При наличии любых споров по поводу требований кредиторов, если по результатам таких споров общий объем требований может измениться, управляющий обязан резервировать средства.

Апелляционный суд, отменив определение суда первой инстанции, отказался включать требования ГАУ культуры Москвы «Московское агентство организации отдыха и туризма» в сумме 4,7 млн рублей в реестр компании «Монолитстрой». ГАУ подало кассационную жалобу в окружной суд. Однако еще до рассмотрения жалобы в кассации конкурсный управляющий «Монолитстроя» провел расчеты с кредиторами и попросил суд установить ему вознаграждение в размере 4,8 млн рублей (суд ходатайство КУ удовлетворил). Между тем, окружной суд удовлетворил жалобу ГАУ и направил заявление о включении требования учреждения в реестр должника на новое рассмотрение в суд первой инстанции. После чего ГАУ пожаловалось в суд на бездействие КУ, выразившееся в отказе резервировать деньги в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения требований учреждения. На этот раз суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил жалобу ГАУ. Учреждение пожаловалось в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и признал бездействие КУ незаконным (дело А41-29542/2014). 

Фабула

В рамках банкротства ООО «Монолитстрой» суд первой инстанции включил требования ГАУ культуры Москвы «Московское агентство организации отдыха и туризма» в сумме 4,7 млн рублей в третью очередь реестра. Апелляция, напротив, признала требования кредитора необоснованными.

Учреждение в пределах установленного законом месячного срока обратилось в окружной суд с кассационной жалобой. Жалоба поступила в суд 08.12.2021 (информация об этом была размещена 09.12.2021) и она была принята к производству окружным судом 18.01.2022 (информация об этом была размещена 19.01.2022).

Как полагало ГАУ, после раскрытия информации об обжаловании постановления апелляции конкурсный управляющий «Монолитстроя» Виталий Галашев приступил к расчетам с кредиторами в порядке статьи 134 закона о банкротстве в соответствии со сформированным по состоянию на 09.12.2021 реестром требований кредиторов. 

По мнению учреждения, из составленного управляющим отчета о движении денежных средств видно, что распределение денежных средств и погашение требований кредиторов производилось с 10.12.2021 по 01.03.2022 года.

При этом КУ попросил суд установить ему проценты по вознаграждению арбитражного управляющего. Установленная судом сумма процентов составила 4,8 млн рублей. Проценты были выплачены АУ. После чего КУ попросил суд освободить его от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должником. Суд заявление КУ удовлетворил.

Однако окружной суд удовлетворил жалобу ГАУ и направил спор о включении требования «Монолитстроя» в реестр кредиторов должника на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

После чего ГАУ пожаловалось в суд на бездействие КУ, выразившееся в нерезервировании денег в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения требований учреждения.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил жалобу ГАУ. Учреждение пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции признал действия КУ по распределению конкурсной массы соответствующими требованиям законодательства о банкротстве, не усмотрев оснований для резервирования денежных средств. В спорный период не было отменено вступившее в законную силу постановление суда апелляционной инстанции об отказе во включении требований учреждения в реестр требований кредиторов должника. При этом сама по себе подача учреждением кассационной жалобы на данное постановление не приостановила его действие.

Кроме того, суд первой инстанции отметил, что отсутствие нарушений в действиях управляющего было подтверждено судом и в рамках дела № А41-32114/2022 по заявлению учреждения о признании незаконным бездействия органа по контролю (надзору), выразившегося в невозбуждении дела об административном правонарушении в отношении АУ.

Суд апелляционной инстанции дополнительно отметил, что конкурсная масса должника может пополниться, в связи с чем окончательно не утрачена возможность удовлетворения требований учреждения (в случае признания их обоснованными).

Что думает заявитель

По мнению ГАУ, конкурсный управляющий преждевременно распределил конкурсную массу, нарушив статью 142 закона о банкротстве.

В отсутствие сведений о наличии у должника имущества, за счет которого возможно погасить его требования, учреждение фактически лишено права на получение пропорционального удовлетворения наравне с другими кредиторами третьей очереди.

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Что в теории

ВС напомнил, что целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов (абзац шестнадцатый статьи 2 закона о банкротстве). Поведение конкурсного управляющего должно быть направлено на достижение указанной цели, поскольку именно управляющий осуществляет полномочия руководителя должника и несет самостоятельную обязанность действовать в отношении кредиторов добросовестно и разумно (пункт 4 статьи 20.3, статья 129 закона о банкротстве).

Порядок расчетов с кредиторами урегулирован положениями статьи 142 закона о банкротстве.

