Верховный суд рассмотрел спор о возможности оплачивать за счет конкурсной массы россиянина-банкрота услуги иностранных юрфирм, если в этом есть потребность.

Финансовый управляющий Дмитрия Барченкова сумел оспорить в рамках дела о банкротстве две сделки должника по отчуждению недвижимости в Германии и Испании. Чтобы исполнить решение российского суда и вернуть активы в конкурсную массу, собрание кредиторов обязало финуправляющего обратиться в суд с заявлением о привлечении на платной основе иностранных юридических фирм. Однако суды трех инстанций отказали. После чего банк Траст – мажоритарный кредитор Барченкова – подал жалобу в Верховный суд, которая была передана в Экономколлегию (дело А40-153465/2016). В итоге Верховный суд отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Предыстория

Дмитрий Барченков был признан банкротом. В рамках банкротства Олег Клемешов, финансовый управляющий Барченкова, успешно оспорил в российском суде две сделки по продаже недвижимости должника в Германии и Испании. Применены последствия недействительности сделок.

Кредиторы одобрили: собрание кредиторов Барченкова в мае 2021 года обязало финуправляющего должника обратиться в суд с заявлением о привлечении иностранных юридических фирм, которые бы помогли вернуть заграничную недвижимость (в том числе помогли привести в исполнение определения арбитражного суда).

Олег Клемешов подал соответствующее заявление в суд. Однако суды трех инстанций это заявление отклонили. После чего банк Траст (кредитор Барченкова) подал кассационную жалобу в Верховный суд, который рассмотрел этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суды сослались на:

положения статей 20.3, 20.7, 213.9 закона о банкротстве,

разъяснения постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 No 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» (постановление № 91).

Основной довод: суды исходили из необоснованности и неразумности несения подобного рода расходов за счет конкурсной массы.

Финансовый управляющий – субъект профессиональной деятельности, имеет высшее профессиональное образование, необходимый стаж работы, а поэтому должен обладать знаниями для осуществления необходимых мероприятий.

Суды указали, что недостаток собственных знаний арбитражного управляющего либо его нежелание лично исполнять возложенные на него законом обязанности не могут быть компенсированы за счет средств должника либо иных лиц. Фактически произойдет перекладывание на привлеченного специалиста обязанностей финуправляющего должника.

Без доказательств: управляющий не представил доказательства, позволяющие установить, в чем заключается сложность выполняемой работы. Доказательства объема работы, отличного от обычно выполняемого управляющим, в деле также отсутствуют.

Дополнение апелляционного суда: Девятый арбитражный апелляционный суд дополнительно отметил, что сделки должника уже признаны недействительными, а потому исполнение определения в части применения последствий недействительности сделки на территории Германии возможно как через ФССП России, так и через признание и приведение в исполнение решения российского суда на территории Германии.

Что думает заявитель

Банк Траст обращает внимание, что имущество недвижимость должника находится в Германии и Испании. При этом финансовый управляющий Олег Клемешов не имеет квалификации юриста по иностранному праву. Объем работы, необходимый для возврата имущества и его последующей реализации, не может быть выполнен без привлечения иностранных специалистов.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Букина И.А. сочла доводы банка Траст заслуживающими внимания и передала жалобу на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Экономколлегия подчеркнула, что при банкротстве деятельность должника в качестве участника гражданского оборота (в том числе в лице управляющего) в период как до, так и после возбуждения дела о несостоятельности оценивается во многом с точки зрения экономической целесообразности и оправданности определенного поведения. Это правило в качестве базового применяется и при определении обоснованности несения расходов на специалистов (третьих лиц).

Правовое обоснование: согласно разъяснениям, изложенным в пункте 4 постановления № 91, в силу пункта 4 статьи 20.3 закона о банкротстве при привлечении лиц арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, в том числе привлекать их лишь тогда, когда это является обоснованным, и предусматривать оплату их услуг по обоснованной цене.

