ВС напомнил о том, что проценты за пользование кредитом, в том числе просроченные, не являются мерой гражданско-правовой ответственности.

Банк «Легион» предоставил компании «Укрросметалл» кредиты на основании трех договоров в размере 290 млн рублей и 2,9 млн долларов. Перед отзывом лицензии «Легион» переуступил права требования по двум кредитным договорам компании «Лазурь». При этом «Укрросметалл» успел перечислить банку «Легион» 206 млн рублей посредством внутрибанковских проводок при наличии скрытой картотеки неисполненных платежных поручений иных клиентов банка, полагая тем самым полностью погашенным долг по одному договору и частично по двум другим договорам. Уже после того как банк «Легион» был признан банкротом, «Укрросметалл» передал компании «Лазурь» в счет уплаты перед ней долга по двум кредитным договорам в размере 453,3 млн рублей 579 ценных бумаг. В рамках банкротства банка «Легион» суд признал недействительным договор уступки «Лазури»требований банка к «Укрросметалл» по двум кредитным договорам. Поскольку в отношении «Укрросметалла» было введено наблюдение, банк «Легион» потребовал включить в реестр должника 2 млрд рублей — основной долг в размере 615,5 млн рублей, а также проценты и штрафные санкции. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, признал требования банка «Легион» частично обоснованными, включив в реестр «Укрросметалла» 615,5 млн рублей основного долга, 61,5 млн рублей процентов и 61,5 млн рублей штрафов. Агентство по страхованию вкладов как конкурсный управляющий банка «Легион» пожаловалось в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов в части отказа включать в реестр должника проценты за пользование кредитом. Обособленный спор в указанной части направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А40-254860/2021).

Фабула

Во исполнение трех кредитных договоров, заключенных банком «Легион» и компанией «Укрросметалл», «Легион» выдал «Укрросметаллу» кредиты на 140 млн рублей (по договору № 31/15), 150 млн рублей (по договору № 02/15) и 2,9 млн долларов (по договору № 28/16). За несвоевременный возврат долга предусматривалась неустойка в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки.

В июне 2017 года на основе дополнительных соглашений срок погашения кредитов был продлен до 31.12.2018 года.

При этом также в июне 2017 года банк «Легион» уступил требование долга с «Укрросметалла» по двум из трех договоров ООО «Лазурь», оставив право требования по третьем договору № 31/15 на сумму 141 млн рублей за собой.

В июле 2017 года «Укрросметалл» в счет погашения долга по кредитам перечислил банку «Легион» 206 млн рублей посредством внутрибанковских проводок при наличии скрытой картотеки неисполненных платежных поручений иных клиентов банка, полагая тем самым полностью погашенным долг по договору № 31/15 и частично по другим договорам.

Лишь в августе 2017 года «Укрросметалл» (по собственному утверждению) получила уведомление от общества «Лазурь» о переходе к последнему требования по возврату кредитов.

При этом в июле 2017 года у банка «Легион» была отозвана лицензия. А в сентябре 2017 года банк был признан банкротом.

В июне 2020 года общество «Лазурь» и компания «Укрросметалл» в соглашении о погашении задолженности зафиксировали наличие у «Укрросметалла» долга с процентами по договорам № 02/15 и № 28/16 в размере 453,3 млн рублей перед обществом «Лазурь», возникшего в результате уступки требований банком «Легион». Стороны согласовали, что «Укрросметалл» обязуется погасить указанную задолженность передачей «Лазурь» 579 ценных бумаг на сумму 453,3 млн рублей и перечислением 19 тыс. рублей.

В июле 2020 года «Укрросметалл» (по собственному утверждению) передал «Лазурь» ценные бумаги.

Наконец, в декабре 2020 года в деле о банкротстве банка «Легион» суд признал недействительным договор уступки «Лазурь» требований к «Укрросметалл» по двум кредитным договорам. Банк был восстановлен в правах кредитора по кредитным договорам, а также по обеспечивающим указанные договоры сделкам.

В ноябре 2021 года суд признал недействительными операции по перечислению «Укрросметаллом» банку 206 млн рублей. В результате была восстановлена задолженность банка по кредитным договорам и обеспечивающим их сделкам.

В марте 2022 года суд ввел наблюдение в отношении «Укрросметалла». После чего банк «Легион» потребовал включить в реестр должника 2 млрд рублей, в том числе:

615,5 млн рублей долга;

318,7 млн рублей процентов за пользование кредитом;

1 млрд рублей штрафных санкций.

