Юристы подчеркивают важность определения ВС, поскольку в практике до сих пор отсутствовало единство позиции по вопросу снижения размера ответственности КДЛ при наличии судебного акта о взыскании ущерба.

В рамках банкротства компании «КС-КОМ» суд по заявлению конкурсного управляющего взыскал с Алексея Семенова как контролирующего должника лица 11,5 млн рублей убытков, причиненных безосновательным снятием денежных средств со счета «КС-КОМа» в 2010-2015 годах. Затем стройкомпания «СпецСтройСтандарт» как единственный конкурсный кредитор на собрании проголосовала за утверждение начальной продажной цены требования должника к Семенову о возмещении убытков, а также за утверждение положения о порядке, сроках и условиях продажи данного требования. Требование к Алексею Семенову было реализовано на торгах за 140 тыс. рублей. После чего единственный кредитор потребовал в суде привлечь Семенова дополнительно к субсидиарной ответственности за невозможность погашения требований кредиторов. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, привлек КДЛ к субсидиарке и взыскал него в пользу кредитора 4,8 млн рублей. Алексей Семенов пожаловался в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и отказался удовлетворять заявление кредитора (дело А57-12609/2017).

Фабула

В ноябре 2017 года суд ввел в отношении ООО «КС-КОМ» процедуру наблюдения, а в марте 2018 года было открыто конкурсное производство.

В 2020 году суд по заявлению конкурсного управляющего взыскал с Алексея Семенова как контролирующего лица в пользу подконтрольного общества 11,5 млн рублей в возмещение убытков, причиненных безосновательным снятием денежных средств со счета ООО «КС-КОМ» в 2010 — 2015 годах.

После вступления решения суда в силу ООО «Строительная компания «СпецСтройСтандарт» как единственный конкурсный кредитор на собрании проголосовало за утверждение начальной продажной цены требования должника к Семенову о возмещении убытков, а также за утверждение положения о порядке, сроках и условиях продажи данного требования.

Требование к Алексею Семенову было реализовано на торгах за 140 тыс. рублей, по результатам которых в феврале 2021 года КУ заключил договор купли-продажи требования о возмещении убытков с победителем торгов.

А уже в марте 2021 года строительная компания «СпецСтройСтандарт» потребовала в суде привлечь Семенова к субсидиарной ответственности за невозможность погашения требований кредиторов. При этом компания в обоснование того, что банкротство наступило в результате действий (бездействия) Семенова, сослалась на презумпции доведения до банкротства, закрепленные в подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 61.11 закона о банкротстве, а именно:

на совершение Семеновым операций по снятию наличных денежных средств со счета должника, причинивших существенный вред имущественным правам кредитора, положенных в основу ранее рассмотренного иска о возмещении убытков;

на непередачу Семеновым конкурсному управляющему документации должника.

Как указал единственный кредитор, в реестр включено его требование в сумме 4,8 млн рублей с удовлетворением в третью очередь. Неисполненные текущие обязательства составили 10 тыс. рублей (вознаграждение КУ и расходы по проведение процедур банкротства).

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, удовлетворил требование ООО «Строительная компания «СпецСтройСтандарт» и взыскал с Семенова в пользу кредитора 4,8 млн рублей.

Алексей Семенов пожаловался в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Основания привлечения к ответственности в виде возмещения убытков и к субсидиарной ответственности тождественны в части, касающейся снятия Семеновым со счета должника 11,9 млн рублей. Как указали суды, в данной части он не может быть повторно привлечен к гражданско-правовой ответственности за одни и те же действия.

Суды установили, что ООО «КС-КОМ» согласно его балансу в преддверии банкротства имело активы стоимостью 14,1 млн рублей, передача которых позволила бы полностью погасить требование единственного кредитора и текущие обязательства.

Сославшись на то, что ни эти активы, ни документация общества не были переданы конкурсному управляющему, констатировав отсутствие доказательств расходования указанных активов в интересах общества, суды привлекли Семенова к субсидиарной ответственности, взыскав с него 4,8 млн рублей.

Что думает заявитель

Алексей Семенов, в частности, сослался на то, что ООО «Строительная компания «СпецСтройСтандарт», проголосовавшее за продажу требования к нему о возмещении убытков, которое превышало сумму субсидиарной ответственности, после отчуждения данного требования не могло предъявить Семенову новый иск о привлечении к субсидиарной ответственности.

