В ситуации, когда компания признана банкротом, о восстановлении платежеспособности речь уже не идет. Поэтому логично не распространять последствия моратория на признанных банкротами лиц, отмечают юристы.

Волгоградский меткомбинат «Красный Октябрь» с 2018 года арендовал у управления Росимущества участок. При этом в ноябре 2018 года ВМК «Красный Октябрь» был признан банкротом, продолжая вносить арендную плату. Тем не менее, за период с 01.09.2020 по 30.06.2022 года у комбината возникла задолженность по аренде, которую Росимущество потребовало взыскать в суде. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, взыскал с ВМК «Красный Октябрь» задолженность по аренде и пени с 11.09.2020 по 31.03.2022 года, отказавшись взыскивать проценты за период введенного Постановлением Правительства РФ № 497 моратория на банкротства. Управление Росимущества пожаловалось в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов в части отказа взыскать пени за период с 11.04.2022 по 10.07.2022 года и направил спор в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А12-20744/2022).

Фабула

В 2018 году управление Росимущества (арендодатель) и АО «Волгоградский металлургический комбинат «Красный Октябрь» (арендатор) заключили договор аренды участка. Арендатор обязался вносить арендную плату ежемесячно равными долями в течение года.

При этом стороны установили ответственность арендатора за нарушение срока внесения арендной платы в виде уплаты арендодателю суммы, рассчитанной в размере процентов на сумму долга в соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК.

Управления Росимущества обратилось в суд с иском о взыскании 1,5 млн рублей задолженности по договору аренды с 01.09.2020 по 30.06.2022 года, 99 тыс. рублей пеней с 11.09.2020 по 31.03.2022 года и 102 тыс. рублей с 11.04.2022 по 10.07.2022 года.

Росимущество подчеркнуло, что «Красный Октябрь» не исполнил надлежащим образом обязательство по внесению арендной платы с 01.09.2020 по 30.06.2022 года и оставил без удовлетворения претензию с требованием об уплате долга.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, взыскал с ВМК «Красный Октябрь» 1,5 млн рублей задолженности по договору аренды и 99 тыс. рублей пеней с 11.09.2020 по 31.03.2022 года, отказавшись взыскивать проценты за период моратория на банкротства. 

Управление Росимущества пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор. 

Что решили нижестоящие суды

Отказывая во взыскании пеней, начисленных за период с 11.04.2022 по 10.07.2022 года, суды исходили из необходимости применения моратория, установленного Постановлением Правительства РФ № 497 на применение санкций за неисполнение денежного обязательства, возникшего за период до 01.04.2022 года.

Что думает заявитель

По мнению заявителя, суды при рассмотрении спора неправильно истолковали положения пункта 1 статьи 9.1 закона о банкротстве и Постановления № 497.

Суды необоснованно не учли, что согласно разъяснениям, приведенным в пункте 1 постановления Пленума ВС РФ № 44, правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве.

Поскольку ВМК «Красный Октябрь» в ноябре 2018 года был признан банкротом, введенный Постановлением № 497 мораторий на полгода, начиная с 01.04.2022 года, на начисление штрафных санкций не подлежит применению в отношении заявленных Управлением Росимущества требований о взыскании с ответчика неустойки за нарушение обязательства по внесению арендной платы (текущих платежей). 

Что решил Верховный суд

Судья ВС И.Л. Грачева сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

По мнению ВС, суды, отказав во взыскании с ВМК «Красный Октябрь» пеней за период с 11.04.2022 по 10.07.2022 года со ссылкой на мораторий, установленный Постановлением № 497, неправильно применили нормы материального права и не учли следующее.

Что в теории

В соответствии с пунктом 1 статьи 5 закона о банкротстве денежные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

Экономколлегия отметила, что долг по арендной плате образовался по договору аренды в период действия процедуры банкротства и по смыслу статьи 5 закона о банкротстве относится к текущим платежам.

Согласно пункту 1 статьи 9.1 закона о банкротстве для обеспечения стабильности экономики в исключительных случаях (при ЧС природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах) Правительство РФ вправе ввести мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, на срок, устанавливаемый Правительством.

Постановлением № 497 с 01.04.2022 года на шесть месяцев был введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, за исключением лиц, поименованных в пункте 2 указанного постановления.

Согласно преамбуле Постановления № 497 оно принято в соответствии со статьей 9.1 закона о банкротстве.

Подпунктом 2 пункта 3 статьи 9.1 закона о банкротстве предусмотрено, что на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется, наступают последствия, предусмотренные абзацами пятым и седьмым — десятым пункта 1 статьи 63 закона о банкротстве.

В силу абзаца десятого пункта 1 статьи 63 закона о банкротстве не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей.

В пункте 1 постановления Пленума ВС РФ № 44 разъяснено, что согласно абзацу первому пункта 2 статьи 9.1 закона о банкротстве правила о моратории не применяются к лицам, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве.

