Сегодня Верховный суд рассмотрит спор о допустимости увеличения в делах о банкротстве объема обязательств поручителя по отношению к объему обязательств самого заемщика.

Вначале Россельхозбанк добился включения требования об уплате задолженности по кредитам в реестр кредиторов обанкротившегося заемщика. А затем потребовал включить требование по тем же кредитам, но в увеличенном размере в реестр кредиторов поручителя. Суды указали, что это нарушает принцип недопустимости увеличения объема обязательств поручителя по отношению к объему обязательств самого заемщика. Верховный суд рассмотрит спор 1 августа (дело А55-5891/2020).

Предыстория

Россельхозбанк в 2017 году три кредитные линии ООО «Мясоагропром». Поручителем по кредитам стало ООО «Межрайонный напорный самоточный коллектор» (МНСК). Однако заемщик не смог вернуть кредиты и обанкротился. 

Россельхозбанк взыскал задолженность с ООО «Мясоагропром» в рамках трех разбирательств в суде. После чего добился включения задолженности в реестр требований кредиторов ООО «Мясоагропром». 

Поручитель – МНСК – также ушел в банкротство. Россельхозбанк потребовал включить задолженность в размере 146 млн рублей и в реестр требований кредиторов поручителя по кредитам. Однако суды первой, апелляционной и кассационной инстанций удовлетворили требования Россельхозбанка к МНСК лишь частично. А именно, в пределах суммы, включенной ранее в реестр требований кредиторов основного должника Россельхозбанка – ООО «Мясоагропром».

Россельхозбанк пожаловался в Верховный суд.

Что думают нижестоящие суды

Суды руководствовались следующими нормами:

статьями 71, 100 закона о банкротстве;

статьями 329, 363 Гражданского кодекса;

разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума ВАС от 22.06.2012 No 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», постановлении Пленума ВАС от 12.07.2012 No 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Суды удовлетворили требование Россельхозбанка частично в пределах суммы, включенной в реестр требований кредиторов основного должника – ООО «Мясоагропром». Поскольку включение в реестр требований кредиторов поручителя заявленных Россельхозбанком сумм в полном объеме нарушит принцип недопустимости увеличения объема обязательств поручителя по отношению к объему обязательств самого заемщика.

Что думает заявитель жалобы

Россельхозбанк указывает, что включенная в реестр требований кредиторов ООО «Мясоагропром» задолженность рассчитана на даты до введения в отношении МНСК наблюдения. Поэтому банк вправе подать заявлении о включении соответствующих доначисленных требований, рассчитанных на 24 мая 2020 года, как в отношении ООО «Мясоагропром», так и в отношении МНСК.

Также Россельхозбанк сослался на разъяснениями из пункта 16 постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 No 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве». В нем указано, что обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины

и т.д.), понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов.

Поскольку судебные акты по двум из трех дел о взыскании с ООО «Мясоагропром» и МНСК долгов по кредитам вступили в силу до того как суд принял заявление о признании МНСК банкротом, то взысканная госпошлина является для МНСК реестровыми платежами, а для «Мясоагропрома» задолженность по госпошлине является текущими платежами и соответственно не могла быть включена в реестр требований кредиторов должника.

Позиция судьи Верховного суда

Судья Верховного суда Г.Г. Кирейкова сочла доводы заявителя жалобы заслуживающими внимания и передала жалобу в Экономколлегию ВС. Верховный суд рассмотрит этот спор 1 августа.

Мнения экспертов

По словам старшего юриста практики банкротства и реструктуризации Savina Legal Александры Алфимовой, этот спор важен для правоприменительной практики, однако, не является новым (например, см. Определение от 15.07.2021 № 308-ЭС21-1046 по делу № А53-3722/2020). 