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Что в теории

Заявление о привлечении в рамках дела о банкротстве к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов является иском, направленным на возмещение убытков контролирующим лицом в ситуации, когда его неразумные и недобросовестные действия (бездействие) оказали такое негативное воздействие на имущественную сферу подконтрольной организации, что совокупный размер активов последней стал недостаточен для проведения расчетов с кредиторами, то есть данные действия (бездействие) послужили необходимой причиной банкротства (пункт 1 статьи 61.11 закона о банкротстве).

Поскольку иск о привлечении к субсидиарной ответственности является способом защиты гражданско-правового сообщества кредиторов, размер ответственности по нему ограничен общей суммой требований кредиторов, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества.

Одновременно с этим в рамках дела о банкротстве кредиторы и АУ наделяются правом на предъявление контролирующему лицу требования о возмещении убытков по корпоративным основаниям (статья 61.20 закона о банкротстве). В этом случае возложение ответственности также обусловлено грубым нарушением контролирующим лицом обязанности действовать добросовестно и разумно в отношении подконтрольного общества, повлекшим за собой уменьшение его имущественной массы.

Иск о привлечении к ответственности по корпоративным основаниям кредитор, арбитражный управляющий подают в силу закона от имени самого должника (пункт 2 статьи 61.20 закона о банкротстве), который выступает прямым выгодоприобретателем по этому иску. Поэтому цена данного иска не ограничена размером требований кредиторов.

Невозможность удовлетворения требований кредиторов из-за действий (бездействия) контролирующего лица, как правило, обусловлена причинением крупных убытков подконтрольной организации. Возможны и ситуации, при которых должник после расчетов с кредиторами, сохранил бы часть своих активов, если бы его деятельность не сопровождалась неправильным управлением со стороны контролирующего лица.

При таких обстоятельствах применительно к ликвидации должника через процедуру конкурсного производства убытки, причиненные КДЛ, в конечном счете ложатся как на кредиторов (в части суммы непогашенных требований), лишая их возможности получить удовлетворение за счет конкурсной массы, так и на акционеров, участников должника, собственника его имущества (в остальной части), нарушая их право на получение ликвидационной квоты (пункт 8 статьи 63 ГК РФ).

В таком случае, если контролирующее лицо ранее уже было привлечено к субсидиарной ответственности, требование о возмещении им же убытков удовлетворяется в части, не покрытой размером этой субсидиарной ответственности (пункт 6 статьи 61.20 закона о банкротстве).

По существу

Алексей Семенов уже был привлечен к ответственности за причинение убытков обществу в сумме, превышающей предел субсидиарной ответственности. Взыскание с него же дополнительного возмещения по второму требованию (в форме привлечения к субсидиарной ответственности или же в качестве компенсации иных корпоративных убытков) направлено на нивелирование потерь общества, которые, в конечном счете, должны были относиться на лиц, обладающих правом на получение ликвидационной квоты.

Однако именно Семенов являлся таким лицом: он был фактическим руководителем и единственным бенефициаром (участником) общества. Следовательно, отсутствовал субъект, чей правомерный интерес подлежал защите при разрешении второго требования, что является достаточным основанием для отказа в его удовлетворении.

Компания «СпецСтройСтандарт», будучи единственным кредитором общества, выразила волю на отчуждение первого требования к Семенову о возмещении им убытков. Такое отчуждение не привело к освобождению Семенова от ответственности, он по-прежнему является должником перед новым кредитором на всю взысканную ранее сумму. Поэтому данная продажа сама по себе не влияет на вывод о неправомерности второго требования.

Вместе с тем, изложенные в отзыве компании на кассационную жалобу доводы о недобросовестном поведении Семенова, выразившемся в фиктивной передаче своих полномочий номинальному лицу, непередаче документации должника конкурсному управляющему и непогашении задолженности, присужденной по первому требованию, не могут служить основанием для дополнительного взыскания с контролирующего лица сверх того, что причитается по закону.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и отказался удовлетворять заявление кредитора.

