Верховный Суд рассмотрел жалобу банка ВТБ, который потребовал отстранить от обязанностей конкурсного управляющего ООО «ИДС» Кирилла Руина из-за отсутствия у того договора доп. страхования ответственности на сумму более 100 млн руб.

У арбитражного управляющего ООО «Интеллект Дриллинг Сервисиз» истек договор дополнительного страхования ответственности, а новый он ни с кем из страховщиков заключить не смог. Причина в том, что на рынке работает всего пять компаний, готовых страховать ответственность арбитражных управляющих на сумму от 10 до 100 млн рублей. Тогда как размер страховой суммы, рассчитанной из балансовой и действительной стоимости активов «Интеллект Дриллинг Сервисиз», значительно превышает этот лимит. Тем не менее банк ВТБ, крупный кредитор ИДС, потребовал со ссылкой на отсутствие договора доп. страхования ответственности отстранить Кирилла Руина от исполнения обязанностей управляющего. Нижестоящие суды поддержали Руина, но жалобу ВТБ решил рассмотреть Верховный Суд (дело № А40-310946/2019).

Предыстория

У Кирилла Руина, арбитражного управляющего обанкротившегося ООО «Интеллект Дриллинг Сервисиз», был договор с ООО «РИКС» о дополнительном страховании его ответственности на сумму больше 167 млн рублей. После того как ЦБ отозвал у ООО «РИКС» лицензию, срок действия договора сократился до 8 февраля 2021 года. 

Новый договор допстрахования ответственности Кирилл Руин ни с одним другим страховщиком заключить не смог. Это не понравилось банку ВТБ, требование которого к ООО «Интеллект Дриллинг Сервисиз» превышает 3,9 млрд руб. ВТБ потребовал в суде отстранить арбитражного управляющего.

Позиция судов

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали в споре Кирилла Руина. Сославшись на статьи 20.2, 24.1, 60, 145 закона о банкротстве, они указали, что для заключения нового договора допстрахования арбитражный управляющий (АУ) обращался к другим страховщикам, но страховые компании ему отказали. Также Кирилл Руин отправлял запросы в центральный офис ООО «СК «ВТБ Страхование» и в ВТБ, но обе финорганизации ему не ответили. 

Больше того, АУ обращался с письмом в ЦБ. В Банке России ему ответили, что сейчас заинтересованные ведомства и министерства работают над совершенствованием законодательства, регулирующего вопросы финобеспечения ответственности арбитражных управляющих.

Соответственно, Кирилл Руин не бездействовал и его поведение в любом случае не может быть признано незаконным.

Позиция ВТБ

ВТБ с этим не согласился и подал кассационную жалобу в Верховный Суд. По мнению банка, требования закона о наличии договора дополнительного страхования ответственности АУ являются формальными, то есть для отстранения конкурсного управляющего в подобной ситуации не нужно устанавливать наличие вины в его действиях или возможное причинение убытков кредиторам. Достаточно лишь факта отсутствия договора со страховщиком.

Также в ВТБ подчеркивают, что эта ситуация не уникальна и есть более крупные компании-банкроты. В частности, в жалобе в Верховный Суд  банк привел  примеры с АО «СУ-155» (балансовая стоимость активов составляет 237,5 млрд руб., № А40-74909/2016), АО «Антипинский НПЗ» (120 млрд руб., № А70-8365/2019), ОАО «Трансаэро» (53,2 млрд руб., № А56-75891/2015) и ОАО «Московский комбинат хлебопродуктов» (43 млрд руб., № А41-34824/2016). ВТБ полагает, что в указанных делах у арбитражных управляющих не возникло проблем с заключением договора дополнительного страхования ответственности.

Также ВТБ в кассационной жалобе сослался на определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.10.2021 № 306-ЭС21-10251. В нем говорится, что отказы страховых компаний заключить с арбитражным управляющим договор допстрахования ответственности относятся к числу обстоятельств, наступление которых, как правило, зависит от личности, воли или действий самого управляющего. Выводы судов об обратном, по мнению ВТБ, нивелируют предусмотренные законом гарантии конкурсным кредиторам рассчитывать на страховое возмещение в случае причинения вреда действиями (бездействием) арбитражного управляющего.

Отзыв Кирилла Руина на жалобу ВТБ

Кирилл Руин выступил против передачи жалобы ВТБ на рассмотрении Экономколлегии Верховного Суда. Он указал такие доводы:

1

Нижестоящие суды сделали законный и обоснованный вывод о том, что конкурсный управляющий предпринял все зависящие от него меры для заключения договора дополнительного страхования своей ответственности, поэтому нет оснований для удовлетворения требования ВТБ и отстранения АУ.

2

Окружной суд правомерно не принял во внимание позицию Верховного Суда РФ, изложенную в деле № А65-19521/2017, так как в этом деле были установлены иные фактические обстоятельства, в том числе отказ страховых организаций заключить договор дополнительного страхования из-за личности управляющего (а именно в связи с наличием в отношении управляющего жалоб и административных производств). А суды первой и апелляционной инстанций в принципе не могли применить позицию Верховного суда в силу ее отсутствия на момент рассмотрения дела.

3

Конкурсный управляющий не смог бы заключить договор дополнительного страхования даже при расчете размера страховой суммы на основании действительной стоимости активов. В любом случае данный довод не был заявлен в суде первой инстанции, поэтому не может быть предметом рассмотрения в Верховном Суде.

