Нижестоящие суды отказались привлекать к субсидиарной ответственности учредителей ООО «БХ.РУ Би-Хэппи», получившего аванс, но не исполнившего договор поставки, а впоследствии вовсе исключенного из ЕГРЮЛ.

ООО «Трейдойл» в июне 2021 года взыскало с ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» 2,9 млн рублей - предоплату за поставку товара. Однако уже в сентябре 2021 года ФНС исключила ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» из ЕГРЮЛ из-за недостоверности сведений о месте нахождения юрлица. ООО «Трейдойл» потребовало привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» лиц, однако суды трех инстанций признали это требование необоснованным. Впрочем, жалобой ООО «Трейдойл» заинтересовался Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-203072/2021).

Фабула

ООО «Трейдойл» (покупатель) заключило в 2019 году с ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» (поставщиком) договор поставки. В счет поставки ООО «Трейдойл» перечислило 2,9 млн рублей. Однако товар поставлен не был.

В июне 2021 года суд обязал ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» вернуть ООО «Трейдойл» 2,9 млн рублей. При этом в сентябре 2021 года ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» было исключено из ЕГРЮЛ ввиду недостоверности сведений о месте нахождения юридического лица.

Полагая, что недобросовестные действия контролировавших ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» лиц привели к невозможности выплаты подтвержденной судебным актом задолженности, ООО «Трейдойл» потребовало в суде привлечь к субсидиарной ответственности Юрия Пилипчука и Антона Островского.

По мнению ООО «Трейдойл», ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» и не планировало погашать долг. Аналогичным образом оно поступило в отношении ООО «Прогресс», а именно, получив авансовый платеж, также не осуществило поставку. При этом в ходе рассмотрения иска ООО «Прогресс» о взыскании предварительной оплаты был установлен факт фальсификации ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» товарной накладной о якобы имевшей место отгрузке товара и акта сверки взаиморасчетов.

Арбитражный суд Москвы, с которым согласились апелляционный и окружной суды, отказался удовлетворять заявление ООО «Трейдойл». После чего ООО «Трейдойл» пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Для установления имущественного положения ООО «БХ.РУ БиХэппи» и анализа действий, которые привели к непогашению задолженности перед кредитором, ООО «Трейдойл» в суде первой инстанции заявило ходатайства об истребовании доказательств:

в АО «Заубер банк» – выписки по банковскому счету ООО «БХ.РУ Би-Хэппи»,

в ИФНС № 1 по Москве – информации об открытых ООО «БХ.РУ Би-Хэппи» банковских счетах и о его бухгалтерской отчетности.

Суд первой инстанции отклонил ходатайства об истребовании доказательств, сочтя их необоснованными, и отказал в удовлетворении иска, сославшись на недоказанность фактов совершения ответчиками каких-либо конкретных действий, ставших причиной непогашения долга.

Суд апелляционной инстанции, отказав в удовлетворении повторных ходатайств ООО «Трейдойл» об истребовании доказательств, согласился с судом первой инстанции. Суд отклонил доводы апелляционной жалобы о том, что недобросовестность ответчиков косвенно подтверждена обстоятельствами, относящимися к взаимоотношениям обществ «БХ.РУ Би-Хэппи» и «Прогресс».

Суд округа поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций.

Что думает заявитель

ООО «Трейдойл», в частности, настаивает на том, что суды неверно распределили бремя доказывания в ситуации, когда кредитор испытывал объективную сложность в получении отсутствующих у него прямых доказательств недобросовестного поведения контролирующих должника лиц. По мнению подателя жалобы, у судов не было оснований для отказа в удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств.

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.В. Разумов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

По мнению ВС, разрешая спор, суды неправильно распределили бремя доказывания.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Конституционного суда РФ от 07.02.2023 № 6-П (далее – постановление № 6-П), если кредитор утверждает, что контролирующее лицо действовало недобросовестно, и представил судебные акты, подтверждающие наличие долга перед ним, а также доказательства исключения должника из государственного реестра, суд должен оценить возможности кредитора по получению доступа к сведениям и документам о хозяйственной деятельности такого должника.

В отсутствие у кредитора, действующего добросовестно, доступа к указанной информации и при отказе или уклонении контролирующего лица от дачи пояснений о своих действиях (бездействии) при управлении должником, причинах неисполнения обязательств перед кредитором и прекращения хозяйственной деятельности или при их явной неполноте обязанность доказать отсутствие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности возлагается на лицо, привлекаемое к ответственности.

Несмотря на то, что дело о банкротстве общества «БХ.РУ Би-Хэппи» не возбуждалось, приведенная правовая позиция применима и к настоящему делу, поскольку, как указано в постановлении № 6-П, необращение контролирующих лиц в арбитражный суд с заявлением о признании подконтрольного хозяйственного общества банкротом, их нежелание финансировать соответствующие расходы, непринятие ими мер по воспрепятствованию исключения хозяйственного общества из государственного реестра при наличии подтвержденных судебными решениями долгов перед кредиторами свидетельствуют о намеренном пренебрежении контролирующими лицами своими обязанностями.