Критерии обоснованности расходов: по смыслу положений статей 20.3 и 20.7 закона о банкротстве, разъяснений, изложенных в пунктах 1-5 постановления № 91, для признания расходов на привлеченное лицо сверх лимита обоснованными необходимо соблюдение двух критериев:

1

Наличие у должника потребности в привлечении специалиста по причине невозможности осуществления требуемых действий арбитражным управляющим ввиду правовой природы (характера, сложности) этих действий, их объема и т. д.;

2

Превышения предполагаемого положительного имущественного эффекта от привлечения специалиста над расходами на оплату его услуг (оценивается на момент привлечения, а не впоследствии), что обусловливает экономическую целесообразность (разумность) его привлечения.

Первый критерий: Верховный суд согласился с тем, что статус арбитражного управляющего как профессионального антикризисного менеджера не предполагает наличие у него знаний и навыков специалиста по иностранному праву, а также возможности осуществлять представительство в юрисдикционных органах, расположенных на территории иностранных государств (тем более что во многих юрисдикциях допуск к правосудию осуществляется через профессиональных представителей согласно местному праву).

Поэтому выводы нижестоящих судов о том, что финансовый управляющий мог самостоятельно и эффективно (без привлечения иностранных специалистов) осуществлять в иностранных юрисдикциях действия по возврату имущества по оспоренным сделкам в конкурсную массу, являются ошибочными.

Второй критерий: по мнению Экономколлегии ВС, нижестоящие суды не выясняли, сколько денег будет нужно потратить и сколько средств планируется к поступлению в случае успешности завершения мероприятий, возлагаемых на иностранных специалистов, а также какова вероятность успешного завершения этих мероприятий. При этом, в частности, ВС на основе анализа сделок должника отметил, что проведение судебных мероприятий в Испании представляется разумным, так как в будущем позволяет вернуть имущество в конкурсную массу и реализовать его для последующего направления выручки на расчеты с кредиторами.

Как продавать зарубежное имущество должника

Отдельно Верховный суд остановился на вопросе реализации зарубежных активов должника.

Правовое обоснование: в силу абзаца третьего пункта 1 статьи 213.26 закона о банкротстве в отношении находящегося за пределами РФ имущества выносится отдельное определение, исполнение которого осуществляется по правилам процессуального законодательства государства, на территории которого это имущество находится, или в соответствии с международными договорами РФ с государством, на территории которого это имущество находится.

Реализация имущества должника подчинена общей цели процедуры банкротства – наиболее полному удовлетворению требований кредиторов исходя из принципов очередности и пропорциональности (абзац шестнадцатый статьи 2, статьи 110, 111, 139, 213.26 закона о банкротстве). Поэтому действия по непосредственной реализации имущества должны быть экономически оправданными, направленными на достижение упомянутой цели – получение максимальной выручки (определение СКЭС Верховного суда от 21.03.2022 № 305-ЭС21-21247).

Как правило, имущество должника реализуется посредством проведения торгов в электронной форме на российской электронной площадке (например, пункт 7 статьи 110, пункт 3 статьи 111, пункт 3 статьи 139, пункты 1-3 статьи 213.26 закона о банкротстве). Зачастую арбитражные управляющие для увеличения просмотров объявления о продаже и повышения количества потенциальных покупателей используют интернет-сервисы для размещения объявлений.

Однако, по мнению ВС, в значительном числе случаев использование российских интернет-сервисов и электронных площадок может быть неэффективным для реализации расположенного в иностранном государстве имущества, так как наибольшее количество потенциальных покупателей такого имущества находится за пределами РФ.

Экомколлегия подчеркнула маловероятность того, что действующий в своем интересе и к своей выгоде добросовестный и разумный участник гражданского оборота продавал бы принадлежащее ему имущество, расположенное за рубежом, с использованием российских сервисов (площадок) поиска покупателей, рискуя в противном случае либо вовсе не найти контрагента, либо заключить сделку по существенно заниженной (по сравнению с рыночной) цене.

Вывод: арбитражные управляющие после предварительного обсуждения с кредиторами и с санкции суда вправе отступить от порядка продажи имущества, установленного статьями 110, 111, 139 и 213.26 закона о банкротстве, определив наиболее выгодную (прибыльную для конкурсной массы) стратегию реализации иностранного актива.

