При этом расходы на арбитражного управляющего не могут взыскиваться в рамках субсидиарной ответственности, поскольку отсутствует противоправность в невыплате вознаграждения участником.

В декабре 2018 года суд ввел наблюдение в ООО «ТЭВОС». А уже через 4 месяца производство по делу о банкротстве было прекращено. Причина – отсутствие у должника денег для финансирования процедуры. Однако остался открытым вопрос: кто должен выплатить вознаграждение и компенсировать расходы арбитражному управляющему? Арбитражный управляющий Наталья Савельева вначале добилась в суде взыскания вознаграждения и компенсации с ООО «ТЭВОС». Но поскольку исполнительное производство результатов не дало, АУ потребовала взыскать деньги с заявителя по делу о банкротстве – руководителя и единственного участника ООО «ТЭВОС» Дмитрия Финоженкова. Суды трех инстанций заявление АУ отклонили. Однако кейсом заинтересовался Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и взыскал в пользу АУ судебные расходы и вознаграждение в размере 140 тыс. рублей (дело А05-14088/2018).

Фабула

В декабре 2018 года суд ввел наблюдение в отношении ООО «ТЭВОС». Временным управляющим была утверждена Наталья Савельева. А уже в апреле 2019 года производство по делу о банкротстве было прекращено из-за отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов.

При этом в январе 2020 года суд взыскал с ООО «ТЭВОС» в пользу Натальи Савельевой 140 тыс. рублей, в том числе 119,8 тыс. рублей вознаграждения за процедуру наблюдения и 20 тыс. рублей судебных расходов. Возбужденное исполнительное производство было окончено в связи с невозможностью установить местонахождение ООО «ТЭВОС» и его имущества.

По мнению Натальи Савельевой, в такой ситуации расходы арбитражного управляющего должен погасить заявитель по делу о банкротстве – руководитель и единственный участник ООО «ТЭВОС» Дмитрий Финоженков.

Суды трех инстанций отказались удовлетворять заявление арбитражного управляющего. После чего Наталья Савльева подала жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.  

Что решили нижестоящие суды

Суды первой и апелляционной инстанций сослались на положения:

статей 20.7, 59, 61.11, 134 закона о банкротстве,

пункт 18 постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» (далее – постановление № 91),

пункт 10, абзац третий пункта 14 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – постановление № 53).

По мнению судов, Дмитрий Финоженков не является заявителем по делу о банкротстве, в данном случае таковым является сам должник. При этом согласия на финансирование процедуры банкротства Финоженков не давал.

Взыскание непогашенного требования управляющего с Дмитрия Финоженкова должно осуществляться посредством подачи заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности. С учетом прекращения производства по делу о банкротстве общества такое заявление должно быть подано в порядке, установленном статьей 61.19 закона о банкротстве для рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц вне рамок дела о банкротстве.

Суд округа с выводами судов согласился, отметив, что законодательством о банкротстве не предусмотрена возможность взыскания с учредителя должника, а также с его руководителя расходов по делу о банкротстве, возникших при проведении процедур банкротства, в отсутствие письменного согласия бывшего руководителя должника и его учредителя на финансирование расходов по делу о банкротстве, а также решения последнего о ликвидации должника.

Что думает заявитель

Наталья Савельева указывает, что выводы судов сделаны при неправильном применении: 

статей 61, 62 Гражданского кодекса РФ,

пункта 10 постановления № 53,

пункта 18 постановления № 91.

Эти нормы позволяют в деле о банкротстве взыскать вознаграждение арбитражного управляющего и судебные расходы с учредителей (участников) должника в случае отсутствия имущества.

По мнению заявителя, допущенные судами при применении указанных норм права ошибки привели к ситуации, при которой участник должника может переложить расходы по ликвидации подконтрольного ему юридического лица на арбитражного управляющего.

Что решил Верховный суд

Судья Верховного суда Ирина Букина сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

ВС напомнил, что в соответствии с пунктом 1 статьи 20.3, пунктами 1-3 статьи 20.6, пунктом 3 статьи 59 закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, которое по общему правилу выплачивается за счет должника или заявителя по делу.

В данном случае заявление о банкротстве подано самим должником, руководителем и единственным участником которого являлся Финоженков. При этом суд установил отсутствие у должника имущества, достаточного для финансирования процедуры банкротства.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 10 постановления № 53, по смыслу пункта 5 статьи 61, пункта 2 статьи 62 Гражданского кодекса при отсутствии у должника средств, достаточных для финансирования процедур банкротства, необходимые расходы могут быть отнесены на его учредителей (участников).

