Указание ВС нижестоящим судам на их право направлять запросы в компетентные исполнительные органы для получения необходимой информации об оценке угрозы наделяет суды процессуальной активностью.

ООО «ТрикВол» и после возбуждения в отношении компании процедуры банкротства продолжала по решению горсуда поставлять тепловую энергию для коммунальных услуг населению. АО «АтомЭнергоСбыт» (гарантирующий поставщик электроэнергии) попросило суд отступить от установленной пунктом 2 статьи 134 закона о банкротстве очередности уплаты текущих платежей и отнести оплату поставляемой электроэнергии в порядке пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве к внеочередным платежам. При этом АО «АтомЭнергоСбыт» подчеркнуло, что введение в отношении ООО «ТрикВол» режима ограничения потребления электроэнергии создаст угрозу нарушения прав неопределенного круга лиц на жизнь, здоровье и экологическое благополучие, благоприятную окружающую среду и защиту от последствий техногенных катастроф. Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил заявление АО «АтомЭнергоСбыт» как необоснованное. После чего компания пожаловалась в Верховный суд, который отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело А66-19241/2017)

Фабула

ООО «ТрикВол» поставляло тепловую энергию котельным. После возбуждения в отношении ООО «ТрикВол» процедуры банкротства компания продолжала поставлять тепловую энергию для коммунальных услуг в виде горячего водоснабжения и отопления жителям микрорайона «Паркоммуна», а также социальным объектам инфраструктуры города Вышний Волочек в рамках исполнения решения Вышневолоцкого горсуда.

АО «АтомЭнергоСбыт» попросило суд разрешить разногласия с конкурсным управляющим по вопросу отступления от очередности уплаты текущих платежей, установленной пунктом 2 статьи 134 закона о банкротстве, и отнести оплату поставляемой электроэнергии в порядке пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве к внеочередным платежам.

При этом АО «АтомЭнергоСбыт» подчеркнуло, что ООО «ТрикВол» может быть лишено возможности продолжать производственно-хозяйственную деятельность и исполнять обязательства по поставке энергоресурсов населению в случае отсутствия электроэнергии, которую как до введения процедуры банкротства, так и после поставляет АО «АтомЭнергоСбыт», не получая оплату за поставленные ресурсы.

Заявляя о необходимости приоритетного погашения долга по оплате поставленной энергии по отношению к иным текущим обязательствам должника, АО «АтомЭнергоСбыт» сослалось на положения абзаца второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве. Компания указала, что введение в отношении ООО «ТрикВол» режима ограничения потребления электроэнергии создаст угрозу нарушения прав неопределенного круга лиц на жизнь, здоровье и экологическое благополучие, благоприятную окружающую среду, защиту от последствий техногенных катастроф.

Суд первой инстанции, с которым согласились апелляция и кассация, отклонил заявление АО «АтомЭнергоСбыт» как необоснованное. После чего компания пожаловалась в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции сослался на положения:

статьи 60, пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве,

статьи 1 закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»,

статьи 1 закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»,

правовые позиции, изложенные в пункте 7 Обзора практики Конституционного суда за первый квартал 2022 года и пункте 18 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного суда 20.12.2016 (далее — Обзор от 20.12.2016)

Платежи за поставленную электрическую энергию не тождественны финансированию мероприятий по недопущению техногенных катастроф. Суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности исключительных, экстраординарных оснований для отступления от установленной законом очередности удовлетворения требований должника перед иными текущими требованиями соответствующей очередности, а также наличия у должника имущества, достаточного для погашения требований иных текущих кредиторов в целях исключения возможности нарушения их прав.

Суд апелляционной инстанции, поддерживая выводы суда первой инстанции, сослался на разъяснения пункта 40.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием ФЗ от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и правовую позицию, изложенную пункте 18 Обзора от 20.12.2016.

Апелляция отметила, что наряду с изложенными судом первой инстанции обстоятельствами АО «АтомЭнергоСбыт» не доказало временный характер отступления от очередности.

