Нижестоящие суды указали, что оплата фактически неоказанных адвокатами услуг является основанием для признания платежей недействительными.

Адвокаты Сергей Волженкин и Юрий Пугач по соглашению с ООО «Хохтив Девелопмент Руссланд» защищали в рамках возбужденного уголовного дела гендиректора компании и сотрудников. Однако после признания компании банкротом кредиторы оспорили законность перечислений адвокатам денежных средств за оказанные услуги, сославшись на трехлетний период подозрительности. Суды частично поддержали доводы кредиторов и признали большую часть переводов недействительными, обязав вернуть деньги в конкурсную массу. Волженкин и Пугач, а также Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов подали жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 3 ноября (дело А56-116888/2017).

Предыстория

В январе 2018 года суд возбудил дело о банкротстве ООО «Хохтив Девелопмент Руссланд» (ХДР). В рамках процедуры банкротства кредиторы компании потребовали в суде признать недействительными совершенные ХДР в 2015 году переводы 5,4 млн рублей адвокату Сергею Волженкину и 2,4 млн рублей адвокату Юрию Пугачу.

Волженкин и Пугач защищали генерального директора ХДР Екатерину Радаеву и других работников компании в рамках возбужденного уголовного дела. ООО «Хохтив Девелопмент Руссланд» в 2014 году заключило с Сергеем Волженкиным договор об оказании юридической помощи ХДР, а также его работникам и иным лицам по указанию заказчика в рамках уголовного дела на стадии предварительного расследования.

В рамках договора ХДР перечислил Волженкину в 2014-2015 годах 5,4 млн рублей, при этом стороны подписали девять актов сдачи-приемки оказанных услуг. Волженкин также защищал Екатерину Радаеву в судах.

Также в августе 2015 года ХДР заключило соглашение с Юрием Пугачем. Предмет договора – тот же, что и в случае с Волженкиным. По двум подписанным сдачи-приемки оказанных услуг компания перечислила Пугачу 2,4 млн рублей.

Кредиторы указали, что спорные переводы в пользу адвокатов ХДР осуществил в трехлетний период подозрительности. Кредиторы заявили, что адвокаты не оказывали юруслуги самому ХДР. А значит, компания безосновательно перечислила адвокатам деньги, причинив тем самым вред кредиторам.

Суд первой инстанции заявление кредиторов удовлетворил. Апелляция оставила в силе. Окружной суд снизил с 5,4 млн до 2,2 млн рублей размер суммы, незаконно перечисленной ХДР адвокату Сергею Волженкину.

Адвокаты Волженкин и Пугач, а также Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов подали жалобу в Верховный суд. Дело передано в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС, которая рассмотрит этот спор 3 ноября 2022 года.

Что решили нижестоящие суды

Арбитражный суд Северо-Западного округа указал, что само по себе заключение организацией с адвокатом договора возмездного оказания услуг этой организации или ее работнику, не свидетельствует о направленности поведения заказчика и исполнителя на причинение вреда кредиторам доверителя. Суд округа счел, что к спорным отношениям помимо гражданского законодательства подлежат применению нормы о возмещении судебных издержек и соответствующие разъяснения высших судебных инстанций.

В данном случае интересы ХДР и привлекаемых к уголовной ответственности сотрудников полностью совпадали. И действия компании были стандартными с точки зрения любой организации, попавшей в сходные обстоятельства.

Однако оплата фактически неоказанных адвокатами услуг является основанием для признания соответствующих платежей недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве.

Так, окружной суд исключил из подписанных ХДР с Волженкиным актов сдачи-приемки услуг ряд позиций, признав эти позиции необоснованными (неподтвержденными первичными документами). В частности, суд исключил такие услуги как консультация клиента, обсуждение и разработка правовой позиции, участие в совместных совещаниях с адвокатами, работающими по гражданско-правовому направлению и вопросам исполнения судебных решений для выработки совместной позиции и ряд других.

Также, по мнению окружного суда, адвокат Юрий Пугач не представил доказательства, а именно первичные документы, подтверждающие факт оказания юридических услуг ХДР или его работникам (включая составленные адвокатом процессуальные документы), в актах приемки-сдачи услуг не приведены ни перечень фактически осуществленных исполнителем действий, ни расчет стоимости услуг.

Суд округа отклонил доводы об участии Пугача в нескольких судебных заседаниях, поскольку адвокат участвовал в них до заключения спорного соглашения с ХДР. По мнению окружного суда, Юрий Пугач был осведомлен о финансовом состоянии ХДР, так как еще в 2009 году, то есть задолго до возбуждения уголовного дела, заключил с компанией договор об оказании правовой помощи.