Так, требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди (пункт 2). При недостаточности денежных средств должника для удовлетворения требований кредиторов одной очереди денежные средства распределяются между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам их требований (пункт 3).

Пунктом 7 упомянутой статьи установлено, что своевременно заявленные требования кредиторов третьей очереди, установленные арбитражным судом после начала погашения требований кредиторов третьей очереди, подлежат удовлетворению в размере, предусмотренном для погашения требований кредиторов третьей очереди. При этом в случае наличия на момент начала расчетов с кредиторами соответствующей очереди разногласий, рассматриваемых в суде, между конкурсным управляющим и кредитором по поводу заявленного последним требования управляющий обязан зарезервировать денежные средства в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения спорного требования (пункт 6).

По существу

Выводы судов об отсутствии оснований для применения положений пункта 6 статьи 142 закона о банкротстве к требованию ГАУ ошибочны, подчеркнула Экономколлегия.

По смыслу указанной нормы под разногласиями между КУ и кредитором понимаются не только заявления, поданные в порядке, предусмотренном статьей 60 закона о банкротстве, но и любые ситуации, когда обоснованность притязаний кредитора к конкурсной массе ставится под сомнение (в том числе, при обжаловании судебных актов по вопросу об установлении требования кредитора в судах апелляционной инстанции и округа).

Аналогичная правовая позиция изложена в определении СКЭС Верховного суда от 15.08.2023 года № 305-ЭС23-5946.

В рассматриваемом случае на восьмой день после принятия судом апелляционной инстанции постановления о признании требования учреждения необоснованным данное постановление было обжаловано в суд округа. Конкурсный управляющий Виталий Галашев как профессиональный участник отношений в сфере несостоятельности должен был знать об этом том, поскольку сведения о подаче кредитором кассационной жалобы были размещены в общедоступной информационной системе «Картотека арбитражных дел».

При этом Галашев, по мнению ВС, не сослался на наличие каких-либо обстоятельств, которые бы позволяли ему полагать, что кассационная жалоба ГАУ не будет принята к производству окружным судом.

В такой ситуации любой разумный и добросовестный управляющий в целях реализации принципа соразмерного удовлетворения требований кредиторов на основании пункта 6 статьи 142 закона о банкротстве зарезервировал бы денежные средства в размере, достаточном для пропорционального погашения требования учреждения.

Вместо этого КУ начал производить расчеты с кредиторами. Подобные действия управляющего нельзя признать отвечающими стандартам добросовестности и разумности, подчеркнул Верховный суд.

Ссылки суда апелляционной инстанции на то, что существует вероятность пополнения конкурсной массы и, как следствие, не исключена возможность погашения требования ГАУ за счет иных активов должника, не устраняют пороки поведения управляющего. Более того, факт наличия у должника имущества, достаточного для пропорционального погашения требования учреждения (наравне с другими кредиторами третьей очереди удовлетворения), не доказывался Галашевым и не был установлен судами.

Также Экономколлегия проанализировала позицию суда первой инстанции о том, что отсутствие нарушений в действиях управляющего было подтверждено судом и в рамках дела № А41-32114/2022 по заявлению учреждения о признании незаконным бездействия органа по контролю (надзору), выразившегося в невозбуждении дела об административном правонарушении в отношении АУ.

ВС отметил, что в соответствии с частью 2 статьи 69 АПК только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Ранее установленные при разрешении дела № А41-32114/2022 факты ГАУ не отрицает и в рамках настоящего обособленного спора не пытается опровергнуть. Правовые же выводы судов по упомянутому делу не могли рассматриваться в качестве преюдициальных, подытожил ВС.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и признал бездействие КУ, выразившееся в не резервировании денежных средств, незаконным. 

Почему это важно

Руководитель адвокатской практики Ulezko.legal Александра Улезко отметила, что ровно такая же проблема рассматривалась в определении Экономколлегии Верховного суда РФ от 15.08.2023 года № 305-ЭС23-5946 по делу о банкротстве ООО «Финконсалт» с тем лишь отличием, что на управляющего тогда жаловался уполномоченный орган (см. статью ВС признал незаконными действия конкурсного управляющего по распределению денежных средств). 

Собственно, на это определение и сослался Верховный суд РФ в деле ООО «Монолитстрой». Несмотря на то, что судебные акты судом нижестоящих инстанций были вынесены до опубликования определения по делу ООО «Финконсалт», на мой взгляд, спор был решен очевидно неправильно. В обоих делах передача жалобы в Верховный суд РФ вызвана необходимостью исправления очевидной судебной ошибки. Если рассматривать вопрос с формальной точки зрения, то определение о включении в реестр подлежит немедленному исполнению. Однако до разрешения вопроса во всех инстанциях или истечения срока на обжалование, конечно, нельзя считать, что спор разрешен.