Также суд апелляционной инстанции указал, что общество «АтомЭнергоСбыт» является гарантирующим поставщиком, который в силу своего статуса и требований законодательства обязан поставлять ресурсы покупателю, в связи с чем не может самостоятельно ограничить поставку ресурсов.

Суд округа посчитал обоснованным вывод судов о недоказанности наличия исключительных обстоятельств, дающих основание для отступления от предусмотренной законом о банкротстве очередности удовлетворения требований по текущим обязательствам, а также указал на то, что отнесение всех расходов, непосредственно формирующих цепочку технологического процесса по производству и распределению горячей воды (тепловой энергии) для нужд организаций и населения и связанных с основной деятельностью должника, к эксплуатационным платежам противоречит принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Что думает заявитель

АО «АтомЭнергоСбыт» настаивает на неправильном применении и толковании судами материальной нормы абзаца второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве, признанной неконституционной постановлением Конституционного суда от 01.02.2022 № 4-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 1 статьи 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой ПАО «Т Плюс» (далее - Постановление № 4-П), вошедшим в Обзор практики Конституционного суда за первый квартал 2022 года (пункт 7).

Пунктом 3 приведенного постановления КС постановил, что все неустранимые сомнения по вопросу о наличии или отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о реальной угрозе возникновения техногенных и (или) экологических катастроф либо гибели людей вследствие прекращения поставок данных энергоресурсов (либо ограничения поставок ниже уровня, минимально необходимого для безопасного состояния соответствующего объекта), применительно к опасным производственным объектам должны толковаться в пользу их наличия.

АО «АтомЭнергоСбыт» посчитало, что при наличии у суда сомнений относительно наличия обстоятельств, предусмотренных в абзаце втором пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве, для компетентной оценки данного факта надлежало рассмотреть вопрос о необходимости привлечения к непосредственному участию в обособленном споре уполномоченного органа — Центрального управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Букина И.А. сочла доводы жалобы заслуживающими внимания и передала спор в Экономколлегию.

Требования кредиторов по текущим платежам, относящиеся к одной очереди, удовлетворяются в порядке календарной очередности.

В то же время законодательство о банкротстве предусматривает возможность изменить указанную очередность и преимущественно перед любыми другими требованиями кредиторов во внеочередном порядке погасить расходы на проведение мероприятий по недопущению возникновения техногенных или экологических катастроф либо гибели людей, вызванных прекращением деятельности организации должника или ее структурных подразделений (абзац второй пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве).

Заявляя о необходимости приоритетного погашения задолженности по оплате поставленной энергии по отношению к иным текущим обязательствам должника, общество «АтомЭнергоСбыт» ссылалось на положения абзаца второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве и обращало внимание, что введение в отношении должника режима ограничения потребления электроэнергии создаст угрозу нарушения прав неопределенного круга лиц на жизнь, здоровье и экологическое благополучие, благоприятную окружающую среду, защиту от последствий техногенных катастроф.

Суды, ссылаясь на недоказанность исключительных, экстраординарных оснований для отступления от установленной законом очередности удовлетворения требований должника перед иными текущими требованиями соответствующей очередности, не учли, что постановлением Конституционного суда от 01.02.2022 № 4-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 1 статьи 134 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой ПАО «Т Плюс» (далее - Постановление № 4-П), норма абзаца второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве была признана неконституционной в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования ей не обеспечивается должная степень определенности и оперативности в решении вопроса о наличии обстоятельств, при которых прекращение (или снижение объема ниже минимально необходимого для безопасного состояния опасного производственного объекта) поставки энергоресурсов по договору, ранее заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, может создать реальную угрозу возникновения техногенной и (или) экологической катастрофы либо гибели людей, что предполагает оплату энергоресурсов поставщику вне очереди преимущественно перед любыми другими требованиями кредиторов по текущим платежам.

Так, все неустранимые сомнения по вопросу о наличии или отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о реальной угрозе возникновения техногенных и (или) экологических катастроф либо гибели людей вследствие прекращения поставок данных энергоресурсов (либо ограничения поставок ниже уровня, минимально необходимого для безопасного состояния соответствующего объекта), применительно к опасным производственным объектам должны толковаться в пользу их наличия (пункт 3).

