Что именно зацепило в информационной повестке топов банкротства на этой неделе.
Дмитрий Клеточкин — адвокат, партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры»

ФНС доначислила ООО УК «Дом-Мастер» налоги, штрафы и пени в размере 191,8 млн рублей за использование фирм-однодневок для оптимизации налогов. При этом против директора компании Владимира Фокина было возбуждено уголовное дело. Для прекращения уголовного преследования Фокин по договору займа перечислил на банковский счет УК «Дом-Мастер» 114,4 млн рублей. Деньги позволили УК «Дом-Мастер» погасить недоимку по налогам, и уголовное дело было прекращено. При этом в августе 2020 года УК «Дом-Мастер» была признана банкротом. Конкурсный управляющий должником потребовал признать недействительным договор займа, заявив о его притворности. Но суды трех инстанций требование КУ отклонили. Управляющий пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотрел этот спор 25 мая и отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Портал PROбанкротство следил за этим кейсом. 

По мнению Дмитрия Клеточкина, в случае удовлетворения жалобы для проверки довода о мнимости займа судебная практика могла бы получить неожиданное развитие (точнее, откат назад). В рассматриваемом деле факт перечисления денег не подвергается сомнению, поскольку он подтвержден банковскими проводками. Факт использования этих денег для погашения налоговой задолженности, а не кругового оборота денег также никем не оспаривается.

В такой ситуации, на мой взгляд, крайне сложно говорить о мнимости сделки. Несомненно, такое требование можно и нужно субординировать, но нельзя констатировать отсутствие правоотношений. Ранее некоторое время существовала практика, при которой сделки по компенсационному финансированию и иные аналогичные сделки по наполнению предбанкрота имуществом признавали мнимыми и аффилированным кредиторам отказывали во включении в реестр. Такие судебные акты создавали огромную правовую неопределенность, поскольку суды, преследуя правильную цель не допустить конкуренции аффилированных и независимых кредиторов, по факту рушили стабильность гражданского оборота, допуская мнимость реальных сделок. Впоследствии стал использоваться институт субординации, который решал нужную задачу, не вредя стабильности оборота. Теперь же существует риск возврата к старой практике.

Дмитрий Клеточкин
адвокат, партнер, глава практики «Реструктуризация и банкротство» Юридическая фирма «Рустам Курмаев и партнеры»
«
Ирина Шоч — председатель коллегии адвокатов GR Legal

В ходе разбирательства по делу обанкротившейся биткоин-биржи Gatecoin Высокий суд Гонконга признал цифровые активы имуществом, сообщил со ссылкой на фирму Hogan Lovells сервис Platforma. После закрытия биржи ликвидаторы Gatecoin попросили суд пояснить, кому принадлежит оставшаяся на бирже криптовалюта. По состоянию на 31 октября 2022 года общая стоимость заблокированных на бирже средств превышала 140 млн гонконгских долларов (около 17,8 млн долларов). При этом истцы связались со 102 тыс. кредиторов, но только 1,1 тыс. из них доказали право собственности, что составляет 75% от суммы долга. Ликвидаторы уточнили у суда, стоит ли им оставить активы под своим доверительным управлением или же распределить их среди кредиторов. Судья Линда Чан постановила, что «определение собственности в Гонконге является всеобъемлющим и имеет широкое значение, как и в других юрисдикциях». По ее мнению, криптовалюта клиентов банкрота подходит под это понятие по нескольким пунктам местного законодательства. Подробнее о данной новости можно прочитать на портале PROбанкротство.

Данный кейс служит хорошим примером того что законодательство и судебная практика вынуждены рано или поздно реагировать на изменение экономической жизни. В российском законодательстве криптовалюта признана имуществом на основании закона от 31.07.2020, и это редкий позитивный пример быстроты реакции российского законодательства на изменение экономических реалий. Однако практика обращения взыскания на цифровые активы и криптовалюту сталкивается с проблемой идентификации собственника цифровых активов. Грубо говоря, если собственник держит криптовалюту на холодном кошельке, идентифицировать этот холодный кошелек с реальным собственником очень сложно.

Ирина Шоч
председатель Коллегия адвокатов GR Legal
«

В рассматриваемом кейсе Gatecoin, продолжает Ирина Шоч,  интересен прецедент, когда владельцы кошельков не смогли доказать свои права на крипту, чтобы получить собственные средства обратно. Возможно, этот прецедент повлияет на повышение уровня идентификации владельцев цифровых активов. Снижение риска потери активов для добросовестных владельцев крипты станет важнее условной анонимности, и в этом случае выявление цифровых активов недобросовестных держателей станет проще.