По мнению ВС, из данного текста буквально следует, что подлежат взысканию штрафные санкции, начисленные за нарушение внесения текущих платежей должником, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве.

Мораторий представляет собой процедуру, направленную на сохранение возможности дальнейшего осуществления деятельности лица, оказавшегося в кризисной ситуации, вызванной конкретными экстраординарными неожиданными экономическими обстоятельствами, и выхода его из данного кризиса.

В отношении же лиц, которые на дату введения моратория уже обладают признаками неплатежеспособности (недостаточности имущества) и деятельность которых, по общему правилу, не может быть восстановлена, такая мера государственной поддержки не применяется, а взыскание с них неустойки не угрожает стабильности гражданского оборота и публичному порядку.

В определениях Верховного суда от 10.11.2023 года № 309-ЭС23-11478 и от 30.01.2024 года № 305-ЭС23-12576 подтверждена правовая позиция о нераспространении моратория на лиц, в отношении которых возбуждено дело о банкротстве, поэтому на текущие платежи подлежат начислению неустойка (штраф, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение данных обязательств.

По существу

Таким образом, поскольку ВМК «Красный Октябрь» решением суда от 15.11.2018 года по делу № А12-45020/2017 было признано банкротом, правила о моратории, введенного Постановлением № 497, не подлежат применению к неустойке, начисленной на текущие платежи, поэтому у судов не было оснований для отказа в иске в этой части, подытожил ВС.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов в части отказа взыскать пени за период с 11.04.2022 по 10.07.2022 года и направил спор в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Юрист фирмы Nasonov Pirogov Аида Ванян отметила, что Верховный суд РФ продолжает практику применения положений о моратории.

При этом указанное определение дублирует ранее высказанные Верховным судом РФ позиции о нераспространении моратория на лиц, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве. Так, Экономколлегия уже указывала на отсутствие оснований для приостановления исполнительного производства, а также препятствий для обращения взыскания на имущество лиц, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве (Определение от 10.11.2023 № 309-ЭС23-11478 по делу № А60-36809/2022). В другом деле коллегия отмечала неправомерность отказа во взыскании неустойки с таких лиц за период моратория в отношении задолженности, взыскиваемой в режиме текущих платежей (Определение от 30.01.2024 № 305-ЭС23-12576 по делу № А40-105313/2022). То есть в настоящем споре Верховный суд РФ не формирует новых позиций, а лишь приводит практику в соответствие действующему регулированию. Думается, данные разъяснения способствуют внесению большей ясности в применение положений о моратории.

Аида Ванян
юрист Юридическая фирма Nasonov Pirogov
«

По мнению Аиды Ванян, примечательно, что Верховный суд РФ, ссылаясь в рассматриваемом определении на п. 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.12.2020 № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 ФЗ от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в своей практике до сих пор игнорирует применение положения абз. 2 п. 7 данного постановления.

«Например, в Определении от 21.09.2023 № 307-ЭС23-9426 по делу № А56-34262/2022 Экономколлегия отклоняет довод о том, что должник не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для введения моратория, со ссылкой на применение моратория в отношении всех должников, за исключением указанных в п. 2 Постановления Правительства РФ от 28.03.2022 № 497. В то же время разъяснения по этому поводу наконец будут даны в деле № А43-6957/2021 (Определение Верховного Суда РФ от 23.01.2024 № 301-ЭС23-23499 о передаче жалобы)», — пояснила она.

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова отметила, что из содержания мотивировочной части комментируемого Определения ясно усматривается, что Верховный суд РФ продолжает формирование единообразной судебной практики, исключающей применение моратория на удовлетворение требований кредиторов применительно к должнику, в отношении которого возбуждено производство по делу о банкротстве.

«Само по себе введение Правительством РФ моратория на принудительное удовлетворение требований кредиторов, даже если такой мораторий в соответствующем постановлении не ограничен определенным кругом должников, не означает применение его ко всем без исключения должникам. Круг лиц, на которых не распространяется мораторий, установлен в пункте 2 статьи 9.1 закона о банкротстве и конкретизирован в частности в разъяснениях пункта 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.12.2020 N 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 ФЗ от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)» — к таким лицам не относятся лица, в отношении которых возбуждено производство по делу о банкротстве на дату введения моратория», — отметила она.

Ранее Верховный суд РФ, по словам Юлии Ивановой, высказывал позицию, что если на дату введения и в течение всего периода действия моратория в отношении лица имеются принятые к производству и не рассмотренные по существу заявления о признании банкротом, на такое лицо не распространяется действие моратория и возможно продолжение принудительного взыскания задолженности на весь период, пока данные заявления не будут рассмотрены по существу (Определение Верховного суда РФ от 10.11.2023 №309-ЭС23-11478).