Развивая изложенный правовой подход СКЭС Верховного суда в определении от 26.06.2023 № 307-ЭС22-27054 отметила, что обстоятельства, угрожающие катастрофой или гибелью людей, могут возникнуть не только вследствие неких экстраординарных и очевидных факторов, требующих специального реагирования, но и в результате накопления критической массы угроз в самих опасных производственных объектах или в результате изменения воздействия на них внешней среды из-за прекращения их текущего обслуживания в целом или даже отдельных их элементов.

При этом из буквального толкования пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве следует возможность изменения очередности текущих платежей для недопущения возникновения катастрофы, то есть платежи должны быть направлены на превентивные меры, минимизирующие саму вероятность наступления тяжких последствий, а не на их ликвидацию.

В рассматриваемом случае общество «АтомЭнергоСбыт» приводило доводы о том, что прекращение поставки электроэнергии в котельные приведет к прекращению поставок населению тепловой энергии, обеспечивающей горячее водоснабжение и отопление, что может вызвать тяжелые социальные последствия в отдельном населенном пункте.

Однако в нарушение положений статей 71, 168, 170 АПК суды первой и апелляционной инстанций не установили изложенных обстоятельств, а также не исследовали и не оценили совокупность представленных заявителем доказательств. Эти недостатки не были исправлены судом округа.

При наличии у суда сомнений относительно наличия обстоятельств, предусмотренных в абзаце второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве, суд был вправе обратиться в уполномоченный в сфере безопасности функционирования такого рода объектов федеральный орган исполнительной власти (его территориальные органы) в целях компетентной оценки названным органом рисков техногенной и (или) экологической катастрофы либо гибели людей в случае прекращения деятельности организации-должника или ее структурных подразделений. Однако суд первой инстанции данный вопрос не рассмотрел, суды вышестоящих инстанций допущенные нарушения норм процессуального права не устранили.

Из обжалуемых судебных актов усматривается, что суды, отказывая в удовлетворении требования общества «АтомЭнергоСбыт», фактически руководствовались не положениями абзаца второго пункта 1 статьи 134 Закона о банкротстве и Постановлением № 4-П, а правовой позицией, изложенной в пункте 18 Обзора от 20.12.2016, в которой идет речь об эксплуатационных платежах, и разъяснениями пункта 40.1 постановления № 60, в которых говорится о возможности отступления от очередности погашения текущих обязательств должника исходя из целей соответствующей процедуры банкротства, в том числе для недопущения гибели или порчи имущества должника либо предотвращения увольнения работников должника по их инициативе, что не соотносится с предметом рассматриваемого обособленного спора.

Неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права повлекло неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора, а также неправильное распределение обязанности доказывания.

Изложенные положения законов не были приняты во внимание судами первой и апелляционной инстанций, а ряд обстоятельств (в том числе временный характер платежей, наличие финансовой возможности в последующем восстановить нарушенную очередность в целях недопущения нарушения прав иных текущих кредиторов и пр.) был ошибочно определен в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора.

Суды не учли, что основным мотивом признания нормы абзаца второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве неконституционной послужила именно неопределенность данной правовой нормы относительно критериев доказывания наличия изложенных в ней обстоятельств.

Суды первой и апелляционной инстанций не только неверно распределили бремя доказывания наличия изложенных в абзаце второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве обстоятельств (без учета пункта 3 Постановления № 4-П), но и неверно определили предмет доказывания по настоящему обособленному спору.

Отдельно ВС отметил, что вопреки указанию суда апелляционной инстанции сама по себе невозможность отказа от поставки электроэнергии гарантирующим поставщиком не исключает возможность применения абзаца второго пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве. Напротив, в Постановлении № 4-П Конституционный суд, раскрывая конституционно-правовой смысл данной нормы, исходил из того, что она обеспечивает баланс интересов хозяйствующих субъектов и устанавливает повышенные гарантии оплаты ресурсов гарантирующим поставщикам, ограниченным законодателем в праве на отказ от исполнения обязательств по поставке в случае нарушения потребителем обязательств по оплате.