Почему это важно

Адвокат, младший партнер юридической группы «Яковлев и Партнеры» Денис Крауялис подчеркнул, что Верховный суд вынес важнейшее определение, так как в практике действительно по настоящее время отсутствует единство позиции по вопросу снижения размера ответственности контролирующих лиц должника при наличии судебного акта о взыскании ущерба. По словам юриста, очень часто суды отрицают возможность такого снижения в принципе, при этом хотя мотивировка и разная, но преимущественно она сводится к следующему:

императивность нормы о том, что размер субсидиарной ответственности равен сумме непогашенных требований кредиторов,

различие видов ответственности (убытки и субсидиарная), поэтому суды указывают, что взыскание по одному основанию не мешает взысканию по другому,

убытки взыскиваются в пользу кредитора, а в порядке субсидиарной ответственности – в пользу должника.

При таком подходе суды считают, что двойной ответственности не возникает, а значит и снижать размер субсидиарной ответственности не нужно. Но с этим нельзя согласиться. До Верховного суда РФ уже доходил схожий обособленный спор об определении размера ответственности Дьячкова Ю.И. после установления наличия оснований для привлечения его к субсидиарной ответственности в рамках дела № А40-203647/2015 о несостоятельности (банкротстве) ООО «ДИС». Тогда суд в определении от 03.07.2020 года указал, что гражданский иск о взыскании ущерба за совершенное преступление в размере неуплаченных налогов фактически тождественен иску о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. Таким образом, Верховный суд, вынося рассматриваемое определение, в очередной раз подтвердил, что при конкуренции двух видов требований (о привлечении к субсидиарной ответственности и о возмещении ущерба) необходимо в обязательном порядке устанавливать, являются ли названные иски тождественными, в первую очередь, определяя их правовую природу, что при определении соотношения этих требований необходимо исходить из их зачетного характера по отношению друг к другу.

Денис Крауялис
советник практики разрешения споров Юридическая фирма Tomashevskaya & Partners
«

Старший юрисконсульт «ФБК Legal» Иван Звонков отметил, что при выборе вида ответственности (убытки или субсидиарная ответственность) определяющим фактором является степень негативного влияния контролирующего лица на деятельность должника (действия довели до банкротства или нет). 

Само по себе привлечение к убыткам и к субсидиарной ответственности законодательно не запрещено. Однако привлекать к убыткам возможно только в части, непокрытой субсидиарной ответственностью. В данном случае суды допустили грубое нарушение такого базового принципа, когда одно лицо (Алексей Семенов) было привлечено к ответственности в виде убытков (11,5 млн рублей), а затем суды привлекли его же к субсидиарной ответственности на 4,8 млн рублей. То есть КДЛ уже было привлечено к убыткам в сумме большей, чем весь объем субсидиарной ответственности по требованию его единственного кредитора. Судебная коллегия выразила важную для практики позицию о том, что дополнительное привлечение к субсидиарной ответственности приведет только к значительному уменьшению потерь должника, которые, в конечном счете, должны были относиться на лиц, обладающих правом на получение ликвидационной квоты, а таковым уже являлся Семенов. Более того, с КДЛ взыскана сумма большая, чем объем субсидиарной ответственности, что исключает привлечение к субсидиарной ответственности.

Иван Звонков
Старший юрисконсульт Юридическая фирма «ФБК Legal»
«

Иван Звонков полагает, что такое определение ВС должно внести определенность в судебную практику, когда суды будут оценивать уже взысканную сумму с КДЛ по убыткам, прежде чем привлекать к субсидиарной ответственности, а также проверять последствия для должника и кредиторов от такого дополнительного привлечения к ответственности.

Юрист адвокатского бюро «ЕМПП» Алексей Натаров считает комментируемое определение Экономколлегии интересным.

Верховный суд подробно и правильно разобрался во всех обстоятельствах, что и позволило прийти к выводу о невозможности привлечения к субсидиарной ответственности. Полагаю, что данное определение впоследствии может быть использовано в качестве примера в делах о привлечении к субсидиарной ответственности, но только очень локально. В силу исключительности и огромной совокупности всех обстоятельств спора рассчитывать на массовое использование этого постановления и изменение судебной практики не приходится.

Алексей Натаров
старший юрист Адвокатское бюро «ЕМПП»
«

По словам руководителя банкротной практики Yalilov & Partners Аиды Сабирзяновой, субсидиарная ответственность заключается в том, что КДЛ привлекается к ответственности в случае, когда удовлетворить требования кредиторов за счет имущества должника невозможно. 