Александра Улезко
адвокат, руководитель Адвокатская практика Ulezko.legal
«

Юрист консалтинговой компании «Ком-Юнити» Ксения Болотова отметила, что закон о банкротстве не закрепляет четкий порядок погашения требований кредиторов.

Однако по смыслу п.6 ст.142 закона о банкротстве под разногласиями между конкурсным управляющим и кредитором понимаются не только заявления, поданные по форме, предусмотренной ст. 60 закона о банкротстве, но и любые ситуации, когда обоснованность правопритязаний кредитора к конкурсной массе находится под сомнением (в том числе при обжаловании судебных актов в апелляционном и кассационном порядке). В данном случае на недобросовестность действий управляющего указывают фактические обстоятельства дела. Так, конкурсный управляющий игнорирует возникшие с кредитором разногласия, не резервирует денежные средства для возможного погашения требований кредитора, а подает заявление об утверждении процентного вознаграждения, полагая, что судебный акт уже вступил в законную силу и его изменения не будет. При этом, как указано в определении, в отзыве на кассационную жалобу он не приводит доводы, почему судебный акт об отказе во включении в реестр следовало оставить без изменения.

Ксения Болотова
юрист Аудиторско-консалтинговая компания «Ком-Юнити»
«

По мнению Ксении Болотовой, к определению Верховного суда РФ следует относится положительно, поскольку судебный акт направлен на защиту интересов кредиторов от недобросовестных действий управляющего, однако практикообразующим оно не является, поскольку уже имеются схожие позиции судов по данному вопросу.

Юрист адвокатского бюро «Кульков, Колотилов и партнеры» Ксения Шевченко отметила, что комментируемое определение ВС еще раз подчеркнуло универсальную природу нормы п. 6 ст. 142 закона о банкротстве. 

Ее идея заключается в том, что при наличии любых споров по поводу требований кредиторов, если по результатам таких споров общий объем требований может измениться, управляющий обязан резервировать средства. Как подчеркивает СКЭС, это могут быть и разногласия по ст. 60 закона о банкротстве, и споры о включении в реестр, в том числе обжалование судебных актов по таким спорам. При установлении требований после закрытия реестра существует риск распределения управляющим средств до включения отдельного кредитора в реестр. Это значит, что на момент включения кредитора в реестр средства могут быть распределены между иными кредиторами, в результате чего кредитор не сможет претендовать на пропорциональное удовлетворение. Соответственно, разъяснение ВС РФ порядка применения правила п. 6 ст. 142 закона о банкротстве служит определенной гарантией прав кредиторов, которые должны рассчитывать на сохранение причитающейся им пропорции после включения в реестр без каких-либо превентивных действий с их стороны.

Ксения Шевченко
юрист Юридическая фирма «Кульков, Колотилов и партнеры»
«

По словам Ксении Шевченко, ВС указал, что разумный управляющий обязан проактивно резервировать средства при наличии споров по поводу требований.

«Исполнению этой обязанности не должны предшествовать какие-либо претензии или запросы со стороны кредитора, чье требование рассматривается. Подход о необходимости проактивного применения п. 6 ст. 142 закона о банкротстве и универсальности данной нормы подчеркивался СКЭС и ранее (например, в определении от 27 декабря 2021 года № 302-ЭС17-11347(10)). Так, целесообразность резервирования средств должна проверяться управляющим не только на этапе распределения средств конкурсной массы, но и выручки по результатам торгов. Бесспорен тот факт, что «блокировка» средств на неопределенный период может ущемлять права иных кредиторов, которые надлежаще установили свои требования, но не могут получить причитающуюся долю до разрешения спора с отдельным кредитором (то есть момент погашения их требований откладывается по независящим от них причинам). По результатам рассмотрения требования суд может вовсе отказать во включении в реестр, либо включить в реестр требование в меньшем размере (не в той пропорции, которая была «заморожена»)», — пояснила она.

Однако временные неудобства остальных кредиторов несопоставимы с возможными потерями того кредитора, чье требование рассматривается — без резервирования он может остаться ни с чем после включения в реестр, пояснила Ксения Шевченко.

«Риск невозможности удовлетворения требований одного кредитора не может противопоставляться ожиданию остальных кредиторов. По этой причине подход ВС РФ важен как с точки зрения закрепления способов защиты прав меньшинства, которые не всегда очевидны и не всегда реализуются в делах о банкротстве надлежащим образом, так и с точки зрения обеспечения исполнимости судебного акта о включении требования в реестр», — указала она.

