Верховный суд рассмотрел спор о включении требования Аэрофлота о возмещении убытков в реестр кредиторов обанкротившегося подрядчика.

АО «ЭлТех СПб» выполнило для Аэрофлота работы по корректировке проектно-сметной документации. Однако Главгосэкспертиза дала на результаты работ отрицательное заключение. Затем Аэрофлот принял у АО «ЭлТех СПб» без замечаний измененную проектную документацию. После чего АО «ЭлТех СПб» было признано банкротом, а Главгосэкспертиза вновь выдала отрицательное заключение и Аэрофлоту пришлось привлечь другого подрядчика для доработки документации. Тем не менее, нижестоящие суды отказались включить заявленные Аэрофлотом убытки в реестр кредиторов АО «ЭлТех СПб». Верховный суд отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А56-48029/2020). 

Предыстория

В 2019 году ПАО «Аэрофлот – российские авиалинии» заключил с АО «ЭлТех СПб» договор на выполнение работ по корректировке проектно-сметной документации в отношении ангара для техобслуживания самолетов Boeing-777. 

Работы включали три этапа:

1

Корректировка проектно-сметной документации (срок окончания выполнения работ - 16 сентября 2019 года).

2

Актуализация инженерно-геологических изысканий (срок окончания выполнения работ - 17 октября 2019 года).

3

Техническое сопровождение откорректированной проектно-сметной документации в Главгосэкспертизе. Устранение замечаний после их получения в Главгосэкспертизе. Получение положительных заключений экспертизы по проектной документации и по определению достоверной стоимости строительства (срок окончания выполнения работ - 1 декабря 2019 года).

Результатом работ по контракту являются проектная и сметная документация, соответствующие требованиям действующих нормативных документов и имеющие положительные заключения Главгосэкспертизы. 

Работы по первому этапу АО «ЭлТех СПб» предъявило к приемке 11 сентября 2019 года. 

Работы по второму этапу по акту приема-передачи работ Аэрофлот принял 17 октября 2019 года. В акте указано, что работы выполнены с надлежащим качеством и заказчик не имеет претензий относительно объема работ и срока их выполнения.

В ноябре Аэрофлот перечислил АО «ЭлТех СПб» 17,3 млн рублей - стоимость работ по первому и второму этапам.

Однако 20 марта 2020 года Главгосэкспертиза дала отрицательные заключения на проектную и сметную документацию:

результаты инженерных изысканий не соответствуют требованиям технических регламентов, проектная документация не соответствует результатам выполненных для ее подготовки инженерных изысканий, не соответствует заданию на проектирование, не соответствует требованиям техрегламентов;

сметная стоимость строительства определена недостоверно.

26 апреля Аэрофлот принял у АО «ЭлТех СПб» измененную после замечаний, полученных в Главгосэкспертизе, проектную документацию. В акте указано, что работы выполнены с надлежащим качеством и заказчик не имеет претензий по объему работ и сроку их выполнения. 

Однако этого оказалось недостаточно. Сославшись на то, что АО «ЭлТех СПб» так и не выполнило предусмотренные договором обязательства (не подготовило отвечающую положениям нормативных документов проектно-сметную документацию, имеющую положительные заключения Главгосэкспертизы), не исполнило направленное в его адрес требование от 17.11.2020 об устранении недостатков в срок до 30.11.2020, Аэрофлот обратилась с заявлением в суд. Аэрофлот потребовал включить в реестр требований кредиторов к тому времени оказавшемуся в процедуре банкротства АО «ЭлТех СПб» убытки в виде суммы в размере 22 млн рублей, перечисленной компанией в счет оплаты работ по первому и второму этапам, и стоимости услуг по экспертизе документации, оказанных Главгосэкспертизой и оплаченных Аэрофлотом, а также неустойку за просрочку выполнения работ.

Суды трех инстанций заявление Аэрофлота отклонили. После чего Аэрофлот подал жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор 29 сентября 2022 года. 

Что решили нижестоящие суды

Аэрофлот принял работы по актам приема - сдачи без замечаний. 