Вадим Бородкин — советник Orchards

Хочется обратить внимание на революционное определение Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-89740/17-18-129 «Б» о банкротстве АО «Торговая сеть «Аптечка». 

Данным определением суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего должником Ефимкина В. В. об исключении из реестра требований кредиторов АО «Торговая сеть «Аптечка» требования кредитора Revionics, Inc. в размере 14 448 114,06 руб.

Примечательность определения, считает Вадим Бородкин, заключается в мотивировке судебного акта, в котором была поддержана позиция управляющего о необходимости исключения требования Revionics, Inc. из-за того, что «учитывая введения ограничительных мер в отношении Российской Федерации и статуса кредитора (местом нахождения бенефициаров кредитора является США), нахождение Revionics, Inc. в реестре требований кредиторов должника необходимо расценивать как злоупотребление правом, что является основанием для исключения его требований из реестра требований кредиторов». 

Чтобы придать судебному акту большую законность, суд также сослался на Указ Президента РФ от 28.02.2022 № 79, который, впрочем, не имеет никакого прямого отношения к рассматриваемой ситуации, поскольку данным указом установлен запрет на осуществление валютных операций, связанных с предоставлением резидентами в пользу нерезидентов иностранной валюты по договорам займа. Хотя и правила об аналогии закона и аналогии права в гражданском праве никто не отменял, было бы желание. 

Важно, что данный акт, возможно, и не состоялся бы, если бы сам конкурсный кредитор занял активную процессуальную позицию. Ну или хотя бы возражения на заявление конкурсного управляющего представил. Но нет. Никаких возражений не поступило, что сухо было отмечено судом: «отзывов и возражений в материалы дела не представлено».

А ведь конкурсный управляющий, как следует из описательной части судебного акта, ссылался на то, что Revionics, Inc. на протяжении длительного времени не сообщает конкурсному управляющему актуальные банковские реквизиты, сведения о наименовании и месте нахождения компании, что свидетельствует об утрате кредитором материального интереса в настоящем деле о банкротстве. С 27.12.2018 (т. е. более чем за четыре года!) по настоящее время ни в адрес конкурсного управляющего, ни в адрес суда не поступало каких-либо документов, уведомлений, писем от кредитора. Письма, которые направлял конкурсный управляющий в адрес кредитора, также остались без ответа. В собраниях кредиторов Revionics, Inc. участия также не принимала. 

Исходя из этого управляющий и заключил, что исключение из реестра требований такого пассивного кредитора оправданно, поскольку гарантирует остальным кредиторам право на получение удовлетворения своих требований. Может быть, еще какие-то доводы управляющего были учтены судом, но остались за рамками судебного акта.

В заключение стоит признать, что судебный акт является революционным и смелым.  Возможно, он останется единственным в своем роде, вступившим в законную силу определением об исключении из РТК требования кредитора только лишь потому, что кредитор из недружественного государства (как минимум до внесения изменений в законодательство, ведь сейчас бесспорных норм, которые бы это позволяли делать, в нашем праве нет). А может быть, суды, наоборот, станут активно исключать из РТК таких «потерявшихся» кредиторов из недружественных государств, руководствуясь правилом vigilantibus, non dormientibus, jura subveniunt (с лат. «законы помогают бодрствующим, а не спящим»). Думаю, что российские кредиторы точно не будут возражать против применения на практике второго варианта.

Вадим Бородкин
магистр частного права (РШЧП), к.ю.н., адвокат, советник Юридическая фирма Orchards
«
Денис Ершов — исполнительный директор Союза Организаторов Торгов

17 мая 2023 года Конституционный суд РФ опубликовал Постановление № 23-П, принятое в соответствии со ст. 47.1 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». 

В результате победы на публичных торгах Валерий Шеставин приобрел долю в праве собственности на часть жилого дома и расположенного под ним участка в Архангельской области. Но позднее все права и обязанности покупателя были переведены судом на другую участницу общей долевой собственности, в браке с которой и было приобретено спорное имущество. При этом суд указал на правомерность предоставления ей преимущественного права покупки. Оспорить данное решение Шеставин не смог и обратился с жалобой в Конституционный суд, ссылаясь на ущемление его прав участника торгов.  Конституционный суд РФ предписал конкретизировать правила, в соответствии с которыми совладелец жилья и земли под ним может воспользоваться своим приоритетным правом на выкуп доли при обращении взыскания на активы другого совладельца в деле о банкротстве. До внесения корректив в законодательство, которые могут охватывать все имущественные отношения, продажа доли банкрота с торгов будет разрешена только после отказа совладельцев выкупить ее по начальной цене, подчеркнул КС РФ. Подробно об этом кейсе можно прочитать на портале PROбанкротство. На прошлой неделе мы уже обсуждали этот кейс с точки зрения юристов, теперь решили услышать мнение организаторов торгов.