Председатель экспертного совета САУ «Авангард» Анастасия Есьман рассказала, что в рассматриваемом случае Верховный суд напомнил судам о необходимости «расширительного» толкования п. 6 ст. 142 закона о банкротстве с учетом принципов (стандартов) разумности и добросовестности в деятельности арбитражного управляющего, закрепленных в ст. 20.3 закона о банкротстве, о чем он, кстати, высказывается уже не в первый раз.

В таком понимании положения этой нормы означают, что резервировать деньги управляющему нужно не только при наличии разногласий как таковых относительно порядка погашения того или иного требования (например, до майского постановления Конституционного суда часто такие разногласия возникали в отношении налога на прибыль), но и тогда, когда судебные акты по требованию отдельного кредитора находятся в процессе обжалования и точка в этом вопросе еще не поставлена. Последствия обеих этих ситуаций (разногласия и обжалование) тождественны — в конечном итоге судом может быть как установлено отсутствие требования перед конкретным кредитором, так и признано его наличие, а значит, применительно к рассматриваемому случаю, пока не завершен процесс обжалования судебных актов по требованию, нельзя не хеджировать риск восстановления требования кредитора при распределении денег путем их резервирования на такой случай.

Анастасия Есьман
председатель Экспертного Совета Союз арбитражных управляющих «Авангард»
«

Таким образом, подчеркнула Анастасия Есьман, буквальное толкование п. 6 ст. 142 закона о банкротстве не обеспечивает реализацию конституционного принципа гарантии правовой защиты прав конкурсных кредиторов на погашение требований в случае обжалования ими каких-либо судебных актов, что недопустимо.

«Поэтому я полностью поддерживаю позицию высшей судебной инстанции. С точки зрения значения для практики — полагаю, что это определение будет очередным напоминанием участникам процедур банкротства о том, что в случае какой-либо неопределенности не следует стремиться использовать ситуацию в свою пользу, в такой ситуации необходимо руководствоваться общими принципами права и банкротной отрасли, в частности, не допуская дисбаланса прав участников отношений. В рассматриваемом деле отчетливо видно, что управляющий фактически воспользовался ситуацией исключения мажоритарного кредитора из реестра требований кредиторов на уровне апелляционного суда и произвел распределение денег между другими кредиторами, понимая, что судебный акт обжалуется, и не располагая при этом уверенностью в том, что на случай восстановления требования этого кредитора в реестре управляющий сможет восстановить status quo, за что и поплатился удовлетворенной жалобой», — подытожила она.

Председатель Совета Союза АУ НЦРБ Валерия Герасименко считает, что рассматриваемое определение крайне несправедливо к арбитражному управляющему.  

Распределение денег было им произведено после вступления в силу судебного акта об отказе во включении требований в реестр, обеспечительных мер о запрете АУ распределять деньги кредитор не просил. Формально к действиям управляющего придраться нельзя. Фактически же он мог предполагать включение требований в кассации, но это опять же на уровне предположений, во-первых. И тогда бы жаловались иные кредиторы, во-вторых. Но самое неприятное, что хоть суд и пишет о том, что наличие имущества для удовлетворения спорного требования не рассматривалось, он, тем не менее, не направляет спор в первую инстанцию, а признает действия АУ незаконными.

Валерия Герасименко
председатель Совета Союз арбитражных управляющих «Национальный Центр Реструктуризации и Банкротства» (Союз АУ НЦРБ)
«

Партнер ProLegals Елена Кравцова отметила, что ВС РФ неоднократно за последние несколько месяцев указывал на необходимость резервирования денежных средств при расчетах с кредиторами, если вопрос о включении требований рассматривается в вышестоящих инстанциях (последний судебный акт ВС РФ был в августе 2023 года). 

Безусловно, это положительный момент для кредиторов, поскольку является своего рода гарантией отсутствия манипуляций в случае конфликта между недружественными кредиторами и арбитражным управляющим. Однако судебный акт имеет важное значение в большей степени из-за вопроса о применении нормы процессуального права. ВС РФ разъяснил, что судебные акты об отказе в привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности не могут образовывать преюдицию, поскольку не касаются вопросов фактов (только применение права). Это значимый фактор в условиях складывающейся судебной практики, поскольку к административным спорам не всегда привлекаются иные участники банкротного процесса, а судебные акты почти всегда используются арбитражным управляющим.

Елена Кравцова
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«