При этом суды отклонили довод Аэрофлота о том, что факт ненадлежащего выполнения работ подтверждается отрицательными заключениями Главгосэкспертизы. Целью экспертизы не являлось определение соответствия результатов работ условиям договора (в том числе, технического задания к нему). Экспертизой не устанавливались ни факты ненадлежащего выполнения работ применительно к договору, ни обстоятельства, указывающие на выдачу отрицательного заключения именно по вине исполнителя. Заключения объективно не подтверждают прямую причастность АО «ЭлТех СПб» к несоответствию результатов работ требованиям нормативных документов.

Также суды сослались на размещенную в открытом госреестре заключений информацию о выдаче Главгосэкспертизой 30 декабря 2020 года положительного заключения в отношении проектной документации и результатов инженерных изысканий. По этой информации соисполнителем являлось АО «ЭлТех СПб».

Суды не нашли оснований для квалификации 2 млн рублей, которые Аэрофлот перечислил Главгосэкспертизе, в качестве убытков заказчика, возникших по вине исполнителя.

Суды сочли, что требование кредитора о выплате неустойки не отвечает принципу добросовестности, поскольку заказчик принял работы по первому и второму этапам, указав в акте на отсутствие претензий по поводу сроку их выполнения. 

Специальная правосубъектности: отклоняя требование о неустойке по третьему этапу работ, суды исходили из отсутствия возможности достижения предусмотренного договором результата (получения положительного заключения экспертизы) в силу специальной правосубъективности выдающего заключение экспертного учреждения.

Кроме того, суды сочли, что договор прекратился по сроку действия 31 мая 2020 года и заказчик не вправе начислять неустойку за период после прекращения договора.

Что думает заявитель

По мнению Аэрофлота, согласно пункту 1 статьи 760 Гражданского кодекса по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязан, в частности, согласовывать готовую техническую документацию с заказчиком, а при необходимости вместе с заказчиком – с компетентными государственными органами и органами местного самоуправления. Стороны сделки в договоре ясно определили результат работ, указав в качестве такового документацию, имеющую положительные заключения Главгосэкспертизы. 

Наличие соответствующего заключения Главгосэкспертизы обязательно в силу части 1 статьи 49 Градостроительного кодекса. Без него документация не имела потребительской ценности для Аэрофлота.

Сам по себе факт подписания актов о приемке не лишает Аэрофлот права ссылаться на недостатки работ, поскольку эти недостатки не могли быть обнаружены компанией, не являющейся профессионалом в сфере проектирования, в момент подписания актов. 

Положительное заключение по проектной документации и результатам инженерных изысканий, информация о котором содержится в госреестре заключений, получил новый подрядчик (ООО «ЭнергоСтар»), которого Аэрофлот привлек вместо не исполнившего обязательства АО «ЭлТех СПб». 

В отношении же сметной документации положительное заключение до настоящего времени отсутствует.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда И.В. Разумов счел доводы заявителя заслуживающими внимания и передалматериалы дела в Экономколлегию ВС. В итоге Экономколлегия отменила акты нижестоящих судов и отправила спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Экономколлегия указала, что из положений законодательства и условий договора следует, что сделка заключена не для выполнения АО «ЭлТех СПб» проектных и изыскательских работ как таковых. Она направлена на достижение результата этих работ, пригодного для использования Аэрофлотом по назначению, включающего, наряду с собственно проектной и сметной документацией, положительные заключения государственной экспертизы. Проекты и сметы, не имеющие положительных заключений Главгосэкспертизы, не могли быть использованы заказчиком и не представляли для него потребительской ценности. 

При этом на подготовленную АО «ЭлТех СПб» проектную и сметную документацию Главгосэкспертиза дала отрицательные заключения. В отношении сметной документации суды не установили факты устранения выявленных в ходе проведения госэкспертизы недостатков и получения впоследствии положительного заключения.