Итог: поскольку в рассматриваемом случае суды пришли к ошибочному выводу о невозможности привлечения иностранных специалистов, арбитражный управляющий лишен возможности осуществить комплекс мероприятий по возврату имущества в конкурсную массу для его последующей продажи и расчета с кредиторами.

Поэтому Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отменила акты нижестоящих судов и отправила спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

По мнению старшего юриста юридической фирмы «Гуричев, Малинин и партнеры» Глеба Гаврилина, это определение ВС РФ не затрагивает актуальную коллизию, имеющую широкое распространение в судебной практике, а исправляет очевидную ошибку нижестоящих судов, предъявивших необоснованно высокие требования к компетенции арбитражного управляющего.

Следует обратить внимание, что в рамках рассматриваемого дела о банкротстве, помимо прочего, нижестоящими судами применены последствия недействительности сделок в виде обязания возвратить должнику объект недвижимости, расположенный в Германии. Для фактического осуществления этого возврата потребуется воспользоваться процедурой признания и приведения в исполнение решения российского суда в иностранном государстве. При этом такой механизм имеет свои особенности в различных правопорядках, и его успешное применение требует специфических познаний и предшествующего опыта.

Глеб Гаврилин
старший юрист Юридическая компания «Гуричев, Малинин и партнеры»
«

По словам Глеба Гаврилина, практикующим в сфере банкротства юристам имеет смысл обратить внимание на следующие выводы ВС:

Для определения экономической целесообразности привлечения иностранных юристов следует оценить, «какое количество средств будет необходимо потратить и сколько средств планируется к поступлению в случае успешности завершения мероприятий, возлагаемых на иностранных специалистов, а также какова вероятность успешного завершения этих мероприятий».

Судам не следует чинить арбитражным управляющим препятствия для реализации разумных мероприятий, направленных на извлечение максимальной выгоды от продажи имущества должника (в комментируемом случае речь идет об использовании иностранных площадок для поиска потенциальных покупателей зарубежного объекта недвижимости).

По мнению старшего партнера Kaminskiy, Stepanov and Partners Кирилла Степанова, это весьма позитивное прокредиторское определение Верховного суда.

Такая практика упростит в последующем поиск имущества за рубежом и возврат имущества из-за рубежа в конкурсную массу. На мой взгляд Верховный суд еще раз достаточно четко определил критерии, по которым следует оценивать необходимость либо отсутствие необходимости привлечения специалистов в дело о банкротстве. В данном же случае, действительно, суды нижестоящих инстанций не исследовали вопрос о стоимости мероприятий за рубежом, направленных на возврат денежных средств и об их перспективах. Верховный суд делает вывод о том, что у мероприятий по поиску имущества за рубежом есть своя специфика, для нее нужны особые познания и навыки, которыми арбитражные управляющие не обязаны обладать. Этот вывод позволит в дальнейшем более эффективно производить мероприятия по поиску и возврату имущества из-за рубежа с участием иностранных специалистов.

Кирилл Степанов
юрист, старший партнер Юридическая компания Kaminskiy, Stepanov & Partners (Каминский, Степанов и партнеры)
«

По мнению руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы Арбитраж.ру Артема Комсюкова, оспариваемые судебные акты совершенно справедливо отменены.

Действительно, арбитражный управляющий не должен обладать познаниями в области любого иностранного права, как испанского, так и немецкого. Более того, представляется, что вопрос приведения в исполнение судебного акта суда РФ на территории иностранного государства, переоформление права собственности и возможная последующая реализация помимо дополнительных знаний потребует постоянного либо длительного присутствия, что влечет транспортные и командировочные расходы, необоснованную потерю времени. Кроме того, сроки процедур несостоятельности ограничены, а находиться на территории двух разных государств одновременно управляющий не сможет, чем также будут нарушены права лиц, участвующих в деле. По названным причинам, заявление финансового управляющего признано обоснованным, особенно при условии, что на этом настояли кредиторы, согласные на несение данных расходов за счёт конкурсной массы.