Также банк потребовал признать его требования обеспеченными залогом имущества должника.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, признал требования банка «Легион» частично обоснованными, включив:

1) в третью очередь реестра:

615,5 млн рублей основного долга,

61,5 млн рублей процентов,

2) в третью очередь отдельно с удовлетворением после погашения основной задолженности и причитающихся процентов:

61,5 млн рублей штрафов.

Агентство по страхованию вкладов как конкурсный управляющий банка «Легион» пожаловалось в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор. 

Что решили нижестоящие суды

Суды исходили из следующего.

1) Наличие основного долга в заявленной сумме подтверждено надлежащими доказательствами.

Довод компании «Укрросметалл» о погашении его задолженности перед обществом «Лазурь» отклонен судами за недоказанностью со ссылками на обстоятельства и выводы, изложенные в судебных актах, в том числе по делу № 02- 0203/2021, в рамках которого с поручителей по обязательствам компании «Укрросметалл» была солидарно взыскана задолженность по кредитным договорам.

2) Сумма неустойки явно несоразмерна последствиям нарушенного обязательства и на основании статьи 333 ГК РФ подлежит снижению до 10% от суммы основного долга в связи с совокупностью обстоятельств.

При этом суды не усмотрели оснований для признания требований обеспеченными залогом.

Что думает заявитель

АСВ просит отменить обжалуемые судебные акты в части отказа во включении в реестр требований кредиторов должника требований в размере 1,28 млрд рублей и направить обособленный спор на новое рассмотрение.

Доводы заявителя сводятся к следующему.

1) Суд первой инстанции немотивированно и незаконно снизил размер процентов за пользование кредитом.

Суд указал в мотивировочной части на снижение в порядке статьи 333 ГК РФ размера штрафных санкций (неустойки) до 10% от суммы основного долга, однако в резолютивной части аналогичным образом снизил и сумму процентов за пользование кредитом.

Проценты по договору займа или по кредитному договору, предусмотренные статьей 809 ГК РФ, являются платой за пользование денежными средствами и не могут быть снижены судом. Уменьшение этих процентов в порядке статьи 333 ГК РФ не допускается.

2) Размер неустойки снижен необоснованно, поскольку ходатайство о ее снижении компания «Укрросметалл» не заявляла.

Ходатайство о снижении неустойки компания «Укрросметалл» заявила в своем отзыве только в отношении двух кредитных договоров. В отношении третьего договора требование о снижении неустойки не заявлялось.

3) Вопреки выводам судов, начисленная неустойка соразмерна последствиям нарушенного обязательства, поскольку компания «Укрросметалл» своими умышленными действиями участвовала в схемах по выводу активов банка «Легион», что позволило должнику длительное время безвозмездно пользоваться деньгами банка, а банк был вынужден предпринимать значительные усилия для возврата кредита.

Что решил Верховный суд

Судья ВС С.В. Самуйлов счел доводы жалобы заслуживающими внимания и передал спор в Экономколлегию.

Что в теории

Из пункта 1 статьи 810, пунктов 1, 2 статьи 819 ГК РФ следует, что по кредитному договору банк обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму в срок и в порядке, которые предусмотрены договором, а также уплатить проценты за пользование денежной суммой и предусмотренные кредитным договором иные платежи, в том числе связанные с предоставлением кредита, напомнил ВС.

Если иное не предусмотрено законом или договором, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов за пользование займом в размерах и в порядке, определенных договором (пункт 1 статьи 809 ГК РФ).

За просрочку исполнения обязательств стороны договора могут предусмотреть неустойку (штраф, пени) — денежную сумму, которую сторона, просрочившая исполнение, обязана уплатить другой стороне (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 333 ГК РФ неустойка, подлежащая уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, по его заявлению и в исключительных случаях может быть уменьшена судом, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Положения статьи 333 ГК РФ применяются в правоотношениях, регулирующих ответственность за нарушение гражданско-правовых обязательств в виде неустойки и схожие с ней правовые конструкции.

Экономколлегия подчеркнула, что проценты за пользование капиталом (проценты по кредитному договору) выступают в качестве цены за встречное предоставление, а не меры ответственности. Эти проценты подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге и не могут быть снижены судом по правилам статьи 333 ГК РФ. 

По существу

Таким образом, статья 333 ГК РФ к правоотношениям, регулирующим взыскание процентов за пользование кредитом, неприменима, подчеркнул ВС. А иных мотивов уменьшения этих процентов суды не указали.

Поэтому в связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов кредиторов Банка «Легион» в сфере экономической деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ обжалованные судебные акты в части отказа во включении в реестр требований кредиторов должника процентов за пользование кредитом полежат отмене.