В отношении проектной документации суды сослались на информацию в сети Интернет о наличии последующего положительного заключения, не проверив доводы Аэрофлота о том, что это заключение получено на документацию, подготовленную новым подрядчиком, а АО «ЭлТех СПб» упомянуто в общедоступном государственном реестре заключений лишь в качестве лица, готовившего предыдущую версию проектной документации, признанную Главгосэкспертизой недоброкачественной. 

Верховный суд подчеркнул, что сам по себе факт подписания Аэрофлотом актов о приемке проектной и сметной документации без замечаний не свидетельствует о возникновении на его стороне обязательства по оплате, поскольку согласно условиям договора результат считается достигнутым лишь при наличии положительного заключения госэкспертизы, а недостатки специфической строительной документации не относятся к числу явных (статьи 720, 721, 758 ГК РФ).

Кроме того, суды неверно распределили бремя доказывания. Именно на АО «ЭлТех СПб» лежало бремя подтверждения того, что отрицательные заключения были выданы Главгосэкспертизой по обстоятельствам, за которые отвечает Аэрофлот. На такие доказательства суды не сослались.

Также суды не установили, что приступившее к исполнению принятых на себя по договору обязательств АО «ЭлТех СПб» вплоть до передачи проектной и сметной документации экспертам заявляло об отсутствии информации, необходимой для надлежащей подготовки проектов и смет. 

С открытием в отношении АО «ЭлТех СПб» процедуры конкурсного производства требование Аэрофлота о выполнении работ трансформировалось в денежное (абзац второй пункта 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»). При таких обстоятельствах, вывод судов о том, что у АО «ЭлТех СПб» не отпали правовые основания для удержания полученной по договору оплаты, нельзя признать верным, указала Экономколлегия.

По мнению ВС, в ситуации, когда предусмотренный договором результат работ не достигнут, не на заказчике, как ошибочно сочли суды, а на подрядчике, претендующем на оставлении части предварительной оплаты за собой, лежит бремя доказывания того, что подготовленная им документация имеет какую-то ценность для заказчика (например, доказывания того, что заказчик не утратил интерес в получении документации, а дальнейшая доработка изготовленных подрядчиком документов не требует серьезных затрат, экономически явно более выгодна, чем подготовка новых документов). 

Также Верховный суд отнесся критично к отказу судов в выплате неустойки Аэрофлоту, который оплатил услуги по проведению госэкспертизы подготовленной АО «ЭлТех СПб» документации, но Главгосэкспертиза дала отрицательные заключения. Эти расходы согласно пункту 1 статьи 393, пункту 2 статьи 761 ГК РФ являются убытками заказчика, возникшими по вине подрядчика, подготовившего недоброкачественные документы и не предупредившего заказчика о недостатках до передачи данных документов на экспертизу. Однако суды отказали в удовлетворении требования компании о выплате неустойки по основаниям, не предусмотренным законом, указала Экономколлегия:

1

Подписание Аэрофлотом актов о приемке проектной и сметной документации с указанием на отсутствие претензий по объему, качеству и срокам выполнения работ, в данном случае не могло быть квалифицировано как соглашение об отказе от применения кредитором мер ответственности к должнику за просрочку исполнения, поскольку Аэрофлот, снимая претензии по срокам выполнения работ, исходил из того, что ему передается доброкачественная документация. Аэрофлот не отказался бы от получения пеней, зная о недостатках работ. Вопреки выводам судов не заказчик, а подрядчик, не раскрывший контрагенту необходимую информацию, действовал недобросовестно. В связи с этим заявление подрядчика о наличии в актах записи об отсутствии претензий следовало отклонить (пункты 3 и 4 статьи 1, пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

2

Окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. В анализируемый договор на выполнение проектно-изыскательских работ не включены оговорки о том, что по истечении срока действия договора обязательства сторон по нему прекращаются, и о том, что после истечения срока действия договора стороны освобождаются от ответственности за его нарушение.