Артем Комсюков
юрист, руководитель офиса г. Екатеринбург BFL | Арбитраж.ру
«

По словам Артема Комсюкова, особо стоит отметить, что Верховный суд сыграл на опережение и указал, что управляющий не обязан продавать иностранное имущество должника по правилам закона о банкротстве. «Считаю, что данное дополнение является свежим, своевременным и верным. Если данные действия принесут выгоду и будут согласованы кредиторами и судом, действительно, продавать имущество в стране его нахождения логичнее», – отметил Артем Комсюков.

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова отметила, что в рассматриваемом определении ВС закрепил важный принцип оценки деятельности лиц, вовлеченных в дело о банкротстве, с точки зрения разумности и добросовестности – экономическая целесообразность и оправданность соответствующих действий.

Верховный Суд, повторно проанализировав критерии допустимости привлечения специалиста (наличие потребности в привлечении специалиста и экономического эффекта, превышающего расходы на привлечение специалиста), указал, что статус арбитражного управляющего не предполагает наличие у него исчерпывающего комплекса знаний и навыков, необходимых для осуществления процедуры банкротства. Необходимо отметить, что знания в области иностранного права не входят в объем Единой программы подготовки арбитражных управляющих, утв. Приказом Минэкономразвития РФ от 10.12.2009 N 517. Кроме того, некоторые необходимые для осуществления процедуры банкротства действия могут в силу прямого указания законодательства осуществляться только определенными специалистами.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

По словам Юлии Ивановой, в аспекте указанного критерия экономической целесообразности и оправданности Верховный Суд по существу допустил отступление от императивного требования закона о банкротстве о реализации недвижимого имущества на публичных торгах, проводимых на электронной площадке, аккредитованной при СРО арбитражных управляющих (пункт 1 статьи 20.1, статьи 111, 139 и 213.26 закона о банкротстве).

«Ранее ВС исходил из того, что именно предусмотренная законом о банкротстве процедура реализации имущества должника посредством торгов позволяет определить реальную рыночную цену имущества, которая определяется исходя из объективно действующих рыночных законов, на основе спроса и предложения (Определение Верховного Суда РФ от 01.03.2022 №304-ЭС21-17926, Определение Верховного Суда от 27.12.2021 N 302-ЭС17-11347(10), и другие. По мнению Верховного Суда РФ, в ситуации, когда очевидно, что предусмотренные законом о банкротстве механизмы реализации имущества должника по объективным, не зависящим от участников дела причинам, недостаточно эффективны и не могут в полной мере обеспечить достижение цели реализации (получение максимальной выручки от реализации с целью наиболее полного удовлетворения кредиторов), арбитражный управляющий по согласованию с кредиторами и с санкции суда вправе отступить от императивного порядка и выработать иной, прямо не предусмотренный законом о банкротстве, механизм реализации имущества», - отметила Юлия Иванова.

По словам адвоката, управляющего партнера адвокатского бюро «РИ-консалтинг» Елены Гладышевой, ссылаясь на невозможность и недопустимость привлечения со стороны управляющего иностранных специалистов для реализации возложенных на управляющего обязанностей по защите и удовлетворению требований кредиторов, нижестоящие суды фактически возложили на управляющего дополнительные обязанности и требования, которым он должен был соответствовать.

Главной задачей управляющего в процедуре несостоятельности является прямое и пропорциональное соблюдение баланса прав как кредиторов, так и непосредственно должника в процедуре. При этом, в полномочия арбитражного управляющего также входит и привлечение специалистов для достижения целей процедуры несостоятельности

Елена Гладышева
адвокат, управляющий партнер Адвокатское бюро «РИ-консалтинг»
«

При этом, по мнению Елены Гладышевой, двойного толкования данной позиции ВС быть не может, поскольку Верховный суд устанавливает, что арбитражный управляющий, несмотря на то, что он является субъектом профессиональной деятельности, имеет должное образование и стаж, не допускает факт того, что управляющий также может являться специалистом в области иностранного права (как указано в акте – Германии, Испании), а потому обладает всеми правами на привлечение в процедуре иностранных специалистов, деятельность которых непосредственно связана с иностранным законодательством и позволит управляющему максимально быстро осуществить возложенные на него обязанности по сохранению и реализации имущества.