Стандарт разумного и добросовестного поведения в сфере корпоративных отношений предполагает, в том числе, аккумулирование и сохранение информации о хозяйственной деятельности должника, ее раскрытие при предъявлении в суд требований о возмещении вреда, причиненного доведением должника до объективного банкротства.

В рассматриваемом случае недобросовестность поведения общества «Трейдойл» в процессе не была установлена. Названное общество объективно не имело возможности представить документы, объясняющие как причины неисполнения обществом «БХ.РУ Би-Хэппи» обязательств, принятых по договору поставки, так и мотивы прекращения им хозяйственной деятельности.

Поэтому кредитор обратился за содействием к суду, он подал ходатайство об истребовании тех доказательств (выписок по расчетным счетам должника), на основании которых можно было выяснить, на какие цели была израсходована предварительная оплата, полученная от общества «Трейдойл». Данные обстоятельства могли иметь значение для правильного разрешения спора. Суды первой и апелляционной инстанций ходатайство кредитора отклонили безосновательно (часть 4 статьи 66 АПК).

Ответчики, напротив, отзыв на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности не представили, свой статус контролирующих лиц не оспорили, не раскрыли доказательства, отражающие реальное положение дел и действительный оборот в подконтрольном хозяйственном обществе.

Вывод: при таких обстоятельствах, судам следовало рассмотреть вопрос о перераспределении бремени доказывания, имея ввиду неравные – в силу объективных причин – процессуальные возможности истца и ответчиков, неосведомленность кредитора о конкретных доказательствах, необходимых для подтверждения оснований привлечения к субсидиарной ответственности.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и отправил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении спора суду следует предложить ответчикам представить отзывы на заявление о привлечении к ответственности и документы, подтверждающие их возражения. При непредставлении отзывов по причинам, признанным неуважительными, или явной неполноты возражений относительно предъявленных требований, перераспределить бремя доказывания в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении № 6-П.

Почему это важно

Адвокат, руководитель практики «Банкротство» КИАП Илья Дедковский отметил, что в целом сформированные в рамках данного дела правовые позиции ВС РФ уже неоднократно высказывались высшей инстанцией. 

Так, позиция о необходимости оказания истцу содействия в сборе доказательств высказывалась СКЭС ВС РФ в январе 2023 года в деле СДА-Транс. А позиция о распределении бремени доказывания по спорам о привлечении к субсидиарной ответственности при исключении компании из ЕГРЮЛ Верховным судом РФ высказывается раз в месяц на протяжении полугода. В данном деле Верховный суд РФ обратил внимание на то, что ответчики заняли пассивную процессуальную позицию – не представили отзыв на иск, не оспорили статус контролирующих лиц, не раскрыли документы о деятельности должника. Что, как указывает ВС РФ, должно приводить к переложению на ответчиков бремени доказывания своей невиновности.

Илья Дедковский
адвокат, руководитель практики «Банкротство» Адвокатское бюро «КИАП»
«

Кроме того, по словам Ильи Дедковского, ВС РФ фактически возложил на контролирующих лиц обязанность иметь лично у себя документы о деятельности должника и раскрывать их при предъявлении требования о возмещении вреда, причиненного доведением должника до банкротства.

«Это довольно опасное замечание ВС РФ – если у директора и есть возможность обеспечить наличие у себя документов о деятельности компании, то, скажем, у участника общества такая возможность в большей степени умозрительна. Возложение на всех контролирующих лиц обязанности запасаться документами впрок может привести к значительным перекосам в судебной практике», – отметил он.

По словам старшего юриста АБ «Бартолиус» Михаила Задорова, существенное значение указанного определения состоит в том, что Верховный суд РФ подтвердил правило о возможности перераспределять бремя доказывания в делах о внебанкротном привлечении контролирующих лиц исключенных из ЕГРЮЛ хозяйствующих субъектов к субсидиарной ответственности, чем существенно упростил задачу кредиторам – профессиональным участникам экономического оборота.

Отныне таким кредиторам, требующим привлечь вне рамок дела о банкротстве (в тех случаях, когда заявление о банкротстве исключенного из ЕГРЮЛ общества ранее никем не предъявлялось и не рассматривалось судом) контролирующее общество - должника лицо к субсидиарной ответственности, достаточно представить вступивший в законную силу судебный акт, подтверждающий возникновение задолженности контролируемого общества перед кредитором, а также доказательства исключения должника из государственного реестра. После этого суд обязан будет оценить добросовестность самого кредитора и его возможности по получению доступа к сведениям и документам о хозяйственной деятельности должника и, установив невозможность получения кредитором указанной информации, возложить обязанность доказать отсутствие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности на привлекаемое лицо.

Михаил Задоров
старший юрист Адвокатское бюро «Бартолиус»
«

По словам Михаила Задорова, легитимность данного подхода впервые была подтверждена Конституционным судом РФ в постановлении от 21.05.2021 N 20-П, на которое, судя по содержанию судебных актов, принятых по делу, ссылался истец.