Итог

ВС отменил акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно

Партнер ProLegals Елена Кравцова отметила, что комментируемое определение ВС РФ важное, однако несколько ранее ВС РФ уже занимал подобную позицию в других спорах. 

Указание нижестоящим судам на их право направлять запросы в компетентные исполнительные органы для получение необходимой информации об оценке угрозы наделяет суды процессуальной активностью, что не является обычным для судебной системы. В этой части судебный акт является практикообразующим. Позиция ВС РФ вынесена в логике применения изменений от 24.07.2023 года в закон о банкротстве о внеочередных платежах, несмотря на то, что судебные акты нижестоящих инстанций были приняты до внесения изменений в федеральный закон (см. статью Госдума приняла закон о приоритетных платежах банкротов за критически важные ресурсы). В общем же, это тот случай, когда изменение законодательства в июле 2023 года следовали за уже сформированным ранее подходом ВС РФ и судебной практикой.

Елена Кравцова
адвокат, партнер Коллегия адвокатов ProLegals
«

Старший юрист практики разрешения споров о банкротстве бюро адвокатов «Де-юре» Дарья Иванова отметила, что комментируемое определение ВС не является практикообразующим, поскольку закон о банкротстве в действительности допускает отступление от очередности погашения текущих требований при ряде условий:

возможности утраты имущества, входящего в состав конкурсной массы,

возможности катастрофы, которая может повлечь за собой причинение вреда жизни и здоровью граждан,

причинение вреда экологии и т.д.

Очевидно, что расходы на коммунальные платежи при недостаточности в конкурсной массе денежных средств для соблюдение установленной законом о банкротстве очередности, должны быть изменены для недопущения наступления причинения кому бы то ни было вреда. Более того, данное определение лишь подкрепляет ранее сложившуюся судебную практику различных регионов и различных инстанций относительно изменения очередности текущих платежей. В данном определении примечательна лишь жесткость Верховного суда РФ относительно указания на обязанность реализации судами собственных дискреционных полномочий по проверке доводов при наличии у суда сомнений в действительности заявляемых сторонами доводов о возможности или невозможности наступления негативных последствий при изменении очередности погашения текущих требований, поскольку АПК РФ содержит достаточное количество процессуальных механизмов по проверке доводов сторон. Действительно, такой формальный, скорее даже канцелярский, подход судов не допустим при квалификации рассматриваемых правоотношений. В свою очередь, это означает, что мы снова возвращаемся к тому, что Верховный Суд РФ исправляет допущенные судами первой инстанции ошибки при квалификации правоотношений.

Дарья Иванова
старший юрист практики банкротства Бюро адвокатов «Де-Юре»
«

Юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Дмитрий Громов пояснил, что проблема оплаты электроэнергии в процедурах банкротства стоит достаточно остро. 

Прежде всего эта проблема связана с ситуациями, когда необходимо обеспечивать продолжение деятельности должника или поддерживать имущество в пригодном для использования состоянии. И если в первом случае в конкурсную массу регулярно поступают денежные средства, то во втором – возможность оплаты любых требований вне зависимости от очереди может зависеть от продажи единственного лота, а это, возможно, окажется весьма продолжительным процессом. Поставщики электроэнергии не всегда готовы ждать реализации имущества, часто они пытаются сначала ограничить поставку до технологического минимума, а потом и полностью прекратить. Это вынуждает управляющих обращаться в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде запрета прекращать поставку электроэнергии по конкретному договору и на конкретные точки.

Дмитрий Громов
юрист Правовое бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»
«

По словам Дмитрия Громова, энергосбытовые организации, со своей стороны, не могут выбрать единственно верный способ защиты права и используют все возможные параллельно или последовательно.

«Во-первых, они просуживают задолженность и возбуждают исполнительные производства. Во-вторых, выражают готовность прекратить поставку электроэнергии. Всё это подразумевает отсутствие обстоятельств, предусмотренных п.1 ст.134 закона о банкротстве. А вот, в-третьих, они настаивают на внеочередном погашении своих требований. В итоге поставщики обращаются с ходатайством в суд (как и произошло в рассматриваемом деле). Увы, но результат рассмотрения ходатайства можно охарактеризовать как случайный и зависящий от сотни факторов. Решение Верховного суда добавит, конечно, некоторой определенности в судебную практику, но, на мой взгляд, в этом конкретном случае основной причиной внимания высшего судебного органа стало то, что должник поставляет тепло и горячую воду гражданам и на объекты социальной инфраструктуры», – отметил он.

