналом долга ввиду отсутствия у независимых участников торгов интереса к лоту, так как ввиду иностранной юрисдикции невозможно проверить действительное финансовое состояние должника. 

Вывод: проведение мероприятий по приведению в исполнение судебного акта (отыскание имущества Компании, обращение на него взыскания) способствовало бы максимальному пополнению конкурсной массы, а в случае продажи актива - благоприятно сказалось бы на покупательском интересе, и, соответственно, стоимости продажи.

Также по мнению суда округа, вывод суда апелляционной инстанции о том, что управляющий не представил доказательств конкурентного отбора специалистов и разумного обоснования оплаты их услуг противоречит материалам дела.

Суды не дали оценки указанным выше доказательствам и доводам управляющего о целесообразности привлечения специалиста, не указали, почему они не заслуживают внимания, каким образом управляющий самостоятельно может приводить легализованный судебный акт в исполнение при незнании им норм иностранного законодательства и даже иностранного языка, а формально отметили, что доказательства обоснованности в дело не представлены, что прямо противоречит материалам дела.

Суд округа предложил нижестоящим судам при новом рассмотрении учесть правовую позицию, изложенную в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2022 № 305- ЭС21-1719 (2). См. подробнее: ВС дал рекомендации по привлечению арбитражными управляющими иностранных юристов.

3. Относительно вывода судов об отсутствии оснований для увеличения лимитов на оплату услуг ИП Гросс О. В. конкурсный управляющий обоснованно указал, что при наличии оснований полагать возникновение в процедуре банкротства споров, юридическое сопровождение которых управляющий самостоятельно не сможет осуществить качественно, отсутствие утвержденного размера оплаты услуг на привлеченного специалиста сверх лимита в принципе не позволит привлечь специалистов к сопровождению банкротства должника и оперативно реагировать на судебные споры, возникающие в ходе дела о банкротстве должника, что негативно отразится на конкурсной массе. 

В обоснование привлечения ИП Гросс О.В. для юридического сопровождения в будущем периоде КУ указал на наличие актуальных споров, ведение которых требует высокой юридической подготовки и опыта, которые у управляющего отсутствуют, и существенное значение результатов рассмотрения этих споров на процент удовлетворения требований кредиторов должника. КУ привел доказательства того, что указанные споры являются юридически сложными и требуют юридической подготовки гораздо более высокой, чем стандартные знания арбитражного управляющего. 

Однако в материалах дела отсутствуют доказательства того, что текущее юридическое сопровождение процедуры банкротства ООО «Трансинвестхолдинг» могло/может быть осуществлено по стоимости ниже, предложенной ИП Гросс О.В.

По мнению окружного суда, нижестоящие суды не дали оценку доказательствам и доводам управляющего относительно юридической сложности споров, существенного экономического эффекта, достигнутого/ожидаемого по результатам их рассмотрения в пользу должника, а также не указали, почему доводы управляющего не заслуживают внимания, а лишь формально отметили, что привлечение специалиста не обоснованно и управляющий может выполнить работу самостоятельно, опираясь на полученные по программе подготовки арбитражных управляющих знания, что не соответствует обстоятельствам дела, поскольку имеют место нетипичные юридические споры, требующие юридической подготовки большей, чем имеется у управляющего. 

4. Вместе с тем суд округа согласился с выводами нижестоящих судов об отсутствии оснований для увеличения лимитов на оплату услуг АНО «СОДЭКС МГЮА им. О.Е. Кутафина». Обосновывать свою позицию в этой части кассация не стала.

Итог

Окружной суд отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Досадно, что в большинстве спорах по лимитам доводы сторон оцениваются исключительно формально, при этом совершенно очевидно, что в указанном деле невозможно обойтись без привлечения специалистов по зарубежному праву, и арбитражному управляющему невозможно выполнить самостоятельно все необходимые мероприятия.Текущее постановление не выделяется из общей массы формализма, где было проигнорирована оплата заключения эксперта (за мой личный счет), которое стало ключевым доказательством по исключению аффилированного кредитора на сумму 158 миллионов рублей. Такого рода тенденция приведет к тому, что хранение имущества должника обяжут осуществлять по месту жительства управляющего если у него есть крыша над головой.