3

Результат работ включал в себя получение положительных заключений государственной экспертизы на проектную и сметную документацию. Соответствующее условие договора соотносится с положениями действующего законодательства в сфере градостроительной деятельности. Таким образом, начисление договорной неустойки за нарушение срока выполнения работ по третьему этапу не противоречит положениям статьи 330 ГК РФ.

В итоге Экономколлегия отменила акты нижестоящих судов и отправила спор на новое рассмотрение в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Почему это важно

По словам арбитражного управляющего Екатерины Корниенко, указанное определение ВС интересно как практикообразуюшее с точки зрения распределения бремени доказывания в спорах о включении в реестр требований кредиторов по договору подряда. 

При рассмотрении споров о включении в реестр неаффилированных кредиторов подлежит применению повышенный стандарт доказывания «ясные и убедительные доказательства», когда суд осуществляет более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с общеисковым гражданским процессом (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 04.06.2018 № 305-ЭС18-413). В определении суда первой инстанции, законность которого была опровергнута рассматриваемым определением ВС, суд пришел к выводу, что, поскольку «доказательств нарушения должником исполнения принятых на себя обязательств материалы спора не содержат, оснований для применения общих гражданско-правовых положений о последствиях ненадлежащего исполнения условий хозяйственного договора не имеется». То есть суд первой инстанции счел недоказанными денежные требования кредитора, происходящие из ненадлежащего исполнения договора подряда. Отменяя акты судов первой и вышестоящих инстанций, Верховный суд разъяснил, что в данном споре именно на должнике (АО «ЭлТех СПб») лежало бремя подтверждения того, что отрицательные заключения госэкспертизы были выданы по обстоятельствам, за которые отвечает не должник, а претендующий на включение в реестр кредитор (Аэрофлот). Верховным судом на должника возлагается бремя опровержения доводов кредитора.

Екатерина Корниенко
арбитражный управляющий, член Экспертного совета по развитию конкуренции в сфере банкротства Комитета ГД РФ по защите конкуренции
«

По мнению Екатерины Корниенко, указанный подход к распределению бремени доказывания может негативно сказаться при рассмотрении споров об установлении требований к банкроту, конкурсному управляющему которым не передана (или искажена) документация, позволяющая заявлять такие возражения.

По мнению старшего партнера Kaminskiy, Stepanov and Partners Кирилла Степанова, это весьма значимое и креативное определение ВС, поскольку высшая судебная инстанция указывает нижестоящим, что нельзя подходить формально к вопросу о наличии или отсутствии убытков. 

Суды нижестоящих инстанций, по мнению ВС, подошли к вопросу формально и пришли к выводу, что раз Заказчик подписал акты и принял работы без замечаний, то он не может взыскивать убытки. Однако ВС, отправляя дело на новое рассмотрение, указал, что подрядчик злоупотребил правом, не раскрыв необходимую информацию контрагенту. Данное Определение отражает позитивную тенденцию активного применения ст. 10 ГК РФ.

Кирилл Степанов
старший партнер Юридическая компания «Kaminskiy, Stepanov & Partners»
«

Партнер ProLegals Елена Кравцова отметила, что определение ВС РФ заслуживает внимания при формировании судебной практики, поскольку ВС РФ выразил сразу несколько важных позиций.

Прежде всего, это констатация факта, что подписание актов о приемке выполненных работ само по себе не свидетельствует о лишении заказчика права ссылаться на несоответствие работ положениям договора, если в последующем документация не прошла согласование в уполномоченной организации (Главгосэкспертизе). Данная позиция полностью согласуется с нормами ГК РФ. Также заслуживает внимания в правоприменении позиция о распределении бремени доказывания, в соответствии с которой именно подрядчик должен доказать, что использование некачественной проектной документации имело смысл и интерес для заказчика. Это необходимо, если подрядчик намерен снизить размер убытков или взыскиваемых сумм за невыполненные работы. Полагаю, что определение ВС РФ будет являться значимым ориентиром для юристов при разрешении подобных споров.

Елена Кравцова
партнер юридическая фирма ProLegals
«

Управляющий партнер IMPRAVO Максим Борисов отметил в Определении Верховного суда несколько важных выводов.