Младший юрист BIRCH LEGAL Дарья Билык отметила, что, в общем и целом, Верховному суду в данном деле пришлось работать с правильной расстановкой оценочных категорий для соблюдения баланса интересов сторон банкротного процесса, учитывая такую публичную ценность как безопасность населения. 

Видится, что с этим он весьма успешно справился. С предложенной Верховным судом позицией стоит согласиться, поскольку он, в отличие от судов нижестоящих инстанций, использовавших институт буквального толкования, обратился к целям законодателя, заложенным в норму. Так, Верховный суд акцентировал внимание на предупредительном характере нормы, ведь важно именно не допустить возникновения катастрофы: «платежи должны быть направлены на превентивные меры, минимизирующие саму вероятность наступления тяжких последствий, а не на их ликвидацию». Более того, правоприменитель указал на необходимость толкования спорных вопросов в пользу позиции, которая минимизирует угрозу безопасности населения. В случае сомнений суд не лишен возможности обратиться в уполномоченный в сфере безопасности функционирования такого рода объектов в целях оценки рисков техногенной и (или) экологической катастрофы либо гибели людей. Скорее даже такой запрос должен приветствоваться правоприменительной практикой, поскольку далеко не всегда первичной оценки по внутреннему убеждению суда без привлечения специалистов будет достаточно.

Дарья Билык
младший юрист Юридическая компания BIRCH LEGAL
«

По словам Дарьи Билык, позиция Верховного суда не нова для практики, поскольку еще в 2022 году Конституционный суд (Постановление Конституционного суда от 01.02.2022 № 4-П), оценивая положения статьи 134 закона о банкротстве, констатировал неконституционность абзаца второго пункта 1.

«Описанный вывод касается той части, где имеет место неопределенность правовой нормы относительно критериев доказывания наличия обстоятельств способных повлечь наступление катастрофы. При этом сам Конституционный Суд предложил несколько критериев для устранения неопределенности: (1) реальность угрозы наступления перечисленных в норме неблагоприятных последствий; (2) действительная направленность осуществляемых кредитором и подлежащих оплате действий, в частности по энергоснабжению должника, на недопущение этих последствий», – пояснила она.

Адвокат адвокатского бюро «БВМП» города Москвы Ярослав Земсков отметил, что ВС в комментируемом определении рассмотрел действительно серьезный и актуальный вопрос правоприменения. 

На практике дела о банкротстве, рассматриваемые с участием гарантирующих поставщиков энергоресурсов, не являются редкостью. Особенностью такого рода обособленных споров в делах о банкротстве является то, что такие поставщики на законодательном уровне ограничены в принятии решений о прекращении или снижении объемов поставки энергоресурсов предприятию – должнику, в силу характера и специфики функционирования объектов энергосистемы и социальной направленности самой деятельности по ресурсоснабжению, что ставит таких поставщиков в экономически более уязвимое положение. Со временем необходимость учета всех значимых обстоятельств в такого рода спорах стала настолько очевидна, что в ситуацию вынужден был вмешаться Конституционный суд РФ.

Ярослав Земсков
Адвокат Адвокатское бюро «БВМП»
«

По словам Ярослава Земскова, в рассматриваемом случае речь также шла о снабжении тепловой энергией должником целого жилого района населенного пункта, посредством котельных, являющихся опасными производственными объектами; ограничение подачи электроэнергии способно привести к техногенной катастрофе на производственных объектах и снижению качества жизни неопределенного круга лиц – потребителей энергоресурсов, вплоть до непосредственной угрозы их жизни и здоровью.