Установленный указанным постановлением порядок реализации преимущественного права покупки доли в праве собственности на жилое помещение и земельный участок, на котором оно расположено, кардинальным образом, считает Денис Ершов,  меняет сложившуюся многолетнюю практику, в соответствии с которой договор купли-продажи заключался с лицом, обладающим преимущественным правом покупки, по цене, определенной на торгах. Таким образом, соблюдался баланс интересов должника, кредиторов и лица, обладающего преимущественным правом. 

Принятое постановление вызвало молниеносный эффект, уже сейчас на электронных торговых площадках происходит массовая отмена проводимых торгов со ссылкой на указанное постановление. Предполагаем, что в ближайшее время мы увидим шквал обращений в суд со стороны кредиторов, которых такое положение дел устроить не может, поскольку основная цель (реализация имущества должника по наибольшей цене с целью максимального удовлетворения требований кредиторов) однозначно достигнута не будет. Вопросы практического применения данного постановления, а также иные важные вопросы, связанные с организацией и проведением торгов, были предметом обсуждения на прошедшей в Москве 23 мая ежегодной Всероссийской конференции «Торги по банкротству: новые возможности и перспективы». Являясь единственным в стране профильным мероприятием, посвященным вопросам организации, проведения торгов и участия в торгах по продаже имущества должников в процедурах несостоятельности (банкротства), конференция объединила «за одним столом» всех специалистов по торгам (арбитражных управляющих, организаторов торгов, операторов электронных площадок и их объединения), а также кредиторов, участников торгов, адвокатов и консалтинговые компании. Обсуждаемые на конференции вопросы были актуальными и практикоориентированными, а принятые на конференции решения могут быть положены в основу предложений по изменению действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Денис Ершов
к.ю.н., управляющий партнер Организатор торгов «Доброторг»
«
Антон Сычев — адвокат, член Коллегии Союза арбитражных управляющих «Авангард»

В рамках банкротства ООО «ФБ Сестрорецк» конкурсный управляющий с помощью привлечения ООО «Антан-Сервис» завершил строительство многоквартирного дома и передал в собственность участников строительства 141 жилое и 9 нежилых помещений на сумму 697,9 млн рублей . В результате были удовлетворены 78,53% от реестра требований кредиторов. С учетом размера удовлетворенных требований кредиторов КУ попросил суд установить проценты по вознаграждению в размере 48,8 млн рублей. Суд первой инстанции, с которым согласилась апелляция, признал требование КУ обоснованным. Однако окружной суд отменил акты нижестоящих судов и отклонил требование управляющего. КУ пожаловался в Верховный суд, который отменил постановление суда округа и оставил в силе акты судов первой и апелляционной инстанций об установлении АУ процентов по вознаграждению (дело А56-73667/2018). Портал PROбанкротство писал об этом кейсе.

Этот кейс, где окружная кассация неожиданно лишила процентного вознаграждения управляющего компании-застройщика, достроившего дом и погасившего почти 80% реестра, наделал много шума в профессиональном сообщества и широко обсуждался в медийном пространстве.

Процентное вознаграждение — это одна из самых чувствительных тем для сообщества арбитражных управляющих в целом, считает Антон Сычев, а для управляющих из сферы банкротства застройщиков — особенно, поэтому все они внимательно отслеживают формирующиеся в судебной практике тренды и надеются на изменение тенденциозности в их пользу, особенно когда подобный рассматриваемому кейс доходит до Верховного суда.

Здесь ожидания оправдались — Верховный суд восстановил справедливость исходя из того, что любая работа должна оплачиваться, а пробелы в законодательном регулировании не должны использоваться для обратного.

Это очень позитивный сигнал не только для управляющих из сферы банкротства застройщиков, но и для всех остальных управляющих, ведь, по сути, в основе обсуждаемого решения лежит то, что в каждом случае необходимо оценивать вклад управляющего в достижение результата, а не снижать вознаграждение только потому, что сама цифра вознаграждения в абсолютных величинах заметно выделяется на общем фоне, но в относительных величинах она составляет все тот же процент, который прописан в законе. В условиях текущего размера фиксированного вознаграждения, не менявшегося уже много лет, процентное вознаграждение является основным стимулом для достижения управляющим максимальных результатов, и правила игры не должны меняться после ее начала, если управляющий сделал все правильно.

Антон Сычев
адвокат, заместитель Председателя коллегии Союз арбитражных управляющих «Авангард»
«