Первый вывод – это то, что не заказчик должен доказывать, что работы были выполнены ненадлежащим образом, а исполнитель должен доказать, что он выполнил работы добросовестно и результат работ имеет финансовую или иную ценность для заказчика. То есть суд указал, что подписанные акты выполненных работ совсем не являются исчерпывающими доказательствами того, что работы были выполнены надлежащим образом. Второй вывод - работа будет являться выполненной только после утверждения результата работ третьим лицо (Главгосэкспертизой).

Максим Борисов
управляющий партнер юридическая компания IMPRAVO
«

По словам Максима Борисова, при заключении данного вида договоров на практике часто применяется такойпункт как сдача результата работ на экспертизу и получение положительного заключения от учреждения государственной экспертизы, при этом отрицательное заключение возможно получить не только из-за действий подрядчика или некачественно выполненных им работ.

«Но в указанном определении ВС ставится прямая зависимость не на выполнении услуг по разработке и исправлению проектно-сметной документации, а на пользе от результата работ. То есть никто не отрицает, что работы сделаны, но по каким-то причинам к положительному результату не привели. Считаю, что вывод суда о прямых убытках сделан верно и далее необходимо доказать размер этих убытков. При этом нет необходимости взыскивать весь аванс и оплату по договору, поскольку работы были сделаны, подрядчик работал и овеществленный результат передал и это не отрицается сторонами. Таким образом, выводы суда о не достигнутом результате в виде положительной экспертизы и в результате возможности возврата обратно всего оплаченного аванса считаю опасными и они могут в дальнейшем применяться со злоупотреблением своими правами не только в делах о банкротстве», – отметил Максим Борисов. 

По словам руководителя Департа­мента правового обес­печения договорной и судебной работы​ МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"» Марии Овчинниковой, в рассматриваемом споре Верховный суд РФ обратил внимание, что в ситуации, когда предусмотренный договором результат работ не достигнут, бремя доказывания того, что подготовленная подрядчиком документация имеет какую-то ценность для заказчика, лежит на подрядчике.

Учитывая данный вывод Верховного суда РФ, суду первой инстанции при новом рассмотрении спора необходимо будет установить, что есть «результат работ» – под ним следует понимать результат работ в целом по договору (проектная и сметная документация, получившая положительное заключение Главгосэкспертизы) или будет достаточно считать поэтапную сдачу работ, учитывая, что в спорном договоре сопровождение откорректированной документации в Главгосэкспертизе, устранение замечаний Главгосэкспертизы и получение положительного заключения выделены в отдельный третий этап выполнения работ, предусматривающий самостоятельные сроки их выполнения и отдельную цену этапа. Также спорным остается предмет и размер заявленных требований – заказчик просит включить в реестр требований кредиторов убытки, включающие не только расходы на проведение госэкспертизы, а также сумму произведенной им оплаты за принятые по актам работы по двум этапам договора, которые в силу договора не предусматривали проведение госэкспертизы.

Мария Овчинникова
руководитель Департа­мента правового обес­печения договорной и судебной работы МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"»
«

По словам Марии Овчинниковой, в рассматриваемом споре заказчик приравнивает объем выполненных подрядчиком работ по двум этапам к 100% убыткам, которые он понес. «Вместе с тем, полагаю, что при новом рассмотрении спора суду необходимо будет исследовать вопрос доказывания размера убытков и наличия либо отсутствия потребительской ценности выполненных подрядчиком работ, объема произведенных доработок новым подрядчиком, подысканным (как указывает Верховный суд РФ в определении) заказчиком, оценить результат работы подрядчика на соответствие его полученным от заказчика исходным данным и документации, а также проверить, заявлялось ли подрядчиком об отсутствии или несоответствии переданной заказчиком информации и документации, необходимой для надлежащего выполнения работ по договору, и оценить своевременность и полноту исполнения заказчиком встречных обязанностей для определения правомерности возложения всей ответственности на подрядчика», – отметила Мария Овчинникова.