Для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности заявителю необходимо доказать, что именно действия ответчика повлекли объективное банкротство должника. Под убытками понимается ущерб, причиненный должнику неправомерными действиями КДЛ, а соответственно и кредиторам должника. По общему правилу, убытки являются универсальной мерой гражданско-правовой ответственности и для взыскания убытков на основании статьи 15 ГК РФ лицо, требующее их возмещения, должно представить доказательства, подтверждающие противоправность поведения ответчика, причинную связь между противоправным поведением и возникшими убытками, а также наличие и размер понесенных убытков. Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что у судов возникают сложности с квалификацией действий контролирующих должника лиц, что все чаще становится основанием для отмены ВС РФ судебных актов нижестоящих инстанций. Проблема избрания надлежащей ответственности КДЛ обусловлена не только конкуренцией норм (общие нормы об убытках или субсидиарной ответственности), но и предусмотренной законом о банкротстве возможностью взыскать убытки с КДЛ, уже привлеченного к субсидиарной ответственности.

Аида Сабирзянова
руководитель банкротной практики Юридическая фирма Yalilov & Partners
«

В рассматриваемом случае, пояснила Аида Сабирзянова, нижестоящие суды привлекли ответчика к субсидиарной ответственности в размере 4,8 млн рублей, что составило весь реестр требований кредиторов, несмотря на то, что ранее с ответчика уже были взысканы убытки в размере 11,5 млн рублей.

«Судебная коллегия Верховного суда РФ, допуская привлечение КДЛ, с которого ранее были взысканы убытки, к субсидиарной ответственности, указала, что лицом, которое могло бы компенсировать свои потери в результате получения ликвидационной квоты, являлся бы также Семенов. Таким образом, вышеуказанное свидетельствует об отсутствии в деле лица, интересы которого подлежали бы защите в результате удовлетворения заявленных требований. Поскольку Семенов ранее был привлечен к ответственности за причинение должнику убытков в сумме, превышающей размер субсидиарной ответственности, учитывая отсутствие иных бенефициаров, ВС РФ верно пришел к выводу об отсутствии в данном деле оснований для удовлетворения заявленных требований. ВС РФ в очередной раз напомнил судам, что формальный подход в рассмотрении дел, который, к сожалению, применяется судами повсеместно, недопустим», – подытожила она.

Адвокат, партнер юридической фирмы Ru.Courts Илья Кавинский пояснил, что Верховный суд не допустил двойного привлечения к ответственности (которая, по общему правилу, при причинении вреда кредиторам, не должна превышать размера реестра требований кредиторов).

Другой важный вывод (который, хоть и очевиден, но при этом был проигнорирован судами нижестоящих инстанций) заключается в том, что если КДЛ был привлечен к ответственности за конкретные убытки, а потом требование о возмещении убытков было реализовано в ходе торгов, то он все равно остается должным по такому обязательству. Хорошо, что Верховный суд высказался по этому вопросу. Такие споры не единичны, у нас сейчас в работе аналогичное дело, где вопрос поставлен аналогичным образом. К сожалению, суд высказался только по ситуации, когда убытки, взысканные с директора, превышают сумму реестровой задолженности. Но суд ничего не говорит о случаях, когда были оспорены сделки директора и сумма взысканного в результате такого оспаривания превысила реестровую задолженность. По логике вещей, ситуация аналогичная и директора также нельзя привлекать к субсидиарной ответственности, поскольку это будет означать двойное привлечение к ответственности за одно нарушение. Хотелось бы, чтобы Верховный суд формулировал свои выводы как более общие правила.

Илья Кавинский
адвокат, партнер Юридическая фирма Ru.Courts
«

К.э.н., адвокат, советник практики по банкротству АБ «БВМП» Дмитрий Палин отметил, что проблема соотношения двух видов ответственности в процедуре банкротства (субсидиарной и убытков) по-прежнему актуальна. 

В первую очередь из-за того, что критериев их разграничения закон о банкротстве не содержит. При этом проблемным остается скорее вопрос, к какому именно виду ответственности должен привлекать суд КДЛ в каждом конкретном случае. В рассмотренном же споре решался вопрос об одновременном применении обоих видов ответственности за одни и те же действия руководителя должника. Принцип недопустимости подобного привлечения достаточно давно выработан судебной практикой. Хотя наши сотрудники периодически сталкиваются и с обратным. Учитывая фактические обстоятельства спора, данное определение ВС РФ закрепит сложившуюся практику о недопустимости одновременного применения мер субсидиарной ответственности и взыскания убытков за одно и то же.

Дмитрий Палин
к.э.н., советник практики по банкротству Адвокатское бюро «БВМП»
«