«Примечательно, что отказывая в удовлетворении требования кредитора о привлечении директора и участников должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 3.1 статьи 3 закона об ООО, арбитражный суд первой инстанции указал на неотносимость выработанного КС РФ в постановлении N 20-П подхода к текущему спору, поскольку в рассмотренном КС РФ деле кредитором являлось физическое лицо, не обладающее статусом профучастника экономических отношений; в рассмотренном КС РФ деле обязательство должника – хозяйственного общества перед кредитором-гражданином возникло не в связи с осуществлением кредитором предпринимательской деятельности. Между тем, в тексте постановления N 20-П Конституционный суд РФ неоднократно указывает на универсальность описанного подхода к распределению бремени доказывания, подразумевая под этим возможность его применения, в том числе, к правоотношениям, связанным с предпринимательской деятельностью, в которых участвует кредитор – профессиональный участник экономических отношений (юридическое лицо, индивидуальный предприниматель)», – отметил он.

Таким образом, по словам Михаила Задорова, при должном внимательном отношении указанный правовой подход мог бы быть применен в рассматриваемом деле уже на стадии его рассмотрения арбитражным судом первой инстанции. 

«Аналогичный правовой подход был отражен Конституционным судом РФ и в постановлении от 07.02.2023 N 6-П, но уже именно в отношении субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности и в ситуации привлечения к ответственности контролирующих лиц исключенного из ЕГРЮЛ общества, в отношении которого ранее возбуждалось дело о банкротстве (п. 12 ст. 61.11 закона о банкротстве). Представляется очевидным, что Верховный суд РФ принял решение на основе системного анализа содержания сразу двух упомянутых актов Конституционного суда РФ (хотя в итоговом определении имеется ссылка только на один из них – постановление N 6-П)», – подытожил юрист.

Партнер юридической фирмы Orlova\Ermolenko Алена Ермоленко отметила, что экономическая коллегия активно занимается проработкой правовых позиций в вопросе субсидиарной ответственности контролирующих лиц компаний, исключенных из ЕГРЮЛ.

Первые кейсы Верховный суд рассмотрел в 2020 году (дело «Виолет», определение 306-ЭС19-18285 от 30.01.2020 по делу А65- 27181/2018; дело «Гранд Пегас», определение 307-ЭС20-180 от 25.08.2020 по делу А21-15124/2018). Тогда коллегия пришла к выводу о том, что само по себе исключение из ЕГРЮЛ не является основанием для субсидиарной ответственности, необходимо доказать вину контролирующего лица за непогашение задолженности. В 2022 году коллегия рассмотрела кейс «Максистрой» (А40-73945/2021), в котором был сделан вывод о том, что позиция постановления Конституционного суда РФ от 21.05.2021 № 20-П применима и к предпринимательским отношениям. В 2023 году это уже пятое дело по этой теме (А03-6737/2020, 18-КГ22-106-К4, 18-КГ22-105-К4, А56-64205/2021) и в основном решаются процессуальные вопросы: распределение бремени доказывания и истребование нижестоящими судами доказательств.

Алена Ермоленко
партнер Юридическая фирма Orlova\Ermolenko
«

По словам Алены Ермоленко, эти причины стали основанием для отмены судебных актов и в обсуждаемом определении:

ответчики не представили отзыв, не раскрыли доказательств,

нижестоящие суды отказали в истребовании доказательств,

истец не имеет возможности представить доказательства, поэтому суд должен был решить вопрос о перераспределении бремени доказывания.

Адвокат КА Кутузовская, эксперт PROбанкротство Дарья Трубина отметила, что ВС РФ усиливает защиту прав кредиторов исключенного из ЕГРЮЛ должника путем перераспределения бремени доказывания. 

Отсутствие у кредитора доступа к информации, в частности, о том, как именно должник распорядился полученными от кредитора средствами – крайне актуальная проблема. Кредитор объективно не может получить самостоятельно соответствующие сведения, поскольку они составляют банковскую тайну. В то же время, в отсутствие документов о движении средств подтвердить факт их вывода не представляется возможным. Получается замкнутый круг: для доказывания недобросовестности должника нужны документы, а для их получения требуется содействие арбитражного суда. Однако вместо истребования документов суд отказывает в иске по мотиву недоказанности кредитором фактов злоупотребления. Позиция ВС РФ направлена на устранение соответствующего пробела, что, безусловно, облегчит кредиторам доказывание наличие оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности.

Дарья Трубина
адвокат Коллегия адвокатов «Кутузовская»
«

По словам Дарьи Трубиной, данная проблема актуальна не только для споров о внебанкротной субсидиарной ответственности – на практике приходится часто сталкиваться с ситуацией, когда для доказывания тех или иных фактов нельзя обойтись без содействия со стороны суда в истребовании документов и сведений.

«Представляется несправедливым, что суды сначала отказывают в таком содействии, а потом приходят к выводу о неисполнении заявителем возложенного на него бремени доказывания. Тем не менее, важно помнить и о том, что обязанность по сбору доказательств, по общему правилу, лежит не на суде, а на заявителе, в связи с чем обращение к суду с просьбой об оказании содействия должно рассматриваться как исключительный способ защиты права, в ситуации, когда заявитель объективно лишен возможности самостоятельно получить требуемое доказательство», – пояснила Дарья Трубина.