Применительно к рассматриваемому определению важно отметить, что Верховный суд РФ разъяснил цель, которую преследовал законодатель, устанавливая возможность введения моратория, и почему мораторий не может быть распространен на лиц, в отношении которых уже возбуждено производство по делу о банкротстве. Введение моратория, по мнению Верховного суда РФ, носит превентивную функцию (сохранение нормальной деятельности) и направлено на преодоление негативных последствий экстраординарной, независящей от должника, кризисной ситуации. В отношении лица, которое уже обладает объективными признаками неплатежеспособности, которые не обусловлены такой ситуацией, применение моратория будет означать нарушение баланса интересов должника и его кредиторов, поощрение должника и далее не исполнять свои обязательства. Кроме того, в процедуре банкротства действуют специальные правила удовлетворения требований кредиторов, не предусматривающие предоставление банкроту отсрочки исполнения всех обязательств.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

Анастасия Зайкова, ведущий юрист банкротной практики Intana Legal, отметила, что Верховный суд напомнил, что мораторий представляет собой процедуру, направленную на сохранение возможности дальнейшего осуществления деятельности лица, оказавшегося в кризисной ситуации, вызванной конкретными экстраординарными неожиданными экономическими обстоятельствами, и выхода его из данного кризиса.

К лицам же, в отношении которых на день введения моратория возбуждено дело о банкротстве, правила о моратории не применяются (п.1 постановления Пленума ВС РФ № 44 от 24.12.2020). Соответственно, и не применяются меры государственной поддержки, предусмотренные положениями пп. 2 п.3 ст. 9.1 Закона о банкротстве в виде прекращения начисления штрафных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства на срок действия моратория, поскольку взыскание неустойки с лиц, которые на дату введения моратория уже обладают признаками неплатежеспособности (недостаточности имущества) и деятельность которых, по общему правилу, не может быть восстановлена, не угрожает стабильности гражданского оборота и публичному порядку.

Анастасия Зайкова
ведущий юрист банкротной практики Юридическая компания Intana Legal
«

По словам Анастасии Зайковой, в рассматриваемом деле долг по арендной плате образовался по договору аренды в период действия процедуры банкротства и по смыслу ст. 5 Закона о банкротстве относился к текущим платежам, следовательно, правила о моратории, введенном Постановлением Правительства РФ № 497 от 28.03.2022 года, не подлежали применению к неустойке, начисленной на текущие платежи.

«Следовательно, как отметила Судебная коллегия, в период действия моратория на текущие платежи должника-банкрота подлежат начислению неустойка (штраф, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Изложенная в определении Верховного суда РФ от 05.02.2024 № 306-ЭС23-13597 по делу № А12-20744/2022 позиция является продолжением ранее сформированного подхода. Так, Верховный суд уже рассматривал аналогичные споры и высказывал позицию относительно того, что последствия введения моратория, предусмотренные пп. 2 п. 3 ст. 9.1 закона о банкротстве и абз. 5, 7-10 ст. 63 закона о банкротстве, к банкротам не применяются (определение от 30.01.2024 № 305-ЭС23-12576 по делу А40-105313/2022, определение от 10.11.2023 № 309-ЭС23-11478 по делу № А60-36809/2022)», — указала она.

Юрист «ЮрТехКонсалт» Андрей Дудукин отметил, что логика Верховного суда РФ в доначислении неустойки в отношении лица, признанного несостоятельным, продолжительное время испытывающего финансовые трудности, видится вполне очевидной и разумной. 

Дополнение закона о банкротстве ст. 9.1 изначально преследовало цель исключить ситуации, когда возникновение признаков банкротства вызвано не только деятельностью лица в общем смысле этого слова, а внешними непредотвратимыми обстоятельствами, сказывающимися на всей экономике страны. Следовательно, верно и обратное: нет никакого смысла в применении антикризисных инструментов для тех лиц, чье финансовое положение стало тяжелым задолго до наступления экстраординарной ситуации. Данное умозаключение прослеживается и в других судебных актах Верховного суда РФ (Определение СК ЭС ВС РФ от 14.06.2023 № 305-ЭС23-1845 по делу № А40-78279/2022 , Определение СК ЭС ВС РФ от 16.10.2023 № 307-ЭС23-10295 по делу № А56-86668/2021 ). Высшая судебная инстанция в очередной раз указывает на необходимость более тщательного исследования обстоятельств действия моратория и выяснения причин в необходимости его применения.

Андрей Дудукин
юрист Юридическая компания «ЮрТехКонсалт»
«

В то же время, подчеркнул Андрей Дудукин, формулировка Верховного суда РФ о взыскании штрафных санкций, начисленных за нарушение внесения текущих платежей должником, кажется дискуссионной.

«Взыскание неустойки в рассматриваемом случае связано не столько с тем, что в отношении должника уже продолжительное время введена процедуры конкурсного производства, а тем, что в применении моратория не было никакого экономико-правового смысла», — отметил он.