«Дополнительно стоит отметить, что обязанность привлечения иностранных специалистов была также определена решением собрания кредиторов, которое фактически является для управляющего обязательным, при выборе собранием кредиторов способов сохранения имущества и выборе способа защиты своего права на получение удовлетворения требований. Таким образом, Определение ВС РФ фактически определяет возможность реализации управляющим своего права на привлечение сторонних (иностранных) специалистов для достижения возложенных на него обязанностей и реализации целей процедуры несостоятельности», – отметила Елена Гладышева.

По словам старшего юриста консалтинговой группы РКТ Дианы Варданян, Верховный суд пришел к очень важному выводу, указав на то, что статус арбитражного управляющего не предполагает наличия у него знаний и навыков специалиста по иностранному праву, а также возможности осуществлять представительство в юрисдикционных органах, расположенных на территории иностранных государств.

Верховный суд РФ тем самым применил справедливый подход к вопросу исполнения арбитражными управляющими своих обязанностей, указав на незаконность предъявления к ним требований сверх установленных законом о банкротстве и необходимых для реализации своих полномочий на территории РФ и наличие, в частности, навыков специалиста по иностранному праву является одним из таких необоснованных требований. Поскольку основной целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов, существенное значение имеет совершение арбитражным управляющим всех зависящих от него действий и мероприятий по привлечению имущества в конкурсную массу должника, за счет реализации которого и будут погашаться требования кредиторов. Поэтому предоставление арбитражному управляющему судом инструментов, способствующих максимальному привлечению в конкурсную массу должника имущества в условиях отсутствия у него необходимых знаний и навыков, наличие которых и не предполагается законом о банкротстве и подзаконными актами, является вполне обоснованным и законным.

Диана Варданян
старший юрист Консалтинговая группа РКТ
«

Также, по словам Дианы Варданян, ВС справедливо отметил, что арбитражному управляющему в настоящей ситуации нужны не только знания и навыки специалиста по иностранному праву, но также в целях осуществления мероприятий по реализации имущества, находящегося на территории иностранного государства, но также знания конъюнктуры рынка такой страны для достоверного установления рыночной стоимости недвижимого имущества, предположительного круга покупателей (участников торгов), порядка проведения торгов, осуществления регистрационных действий и т. д.

«Однозначно, навыков арбитражного управляющего, осуществляющего свою деятельности на территории России, недостаточно, поскольку он не может знать нюансов совершения всех вышеперечисленных действий, которыми в необходимой степени обладают специалисты, действующие в иностранной юрисдикции. В противном случае попытки арбитражного управляющего могут не привести к желаемому результату, но также способствовать затягиванию всех процессов и необоснованной растрате конкурсной массы, которую впоследствии кредиторы в качестве убытков могут с него взыскать. Вместе с тем, все зависящее от него в целях привлечения имущества в конкурсную массу должника финансовый управляющий сделал: выявил подозрительные сделки, оспорил их в судебном порядке в рамках дела о банкротстве должника, установил точное место нахождения имущества, поставил перед собранием кредиторов вопрос о привлечении иностранных специалистов, выбрал этих специалистов и пр.», – отметила Диана Варданян.

По мнению Дианы Варданян, данная определение ВС не является всеобщей панацеей и каждый случай привлечения иностранных специалистов в банкротстве суды должны рассматривать индивидуально. При этом именно арбитражный управляющий обязан обосновать необходимость осуществления мероприятий на территории иностранного государства с привлечением иностранных специалистов.

«Тем не менее, данное определение Верховного Суда РФ должно значительно повлиять на правоприменительную практику и в первую очередь положительно для арбитражных управляющий, положение которых в настоящее время не завидное. Дополнительный инструментарий, предоставленный судами благодаря настоящему определению Верховного Суда РФ, позволит эффективнее осуществлять мероприятия в отношении имущества должников, находящегося на территории иностранных государств (является не редким явлением в делах о банкротстве как физических лиц, так и организаций), и увеличит вероятность поступления в конкурсную массу денежных средств, а также, соответственно, приведет к удовлетворению требований кредиторов должника в большем объеме», – подытожила Диана Варданян.

Старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» коллегии адвокатов «Регионсервис», адвокат Олег Панчишин отметил, что позиция ВС является достаточно полной, при этом необходимость в подобных разъяснениях возникла в сфере несостоятельности давно. 

Связано это с ростом ситуаций, в которых, с одной стороны, у должников либо достоверно, либо предположительно имеются различные зарубежные активы, с другой – арбитражный управляющий лишен четкого алгоритма, в котором он мог бы действовать, не опасаясь столкнуться с жалобами участвующих в деле о банкротстве лиц. Ведь, как показывает практика, в случае поступления жалоб в органы Росреестра, надеяться на их объективное рассмотрение и действительно соразмерное нарушению наказание не приходится.

Олег Панчишин
старший юрист практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

При этом, по словам Олега Панчишина, Верховный суд в определении обратил внимание на, казалось бы, очевидные вещи:

1

Статус арбитражного управляющего не предполагает у него знаний и навыков специалиста по иностранному праву каких-либо юрисдикций.

2

Во многих юрисдикциях сам допуск к правосудию возможен лишь через профессиональных специалистов именно по местному праву.

3

Вполне разумным и обоснованным в отношении входящего в конкурсную массу, но находящегося за границей имущества при его продаже будет отступление от установленного законодательством о банкротстве порядка продажи имущества должника, обычно применяемого при реализации имущества, находящегося на территории России.

«Никаких двойных толкований, по моему мнению, эта правовая позиция не допускает, ведь она, напротив, ставит четкую точку в вопросе не только об обоснованности привлечения иностранных специалистов, оказывающих юридическую помощь, но и иных лиц, способствующих реализации имущества должника, находящегося за границей, а также и задает достаточно прозрачные критерии для оценки обоснованности их привлечения. Ожидаю, что рассматриваемый судебный акт окажет положительное влияние на практику дел о банкротстве, а также способствует повышению эффективности банкротства с точки зрения цели максимального удовлетворения требований кредиторов должника», – отметил Олег Панчишин. 

Управляющий партнер юридической фирмы «Селютин и партнеры», адвокат Александр Селютин отметил, что данное Определение ВС РФ поставило точку в различии позиций судов при решении вопроса о привлечении иностранных специалистов за счет конкурсной массы должника.

С данной позицией трудно не согласиться, поскольку программа подготовки арбитражных управляющих в нашей стране пока не включает в себя изучение иностранного права, что зачастую делает привлечение иностранных специалистов в разы выгоднее для интересов кредиторов и самого должника в делах, в которых в конкурсной массе фигурирует имущество, находящееся на территории другого государства. Но нельзя забывать о том, что такие вопросы должны решаться в каждом конкретном случае отдельно, в каких-то делах будет достаточно дистанционной оценки имущества, в каких-то законодательство государства, на территории которого находится недвижимость, требует участия местного специалиста.

Александр Селютин
к.ю.н., доцент, адвокат, управляющий партнер Юридическая фирма «Селютин и партнеры»
«

По словам Александра Селютина, неясным остается вопрос о том, как суды будут рассматривать случаи, когда арбитражные управляющие имеют высшее образование в области иностранного права, подходящего к конкретному случаю: будут учитывать только содержание программы подготовки арбитражных управляющих, либо компетенцию в целом. Впрочем, таких случаев будет ничтожно мало.

«С точки зрения влияния на практику трудно сказать, что данное Определение сильно изменит положение дел. Во-первых, из общей массы дел, связанных с привлечением иностранных специалистов, слишком мало и оснований прогнозировать рост их количества попросту нет, особенно учитывая нынешнюю внешнеполитическую ситуацию. Во-вторых, позиция, изложенная судами нижестоящих инстанций в рамках комментируемого дела, не является единственной и были случаи положительного отношения судов к привлечению иностранных специалистов, как например в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда № 17АП-19633/2017(57)-АК от 16.08.2022 г.», – отметил Александр Селютин.