«Таким образом, Верховный суд РФ сделал выводы в развитие позиции, ранее высказанной Конституционным судом РФ, и эта позиция, несомненно, является верной. Рассматривая заново данный обособленный спор, суду надлежит предложить заявителю представить доказательства возможности наступления вышеуказанных негативных последствий при отсутствии внеочередного удовлетворения требований об оплате поставляемой электроэнергии, и на их основе разрешить спор. Высказанная ВС правовая позиция, полагаю, должна учитываться и далее судами при разрешении подобных споров. Следует отметить, что вскоре, а именно с 24 августа 2023, абзац 2 пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве утрачивает силу, поскольку ФЗ от 24 июля 2023 № 344-ФЗ пункт 1 данной статьи дополняется пунктами 1.1 – 1.4, которыми детально урегулируются особенности, связанные с удовлетворением требований, в том числе, подобных кредиторов во внеочередном порядке», – отметил он.

Юрист коллегии адвокатов «Смоленка, 33» Саак Саакян считает, что позиция ВС положительно скажется на судебной практике.

В случае с должником-поставщиком населению горячей воды платежи за электроэнергию являются одновременно и расходами, необходимыми для производства и реализации продукции, и расходами, необходимыми для предотвращения техногенной катастрофы, которая неизбежна в случае перебоев в горячем водоснабжении населения, особенно в зимнее время. Несмотря на уже имеющуюся по этому вопросу позицию Конституционного суда, указавшего, что неустранимые сомнения по вопросу наличия обстоятельств, свидетельствующих о возможности техногенных катастроф, применительно к опасным производственным объектам должны толковаться в пользу наличия таких обстоятельств, суды единогласно указали на отсутствие оснований, допускающих исключение. Поскольку нижестоящие суды вообще не ссылались на Постановление Конституционного суда с соответствующей позицией, представляется, что и оценка каким-либо сомнениям в квалификации таких платежей не давалась. Впрочем, судя по рассуждениям судов, какие-либо сомнения в части возможности возникновения техногенной катастрофы и не возникали — суды подошли достаточно формально к разрешению вопроса, применив разъяснения ВАС и ВС, в действительности не соотносящиеся с предметом спора.

Саак Саакян
юрист Коллегия адвокатов «Смоленка 33»
«

По мнению Саака Саакяна, позиция ВС привнесет некоторую ясность и определенность в норму закона о банкротстве, позволяющую отступать от общей очередности платежей, вновь на конкретном примере продемонстрировав применение разъяснений КС.

«Однако во избежание фривольного толкования данной позиции стоит допускать исключения в очередности платежей лишь для тех кредиторов, которые не вправе отказаться от поставки должнику товаров, к числу таковых могут быть отнесены гарантирующие поставщики», – пояснил он.

Управляющий партнер «Медко Групп» Виталий Медко отметил, что ВС проделал огромную работу в комментируемом определении в части определения возможности для энергетических предприятий просить суд изменить порядок текущей очередности при удовлетворении требований кредиторов должника.

Фактически, ранее сложилось положение, что электроэнергетики в случае банкротства социально значимого предприятия вынуждены были продолжать поставку электрической энергии, при этом не получая никакую оплату ее стоимости. Комплекс норм в законодательстве об электроэнергетике, на которые ссылались суд апелляционной и кассационной инстанции, предусматривающие обязанность гарантирующего поставщика осуществлять поставку электроэнергии и невозможность самостоятельно ограничить поставку - не является панацей и явно противоречит экономическому существу отношений. В данном случае ВС РФ фактически указал судам на необходимость исследовать доказательства заявителя о наличии оснований для изменений порядка удовлетворения текущей очередности. Убежден, что данное определение можно охарактеризовать как правовой прорыв и, в любом случае, оно приведет к отрегулированности баланса интересов сторон.

Виталий Медко
юрист, управляющий партнер Юридическая фирма Medko Group
«

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова отметила, что ВС подробно разъяснил вопросы, связанные с изменением очередности текущих платежей в связи с необходимостью финансировать расходы на проведение должником мероприятий по недопущению возникновения техногенных или экологических катастроф либо гибели людей, вызванных прекращением деятельности организации должника или ее структурных подразделений (абзац второй пункта 1 статьи 134 закона о банкротстве).