Кирилл Харитонов
арбитражный управляющий Саморегулируемая организация «Ассоциация арбитражных управляющих «Паритет»
«

Почему это важно

Арбитражный управляющий Екатерина Корниенко отметила, что данный судебный акт содержит ссылку на ранее высказанную в Определении СКЭС Верховного Суда РФ от 13.10.2022 № 305-ЭС21-1719(2) по делу № А40-153465/2016 позицию о правомерности привлечения иностранных специалистов в банкротстве российского должника. 

Напомню, ВС считает, что статус арбитражного управляющего как профессионального антикризисного менеджера не предполагает наличие у него знаний и навыков специалиста по иностранному праву, а также возможности осуществлять представительство в юрисдикционных органах, расположенных на территории иностранных государств (тем более что во многих юрисдикциях допуск к правосудию осуществляется через профессиональных представителей согласно местному праву). Суд округа подробно рассмотрел состав затрат на специалистов, эффективное осуществление розыска и реализации активов должника в иностранных юрисдикциях. Указанный судебный акт демонстрирует отчетливое понимание окружных судов о специфике и сложности работы арбитражных управляющих по пополнению конкурсной массы за счет зарубежных активов.

Екатерина Корниенко
партнер Компания Smart Cases
«

По словам Екатерины Корниенко, радует, что суд округа при рассмотрении вопроса об отношении дополнительных затрат из конкурсной массы на ее пополнение за счет заграничного имущества должника основывается на экономической целесообразности таких мероприятий конкурсного управляющего, а не на возражениях кредиторов, желающих получить полное удовлетворение своих требований чудесным образом за вознаграждение конкурсного управляющего в размере 30 тысяч в месяц. Подобная практика должна положительно сказаться на эффективности ликвидационных банкнотных процедур, подчеркнула АУ.

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова отметила, что Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.11.2022 года по делу №А40-183194/2015 иллюстрирует реальное применение на практике позиции Верховного Суда РФ касательно оценки обоснованности расходов на привлечение специалистов с целью осуществления действий по пополнению конкурсной массы в иностранных юрисдикциях, выраженной в Определении от 13.10.2022 №305-ЭС21-1719 (2). 

Арбитражный суд кассационной инстанции справедливо отметил, что конкурсный управляющий не владеет иностранным языком и знаниями в области иностранного права, вследствие чего не может самостоятельно осуществить необходимый комплекс действий по реальному взысканию присужденной дебиторской задолженности с иностранного юридического лица на территории другого государства. Объективности ради необходимо отметить, что знания в области иностранного права и иностранного языка не входят в объем Единой программы подготовки арбитражных управляющих, утв. Приказом Минэкономразвития РФ от 10.12.2009 N 517.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

Юлия Иванова отметила, что рассматривая вопрос об обоснованности привлечения специалиста, арбитражный суд кассационной инстанции привел ряд важных доводов, которые могут иметь значение для развития правоприменительной практики.

1

Если ранее предполагаемые действия по пополнению конкурсной массы и привлечение соответствующего специалиста уже признавались судом необходимыми (в рассматриваемом деле – приведение в исполнение решения российского суда на территории Республики Кипр), то данный вывод является преюдициальным. «Поэтому до завершения соответствующих мероприятий презюмируется необходимость привлечения соответствующих специалистов. Более того, отказ в дальнейшей оплате услуг привлеченного специалиста для завершения ранее начатых и оплаченных действий по пополнению конкурсной массы является экономически нецелесообразным, поскольку не позволяет завершить ранее начатые мероприятия по пополнению конкурсной массы и достигнуть предполагаемого экономического эффекта», – отметила Юлия Иванова.

2

Признание обоснованным (необходимым) привлечения специалиста означает и обоснованность соответствующих затрат на оплату его услуг, если не представлено доказательств, что услуги не оказаны или оказаны некачественно, либо не являются экономически обоснованными (не соответствуют рыночным ценам или несопоставимы с ожидаемым экономическим эффектом от работы специалиста). «Суд кассационной инстанции акцентировал внимание на необходимости представления доказательств, опровергающих доводы арбитражного управляющего об обоснованности расходов на специалиста. По всей видимости, имеет место влияние позиции Верховного Суда РФ о том, что если предполагаемый экономический эффект (возможный размер поступления в конкурсную массу) в результате действий специалиста превышает расходы на оплату его услуг, то презюмируется обоснованность таких расходов», – отметила Юлия Иванова.

3

Важным является вывод суда кассационной инстанции о возможности ретроспективного увеличения ранее утвержденных лимитов на привлечение специалиста при предоставлении доказательств обоснованности привлечения специалиста.