4

Нижестоящие суды сделали законный и обоснованный вывод о том, что отстранение конкурсного управляющего из-за действий третьих лиц (страховых организаций) фактически приведет к нарушению конституционного права управляющего на занятие трудовой деятельностью, так как в таком случае назначение каждого последующего управляющего приведет к его отстранению и «застыванию» процедуры банкротства.

5

Конкурсный управляющий не может заключить договор дополнительного страхования и в настоящее время, поскольку ни одна из страховых организаций, осуществляющих страхование ответственности управляющих, не готова покрыть убытки управляющего на такую страховую сумму.

Так, Кирилл Руин указал, что сейчас на рынке страхования есть пять страховых организаций, которые готовы заключить договор дополнительного страхования ответственности управляющих в пределах следующих лимитов страховых сумм:

страховая компания «Аскор» – 100 млн руб. (максимальный размер страховой суммы);

«Д2 Страхование» – 30 млн руб.;

Международная страховая группа – 100 млн руб.;

«Ак Барс Страхование» – 30 млн руб.;

страховая компания «ТИТ» – 10 млн руб.

Максимальный размер страховой суммы составляет 100 млн руб.,тогда как размер страховой суммы, рассчитанной на основе балансовой и действительной стоимости активов ООО «Интеллект Дриллинг Сервисиз», значительной превышает установленный страховыми организациями лимит страховой суммы (от 167 млн рублей).

По мнению Кирилла Руина, в условиях кризиса, сложившегося на рынке страхования ответственности управляющих, жалоба ВТБ с требованием отстранить конкурсного управляющего ООО «Интеллект Дриллинг Сервисиз» по мотиву отсутствия допстрахования ответственности направлена на воспрепятствование деятельности конкурсного управляющего в процедуре банкротства должника и отстранение арбитражного управляющего по формальным основаниям, находящимся вне его воли и объективного контроля, что указывает на злоупотребление заявителем жалобы своими процессуальными правами.

Что решил Верховный Суд

В итоге Экономколлегия Верховного Суда 11 августа не отстранила Кирилла Руина, как просил ВТБ, от исполнения обязанностей арбитражного управляющего ООО «Интеллект Дриллинг Сервисиз». Однако спор направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы. 

В ходе процесса возник вопрос о том, насколько действия арбитражного управляющего добросовестны и что ему нужно совершить, чтобы исполнить свои обязанности. Были предложены такие способы как, во-первых, обжаловать отказы страховых организаций в заключении такого договора. А именно, нужно подавать иски о принуждении страховых организаций заключить такой договор либо подать заявление о разрешении разногласий с данными страховыми организациями. Следующим способом является частичное страхование. По мнению суда, частичное страхование также может обезопасить управляющего от последующих жалоб со стороны кредиторов. И также, как вариант, возможно сострахование. Несмотря на то, что Верховный Суд понимает, что это не предусмотрено законодательством, коллегия судей предлагала, что может быть управляющему стоит находить способы сострахования, то есть заключения договоров дополнительного страхования в нескольких компаниях. И такие меры, предпринятые арбитражным управляющим, будут свидетельствовать о его добросовестности и о надлежащем исполнении им своих обязательств по закону о банкротстве.

Айгуль Шайхутдинова
юрист
«

В ходе заседания Кирилл Руин заявил ходатайство о направлении запроса в Конституционный суд о проверке совокупности норм: статьи 24.2 закона о банкротстве (где предусмотрена обязанность арбитражного управляющего заключать договор дополнительного страхования ответственности) и п .2 статьи 972 Гражданского кодекса РФ (где указано про право страховых компаний заключить такой договор, но не обязанность) на предмет их конституционности (по статье 37 Конституции). Однако ВС это ходатайство отклонил. 

Какие необходимо предпринимать дальнейшие действия, пока не понятно. Также в судебном заседании возник и долго рассматривался вопрос о частичном страховании, что законом не предусмотрено, но вполне возможно, что именно к этому и придет экономическая коллегия Верховного Суда. На самом деле ситуация действительно патовая, когда нет возможности застраховать ответственность и непонятно, что делать дальше. По сути судебный процесс был направлен на переоценку обстоятельств, которые были уже исследованы ранее, оценку добросовестности действий. Что ж, увидим, что напишет Верховный Суд и исходя из этого будем принимать решения о дальнейших наших действиях. 

Кирилл Руин
конкурсный управляющий
«

Также в рамках заседания в Верховном суде обсуждался вопрос использования частичной страховки. Суд об этом выскажется в мотивировочной части определения. 

Сейчас хороших, добросовестных управляющих надо заносить в своеобразную «красную книгу». Кейс Интеллект Дриллинг Сервисиз показателен тем, что конкурсный кредитор сам на протяжении всех инстанций не может сформулировать цели своих действий: он слепо оперирует формальным составом для отстранения управляющего, не представляя альтернативных путей решения. Возможно, когда-нибудь в российском банкротном законодательстве будет установлена первоочередная обязанность обращения перед жалобой на управляющего с соответствующими разногласиями на действия управляющего - что позволит исключить слепое перекладывание ответственности на управляющего. В Верховном Суде не удалось переломить тенденцию восприятия управляющих как разменной монеты. Эти люди - сердце процедуры, которое может перестать биться в случае отстранения.Выражаю надежду на результаты нового рассмотрения.

Никита Радионов
частнопрактикующий юрист
«

Действующие лица:

Айгуль Шайхутдинова
юрист
Никита Радионов
частнопрактикующий юрист
Кирилл Руин
конкурсный управляющий

Над материалом работали:

Алексей Охлопков
обозреватель Портал PROбанкротство