Что думает заявитель

Санкт-Петербургская городская коллегия адвокатов и адвокаты полагают, что процессуальные нормы и разъяснения о судебных издержках не могли быть применены судом округа при рассмотрении вопроса о недействительности платежей по договорам об оказании юридических услуг.

По сути, суд округа в части дачи адвокатами консультаций клиенту исходил из необходимости представления адвокатами протоколов соответствующих совещаний с доверителем. Это противоречит положениям статьи 8, пункта 3 статьи 18 федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Суды первой и апелляционной инстанций не установили совокупность обстоятельств, необходимую для признания спорных операций недействительными на основании пункта 2 статьи 61.2 закона о банкротстве, а суд округа эти нарушения не устранил.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Станислав Разумов счел доводы кассационной жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию. Верховный суд рассмотрит этот спор 3 ноября 2022 года.

Почему это важно

По словам юриста практики «Реструктуризация и банкротство» Коллегии адвокатов «Регионсервис», адвоката Виктории Старонедовой, несмотря на действовавший до 1 октября текущего года мораторий на банкротство, одной из самых бурно развивающихся сфер арбитражной судебной практики являются споры, связанные с признанием недействительными совершенных должниками сделок. 

Аналогичная тенденция сложилась и в отношении договоров на оказание юридической помощи, заключенных должниками в предбанкротном состоянии. Не являются исключениями и соглашения, исполнителем по которым является адвокат.Признавая недействительными такие договоры, суды фактически указывают на недопустимость оказания квалифицированной юридической помощи лицам, испытывающим финансовые затруднения. Однако такой подход представляется нарушением одного из основополагающих конституционных прав на получение квалифицированной юридической помощи, а также может в некоторых ситуациях поставить лиц, имеющих статус адвоката, в положение, в котором, с одной стороны, финансовое состояние их клиента может ухудшиться, с другой – адвокат не сможет по этой причине отказаться от взятых на себя обязательств по оказанию юридической помощи.

Виктория Старонедова
адвокат Коллегия адвокатов «Регионсервис»
«

Несмотря на изложенное, по словам Виктории Старонедовой, в судебной практике также наблюдается значительная положительная тенденция. «Так, в рамках рассматриваемого кейса Верховный суд уже обращал внимание правоприменителей на проблематику необоснованного признания недействительными договоров, заключаемых между адвокатами и организациями, находящимися в сложном финансовом положении (Определение СКЭС ВС РФ от 17.03.2022 № 307-ЭС19-4636 (17–19) по делу № А56-116888/2017)», – отметила адвокат.

В том числе, в указанном определении Верховный суд сформулировал следующие важные правовые позиции:

1

Организация вправе заключить с адвокатом договор возмездного оказания услуг своему работнику. Такой договор может быть заключен как в качестве дополнительной меры социальной поддержки работника, привлекаемого к уголовной, административной, гражданско-правовой ответственности за действия, не связанные с трудовыми отношениями, так и в случае непосредственной заинтересованности работодателя в исходе сопровождаемого адвокатом дела, имеющего прямое либо косвенное отношение к имущественному положению, репутации самого работодателя.

2

Договорные отношения с адвокатом, улучшающие положение работника по сравнению тем, что установлено трудовым законодательством, сами по себе не свидетельствуют о направленности договора на причинение вреда кредиторам доверителя.

3

Разрешение вопроса о возможности заключения независимым адвокатом договора с организацией о защите интересов ее работника в рамках уголовного дела не может обусловливаться возложением на данного адвоката такой обязанности как проверка имущественного положения организации – доверителя. Такой подход блокирует саму возможность надлежащего доступа к правосудию для должников.

«Полагаю, что изложенные Верховным судом ранее правовые позиции будут применены и при рассмотрении анализируемого обособленного спора. Положительный исход рассматриваемого дела, в свою очередь, будет способствовать формированию единообразной судебной практики, указывающей судам нижестоящих инстанций на недопустимость лишения лиц, находящихся в трудной финансовой ситуации, права на получение квалифицированной юридической помощи, а адвокатов права на получение вознаграждения за ее оказание», – рассуждает Виктория Старонедова.

По мнению руководителя практики банкротства КСК ГРУПП Нины Бабиновой, в данном случае в противоречие вступают стандартная форма отчета, где указывается максимальное количество информации о проведенной адвокатом работе, и адвокатская тайна, в рамках которой суды предложили адвокатам предоставить первичную документацию (протоколы встреч, запись звонков и т. д).