По общему правилу, если требования кредитора уже установлены в деле о банкротстве основного должника, то при заявлении их в деле о банкротстве поручителя состав и размер требований к поручителю определяются исходя из даты введения первой процедуры банкротства в отношении основного должника. Помимо суммы, зафиксированной в деле о банкротстве основного должника, в реестр к поручителю подлежат включению мораторные проценты, начисленные в деле о банкротстве основного должника за период со дня введения первой процедуры его банкротства до дня введения первой процедуры банкротства в отношении поручителя. ВС РФ в настоящем деле видимо будет снова раскрывать указанную логику относительно мораторных процентов.

Александра Алфимова
старший юрист практики банкротства и реструктуризации SAVINA LEGAL
«

По мнению партнера MGP Lawyers Дениса Быканова, судья Верховного Суда правильно поступила, приняв решение направить на рассмотрение Экономколлегии ВС РФ жалобу банка.

Суды, частично отказавшие банку во включении в реестр кредиторов поручителя, руководствовались странной логикой. Они исходили из того, что включение в реестр требований поручителя спорных сумм нарушит принцип недопустимости увеличения объема обязательств поручителя по отношению к объему обязательств самого заемщика. Поскольку должник стал банкротом раньше поручителя, то в реестр кредиторов должника банк обоснованно предъявил требование на сумму меньше, чем к поручителю, который стал несостоятельным позднее, а потому за счет набежавших процентов сумма требований к нему увеличилась. Дело в том, что помимо акцессорной ответственности поручитель может нести перед кредитором и свою, самостоятельную, ответственность за несвоевременный возврат долга. Мало того, мораторий на начисление процентов по долгам банкрота – это законодательное исключение из принципа pacta sunt servanda, поэтому его применение к поручителю, пока тот не стал банкротом необоснованно, ведь кредитор и поручитель действуют в рамках договора, а не в рамках процедуры банкротства. Хотя в таком случае и происходит некий разрыв акцессорности основанного и дополнительного обязательства в части начисленных процентов, однако, если основной должник в будущем погасит частично свое требование за счет дохода от реализации своей конкурсной массы, это все же будет основанием для уменьшения долга поручителя, включенного в реестр требований кредиторов поручителя.

Денис Быканов
партнер юридическая фирма MGP Lawyers
«

Елена Гладышева, адвокат, управляющий партнер АБ «РИ-консалтинг», указывает, что подобный вопрос уже поднимался и исследовался ВС РФ ранее, например в Определении СКЭС ВС РФ от 10 декабря 2018 № 305-ЭС18-12827.

В рамках данного дела была высказана позиция из разъяснений пункта 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве», в период процедуры наблюдения на возникшие до возбуждения дела о банкротстве требования кредиторов (как заявленные в процедуре наблюдения, так и не заявленные в ней) по аналогии с абзацем десятым пункта 1 статьи 81, абзацем третьим пункта 2 статьи 95 и абзацем третьим пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве подлежащие уплате по условиям обязательства проценты, а также санкции не начисляются. Вместо них на сумму основного требования по аналогии с пунктом 2 статьи 81, абзацем четвертым пункта 2 статьи 95 и пунктом 2.1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты введения наблюдения и до даты введения следующей процедуры банкротства начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком РФ на дату введения наблюдения, именуемые мораторными. Таким образом, банкротство должника не прекратило поручительство перед кредитором. За неправомерное пользование основным должником денежными средствами кредитор вправе претендовать на получение компенсации с поручителя, отвечающего солидарно с основным должником, в размере мораторных процентов, поскольку период их начисления приходится на процедуры банкротства основного должника. При этом, удовлетворение подобного требования не ограничивает право поручителя, понужденного к оплате мораторных процентов, на суброгацию кредиторского требования в пределах исполненного обязательства в деле о банкротстве должника, встав на место кредитора посредством процессуального правопреемства. В связи с этим суды признают увеличение долга поручителя по отношению к основному должнику в части мораторных процентов до введения наблюдения.

Елена Гладышева
адвокат, управляющий партнер адвокатское бюро «РИ-консалтинг»
«