Прекращение или снижение объема ниже минимально необходимого для безопасного состояния опасного производственного объекта поставки энергоресурсов по договору, ранее заключенному в рамках обычной хозяйственной деятельности должника, которое в свою очередь повлечет прекращение или существенное снижение поставок населению и иным потребителям коммунального ресурса, может являться причиной тяжелых социальных последствий в отдельном населенном пункте и служить основанием для изменения очередности текущих платежей в пользу оплаты должником необходимого энергоресурса. При этом, не имеет значения, что кредитор-поставщик энергоресурса в силу закона обязан осуществлять поставки такого ресурса независимо от фактической оплаты и не может прекратить такие поставки при неоплате.

Юлия Иванова
учредитель, управляющий партнер Юридическая компания «ЮКО»
«

По словам Юлии Ивановой, в определении ВС также раскрыт характер обстоятельств, свидетельствующих о наличии оснований для изменения очередности текущих платежей, и вопросы доказывания наличия таких обстоятельств.

«Обстоятельства, дающие основание изменения очередности платежей, могут представлять собой не только уже имеющие место экстраординарные и очевидные факторы, требующие специального реагирования, но и процесс накопления критической массы угроз в самих опасных производственных объектах или результат изменения воздействия на них внешней среды из-за прекращения их текущего обслуживания в целом или даже отдельных их элементов. При этом, основания изменения очередности платежей имеют место не только в случае необходимости устранения уже имеющихся негативных факторов, но и финансирования превентивных мер, минимизирующих саму вероятность наступления тяжких последствий. Тем самым, само по себе наличие обоснованных оснований полагать, что имеет место реальная угроза возникновения неблагоприятных обстоятельств, которые могут повлечь негативные последствия, уже является достаточным основанием для изменения очередности текущих платежей», – отметила она.

Также Юлия Иванова обратила внимание на то, что ВС указал на особенность доказывания оснований для изменения очередности текущих платежей.

«Все неустранимые сомнения по вопросу о наличии или отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о реальной угрозе возникновения техногенных и (или) экологических катастроф либо гибели людей вследствие прекращения поставок данных энергоресурсов (либо ограничения поставок ниже уровня, минимально необходимого для безопасного состояния соответствующего объекта), применительно к опасным производственным объектам должны толковаться в пользу их наличия. Иными словами, если конкурсный управляющий или иное заинтересованное лицо подтвердили потенциальную возможность наступления обстоятельств, влекущих возможность наступления таких негативных последствий, то обязанность доказывания отсутствия таких обстоятельств и угроз переходит на другую сторону. В данном случае Верховный Суд РФ сделал исключение из общего правила доказывания «отрицательный факт не доказывается лицом, которое на него ссылается, а возлагает на другую сторону обязанность доказать наличие опровергающего его положительного факта», – подытожила она.

Арбитражный управляющий, адвокат INSIGHT ADVOCATES Елизавета Порамонова отметила, что в настоящее время Верховный суд вынес ряд ключевых судебных актов, содержащих в себе разъяснения порядка отнесения тех или иных текущих платежей к очереди, предусматривающей приобретение погашение таких требований.

Комментируемое определение ВС относится к их числу. При рассмотрении данного спора рассматривался вопрос о возможности погашения платежей по оплате электроэнергии преимущественно перед иными кредиторами во внеочередном порядке по правилам п.1 ст. 134 закона о банкротстве. Необходимо также отметить, что комментируемый судебный акт в очередной раз указывает на необходимость рассмотрения экономических споров через призму социальной направленности, а именно: необходимо учитывать не только интересы участников спора, но и граждан, чьи права на жизнь, здоровье, экологическое благополучие и благоприятную среду подлежат защите со стороны государства и общества. Выводы, изложенные в данном определении, несомненно со временем станут практикообразующими, поскольку они устраняют неопределенность относительно предмета доказывания при рассмотрении споров о возможности приоритетного погашения эксплуатационных платежей, разъясняя положения п. 1 ст. 134 закона о банкротстве.

Елизавета Порамонова
управляющий партнер Адвокатское бюро INSIGHT ADVOCATES
«