Верховный суд отметил, что возложение на участников подобных расходов осуществляется в силу принадлежащего им статуса и не обусловлено ни фактом подачи заявления о банкротстве, ни принятием мер по созданию ликвидационной комиссии. В связи с чем является ошибочной ссылка суда округа на возможность взыскания расходов по делу о банкротстве с учредителей (участников) должника только в случае принятия ими решения о ликвидации должника и создания ликвидационной комиссии.

Поэтому в силу приведенных положений законодательства и разъяснений расходы на ликвидацию юридического лица (проведение в отношении него процедур банкротства) подлежат возложению на Дмитрия Финоженкова как участника должника.

Ошибочны и выводы судов о возможности взыскания непогашенного требования арбитражного управляющего посредством подачи заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности в порядке, установленном статьей 61.19 закона о банкротстве.

Экономколлегия подчеркнула, что отсутствие со стороны учредителей (участников) действий по добровольной компенсации судебных расходов на ликвидацию юридического лица не образует состава нарушения, влекущего субсидиарную ответственность в банкротстве.

Деликтный характер субсидиарной ответственности подразумевает наличие вины контролирующего должника лица в наступлении банкротства и причинении вреда имущественным правам кредиторов, тогда как обязанность участников по оплате соответствующих расходов при недостаточности имущества должника возлагается на них в силу закона независимо от вины в доведении должника до банкротства.

Заявление арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с учредителей (участников) должника подлежит рассмотрению в деле о банкротстве применительно к статье 112 АПК (пункт 18 постановления № 91, пункт 52 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

ВС указал, что размер причитающихся Савельевой вознаграждения за процедуру наблюдения и судебных расходов установлен определением суда первой инстанции от 30.01.2020 года. 

Итог

Экономколлегия ВС отменила акты нижестоящих судов и определила взыскать с руководителя и единственного участника ООО «ТЭВОС» Дмитрия Финоженкова в пользу арбитражного управляющего Натальи Савельевой судебные расходы в размере 140 тыс. рублей (из них 119,5 тыс. рублей – вознаграждение за процедуру наблюдения и 20,5 тыс. рублей судебных расходов). 

Почему это важно

По словам руководителя практики ФБК Legal Елизаветы Капустиной, Верховный суд поправил нижестоящие суды и вынес справедливое решение. 

По существу, нижестоящие инстанции отказали арбитражному управляющему в выплате гарантированного законом вознаграждения и судебных расходов, что противоречит положениям закона о банкротстве. В судебной практике имеются аналогичные решения, но это уровень апелляции и кассации. Определение по данному делу устранит расхождение в подходах и позволит повысить эффективность процедур. На мой взгляд, суд сделал два ключевых вывода. Во-первых, расходы на банкротство признаются расходами на ликвидацию и по смыслу пункта 5 статьи 61, пункта 2 статьи 62 ГК РФ подлежат отнесению на его учредителей. Во-вторых, в данном деле расходы на арбитражного управляющего не могут взыскиваться в рамках субсидиарной ответственности, поскольку отсутствует противоправность в невыплате вознаграждения участником, ведь у него просто отсутствуют основания для этого (соответствующий судебный акт).

Елизавета Капустина
юрист, руководитель практики Юридическая фирма «ФБК Legal»
«

По мнению управляющего партнера юридической компании ЮКО Юлии Ивановой, Верховный суд РФ в рассматриваемом деле совершенно справедливо исходит из того, что расходы по проведению процедуры ликвидации должны быть возмещены при недостаточности имущества должника. 

Руководитель должника и одновременно его единственный участник принял решение именно об обращении в суд с заявлением о банкротстве, а не о принятии мер по финансированию должника с целью выхода из состояния неплатежеспособности. Обращение в суд с заявлением о банкротстве положило начало процессу ликвидации должника, для осуществления которой необходимо привлечение профессионального арбитражного управляющего, деятельность которого в силу закона предполагает выплату ему вознаграждения. Тот факт, что процедура ликвидации не была завершена и у должника отсутствует имущество, не зависит от арбитражного управляющего, который надлежащим образом исполнил свои обязанности, вследствие чего не может быть лишен возможности получить вознаграждение за свою работу и компенсацию понесенных расходов.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

По мнению Юлии Ивановой, отсутствие в законе о банкротстве специальных норм, регулирующих вопрос об источнике выплаты вознаграждения арбитражному управляющему, не исключает применение норм гражданского законодательства, регламентирующих данный вопрос применительно ко всем случаям ликвидации юридического лица.

Значение Определения Верховного суда РФ по данному делу для правоприменительной практики, по словам Юлии Ивановой, выражается в следующем:

1

Определена правовая природа обязанности участника (участников) нести расходы, связанные с ликвидацией юридического лица — данная обязанность не является ответственностью за противоправное виновное поведение, а обусловлена самим статусом участника юридического лица. Иными словами, составляющей содержания правового статуса участника юридического лица является обязанность нести расходы, связанные с осуществлением процедуры банкротства, при недостаточности имущества юридического лица для покрытия таких расходов. Такое толкование правовой природы указанной обязанности упрощает для арбитражного управляющего взыскание указанных расходов.