Оценка обоснованности требований АСВ о размере процентов за пользование кредитом в судебных актах не дана, поэтому обособленный спор направляется в указанной части на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции для проверки расчета процентов и установления суммы, подлежащей включению в реестр.

При этом ВС признал несостоятельными прочие доводы АСВ. Экономколлегия подчеркнула, что выводы судов о размере неустойки сделаны на основе анализа представленных сторонами судебного спора доказательств, в пределах допустимого законом судебного усмотрения и в достаточной степени мотивированы. Нарушений норм материального права при применении статьи 333 ГК РФ в определении размера неустойки, которые могли бы стать основанием для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного судопроизводства (пункт 72 постановления № 7), судами не допущено. Уменьшение неустойки осуществлено судами по заявлению компании «Укрросметалл» в суде, то есть в соответствии с пунктом 1 статьи 333 ГК РФ и пунктом 71 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 года № 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств". Оснований полагать, что ответчик действовал непоследовательно и выразил свою волю в этом вопросе только по части договоров, не имелось ни у судов, ни у судебной коллегии, подытожил ВС.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов в части отказа во включении в реестр должника процентов за пользование кредитом. Обособленный спор в указанной части направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Адвокат, ведущий юрист АБ «КИАП» Даниил Жердев отметил, что данный обособленный спор интересен тем, что Верховный суд обоснованно поддержал крайне существенное снижение неустойки при существующей обратной тенденции в арбитражных судах. 

Суд первой инстанции, ссылаясь на превышение неустойки над ключевой ставкой Банка России в разные периоды не более, чем в 5 раз, при этом снизил размер неустойки в 17 раз, указав, что эта сумма равна 10% от общей суммы задолженности. В то же время, надеюсь, что такой критерий снижения неустойки не найдет широкого повсеместного применения в судебной практике. Применение подобного критерия без глубокого анализа обстоятельств каждого отдельного спора может негативно сказаться на коммерческих правоотношениях, поскольку 10% от суммы задолженности далеко не всегда соразмерная санкция за нарушение обязательства. Также примечательно, что Верховный суд устранил более очевидную ошибку, допущенную судами, и поддержал неоднократно изложенную позицию о недопустимости применения ст. 333 Гражданского кодекса к процентам за пользование займом.

Даниил Жердев
адвокат Адвокатское бюро «КИАП»
«

Старший юрист тюменского филиала бюро адвокатов «Де-Юре» Николай Полуситов отметил, что в комментируемом постановлении ВС РФ в очередной раз напомнил о том, что проценты за пользование кредитом, в том числе просроченные, не являются мерой гражданско-правовой ответственности.

По своей правовой природе данные проценты представляют собой плату за предоставление кредитных средств, а не санкцию за нарушение обязательств. В связи с этим возникающие относительно начисления процентов споры не могут быть разрешены на основании норм, регулирующих порядок начисления неустоек, проценты за пользование кредитом на основании ст. 333 ГК РФ снижению не подлежат. Соответствующие разъяснения неоднократно давались высшими судебными инстанциями (п. 12 Информационного письма ВАС РФ от 26.01.1994 N ОЩ-7/ОП-48, Определение Верховного суда РФ от 18.12.2023 N 301-ЭС23-24411 по делу N А17-7450/2021 и др.), однако вопрос до настоящего времени продолжает вызывать на практике сложности. Полагаю, что причиной отождествления процентов за пользование кредитом и неустоек является закрепленное в ст. 395 ГК РФ понятие законной неустойки — проценты на сумму долга. Подобное определение пени создает неопределенность в восприятии сущности заявленных требований о взыскании (включении в РТК) долга и без надлежащих пояснений может привести к их неверной квалификации.

Николай Полуситов
старший юрист практики разрешения споров о банкротстве тюменского филиала Бюро адвокатов «Де-Юре»
«

В комментируемом споре речь шла не о недобросовестном поведении какой-либо из сторон, а о правовой природе неустойки и процентов по кредиту, а, следовательно, о возможности снижения неустойки и процентов на основании статьи 333 ГК РФ. Обжаловались акты нижестоящих судов, которые снизили в порядке статьи 333 ГК РФ размер штрафных санкций (неустойки) до 10% от суммы основного долга, а также аналогичным образом снизили и сумму процентов за пользование кредитом. ВС РФ указал на ошибку в том, что проценты за пользование кредитом не могут быть снижены судом в порядке применения статьи 333 ГК РФ. При этом ВС справедливо указал, что размер неустойки, напротив, был правомерно снижен нижестоящими судами на основании статьи 333 ГК РФ. 

Алена Лежнева
юрист Юридическая компания «Генезис»
«