Однако, при работе юриста выработка позиции по защите в рамках уголовных дел (да и в принципе в рамках любой работы с клиентом) без непосредственной работы с клиентом, которая как раз и выражается в постоянных встречах, звонках, подготовке позиции и документов, внесению правок в документы после согласования с клиентом, невозможна. Зачастую такая информация носит строго конфиденциальный характер, такую информацию нельзя протоколировать. Более того, протоколирование каждой встречи или звонка увеличивает как работу юриста, так и стоимость оплаты для клиента (при работе с почасовыми ставками). Для этого обычно и составляют максимально подробный отчет о количестве затраченных часов, в том числе на встречи, звонки и даже время, затраченное на дорогу до клиента. Несмотря на то, что это является рутинной работой, судам не было достаточно просто представленного акта выполненных работ. С учетом повышенного стандарта доказывания в делах о банкротстве, для доказательства работ судам видимо необходимо было предоставить записи звонков и встреч. Однако адвокаты не имеют право предоставлять такую информацию без прямого согласия клиента.

Нина Бабинова
руководитель практики банкротства КСК ГРУПП
«

Старший юрист Консалтинговой группы РКТ Диана Варданян отметила, что это уже второй истребованный Верховным судом спор о признании недействительными сделок по перечислению должником денег адвокатам за оказание юридической помощи в рамках уголовного дела.

По словам Дианы Варданян, Верховный Суд РФ при рассмотрении аналогичного анализируемому первого спора против адвоката Павла Данилова пришел к выводу об отсутствии оснований для признания сделок по перечислению в пользу ответчика денежных средств недействительными, поскольку:

факт оказания адвокатом услуг подтвержден материалами дела;

Данилов не является лицом, аффилированным (формально юридически или фактически) с ХДР или его работниками, а также не консультировал их до возбуждения уголовного дела, не имел ни прямого, ни косвенного отношения к действиям, совершенным ранее в отношении материнской компании;

в ходе рассмотрения спора не заявлялись доводы о намеренном многократно завышении сторонами стоимости оказываемых услуг по отношению к расценкам других адвокатов такого же уровня профессионализма и репутации.

Поэтому с большой степенью вероятности при рассмотрении обособленного спора об оспаривании сделок по перечислению денежных средств в пользу адвокатов Сергея Волженкина и Юрия Пугача Верховный Суд РФ в удовлетворении заявленных требований также откажет, что ожидаемо, поскольку обстоятельства настоящего дела аналогичны уже рассмотренному спору с адвокатом Павлом Даниловым.

Диана Варданян
старший юрист Консалтинговая группа РКТ
«

По мнению управляющего партнера юридической компании ЮКО Юлии Ивановой, ВС РФ будут отменены судебные акты первой, апелляционной, кассационной инстанций, в удовлетворении заявленных требований – отказано. Так, оспариваемые в настоящем обособленном споре платежи подлежали проверке на соответствие требованиям п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве. Для признания сделки недействительной по приведенному основанию необходимо, чтобы заявителем были доказаны следующие обстоятельства: сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате ее совершения был причинен вред кредиторам; контрагент знал или должен был знать о противоправной цели совершения сделки (заинтересованное лицо).

Так, оспариваемые в настоящем обособленном споре платежи подлежали проверке на соответствие требованиям п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве. Для признания сделки недействительной по приведенному основанию необходимо, чтобы заявителем были доказаны следующие обстоятельства: сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате ее совершения был причинен вред кредиторам; контрагент знал или должен был знать о противоправной цели совершения сделки (заинтересованное лицо).

Действия должника, направленные на привлечение адвоката, являлись стандартными с точки зрения любой организации, попавшей в сходные обстоятельства, их истиной целью было получение квалифицированной юридической помощи. Разрешение вопроса о возможности заключения независимым адвокатом договора с организацией о защите интересов ее работника в рамках уголовного дела не может обусловливаться возложением на данного адвоката такой обязанности как проверка имущественного положения организации – доверителя. Подход, занятый судами, фактически свелся к тому, что адвокат под страхом недействительности не вправе заключать договор с организациями, находящимися в сложном финансовом положении, имеющими неисполненные обязательства (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 17.03.2022 № 307-ЭС19-4636(17-19).Так как в материалы дела не предоставлены доказательства, что оспариваемые платежи за оказание услуг адвокатов не были направлены на достижение цели причинения вреда конкурсным кредиторам должника, заявленные требования не подлежали удовлетворению.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

По словам руководителя екатеринбургского офиса юрфирмы Арбитраж.ру Артема Комсюкова, рассматриваемый вопрос скорее интересен юристам, поскольку оспаривается выплата гонорара адвокатам за оказанные услуги.

Актуальность данного дела выражается в том, что Верховный суд РФ, по идее, должен высказать правовую позицию о том, что в данном случае является надлежащим доказательством, какие услуги и как в подобного рода сделках должны оцениваться. Лично мне видится, что как минимум в части адвоката Волженкина имеются основания для отмены судебных актов нижестоящих судов.

Артем Комсюков
юрист, руководитель офиса г. Екатеринбург BFL | Арбитраж.ру
«