2

Приведенное толкование норм пункта 5 статьи 61 и пункта 2 статьи 62 ГК РФ, позволяет отнести расходы, непогашенные по причине недостаточности имущества и связанные с осуществлением процедур банкротства, на участников должника-юридического лица. Это является важной гарантией реального получения арбитражным управляющим причитающегося вознаграждения и возмещения понесенных расходов.

3

Определен процессуальный порядок взыскания с участников таких непогашенных расходов — в порядке статьи 112 АПК РФ как судебных расходов.

Адвокат судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Александра Медникова отметила, что позиция Верховного суда РФ о возможности возложения судебных расходов на руководителя, являющегося также единственным участником должника, соответствует последним тенденциям судебной практики о расширении ответственности контролирующих лиц. 

В случае, когда решение о подаче заявления о признании компании банкротом в суд было принято единственным участником, одновременно занимающим должность единоличного исполнительного органа, возложение на него таких расходов является обоснованным и направлено на соблюдение баланса интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве. При этом важно, чтобы у должника отсутствовало имущество, за счет которого могут быть погашены текущие расходы на процедуру банкротства, в частности – вознаграждение арбитражного управляющего, ключевой фигуры в деле о банкротстве, без которого не может быть проведена ни одна процедура.

Александра Медникова
старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
«

Также Александра Медникова обратила внимание на выводы нижестоящих судов о том, что расходы по делу о банкротстве могут быть взысканы с контролирующих лиц только через использование механизма субсидиарной ответственности.

«Верховный суд еще раз подчеркнул, что для применения такого вида ответственности необходимо наличие деликта, а именно – установленные факты недобросовестного и неразумного поведения лица, ставшие причиной банкротства компании, при этом отказ от финансирования процедуры банкротства сам по себе не может быть квалифицирован как недобросовестное поведение. Однако практика нижестоящих судов продолжает демонстрировать альтернативный подход, при котором суды все чаще подтверждают возможность компенсации любых убытков, расходов и требований за счет контролирующих лиц, что требует особого внимания со стороны бенефициаров и органов управления компаний», – отметила Александра Медникова.

По мнению руководителя проектов ProLegals Ирины Беседовской, определение Верховного суда является абсолютно логичным, законным и обоснованным.

Из-за отсутствия единообразной практики по данному вопросу определение Верховного суда может в значительной степени повлиять на то, какие решения в будущем будут принимать суды нижестоящих инстанций. Ранее уже встречалась положительная практика по данному вопросу. Так, например, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 мая 2022 г. № 09АП-20932/22 по делу А40-117579/2020 суд указал, что «отказ в удовлетворении требования за счет учредителей должника, при отсутствии у последнего имущества и средств, лишил бы управляющего права на получение вознаграждения, гарантированного законом о банкротстве, в том числе и возмещение расходов, понесенных за счет собственных средств.

Ирина Беседовская
юрист, руководитель проектов Коллегия адвокатов ProLegals
«

Ирина Беседовская также обратила внимание на то, что в соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц» исполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве, как следует из ст. 9 закона о банкротстве, не ставится в зависимость от того, имеются ли у должника средства, достаточные для финансирования процедур банкротства: «Данная позиция неразрывно связана с тем, что в соответствии с п. 2 ст. 62 Гражданского кодекса РФ учредители (участники) юридического лица независимо от оснований, по которым принято решение о его ликвидации, в том числе в случае фактического прекращения деятельности юридического лица, обязаны совершить за счет имущества юридического лица действия по ликвидации юридического лица. При недостаточности имущества юридического лица учредители (участники) юридического лица обязаны совершить указанные действия солидарно за свой счет».

Аналогичная позиция, по словам Ирины Беседовской, была изложена и в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 28 июля 2022 г. № Ф05-15085/22 по делу № А40-88261/2019. Дополнительно суд также указал, что «Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 18 постановления от 17.12.2009 № 91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» разъяснил, что в порядке и на условиях, предусмотренных пунктами 15 и 17 указанного постановления, рассматривается также заявление арбитражного управляющего о взыскании расходов по делу о банкротстве с собственника имущества должника-унитарного предприятия или учредителей (участников) должника».

«Таким образом, суды нижестоящих инстанций необоснованно отказали в удовлетворении заявления арбитражного управляющего Натальи Савельевой, а Верховный суд исправил допущенные нижестоящими судами ошибки, что, на мой взгляд, приведет к тому, что судебная практика по данному вопросу будет наконец-то унифицирована», – подытожила Ирина Беседовская.